Бондари

1492, 4 февраля, Львов

Львовские консулы утверждают устав для львовского цеха бондарей.

Во имя Господа аминь. Чтобы ошибка забвения не встречалась гуще событий на вред потомкам, а приговоры и декреты с течением времени не выпали из памяти, для этого ум опытных должна укреплять ее (память) письменами для грядущих, чтобы точно ведомость передать и увековечить.

Поэтому мы, члены избирательной мещанами совета магистратуры (консулы) Львова - Петр Линднер, Мартин Васерброт Бартоломей Ганель, Петр Тычка, Николай Арнест, Бернард Микула, Мартин Мужило, Георгий Вайнер, Иоганн Коснер, Матий Войнер, Николай Гайзлер, Михаэль Гаснер, правящие,сообщаем содержанием данной (грамоты) всем, кому нужно, настоящим и будущим, кто будет это читать.

Что из других наших забот опека над ремеслами требует соблюдения справедливости и ее нужды, для этого (нужно) больше заботиться и наши намерения открыть, чтобы богатство и удобства города увеличивались, поручаем (такое), принимая во внимание, что наше (городское) сообщество много может дать цехам и братствам, что есть известно во многих королевствах. 

В тех уставах и правилах цехов заслуга и честь людей, строгость и достойное послушание дают плоды, что городу могут служить, и чтобы это сохранить и лучше управлять, желая, чтобы (город) был более населенным, давал больше военных припасов, стал более обороноспособным, чтобы своими людьми, жителями, могло отражать нападения и набеги и радоваться мирным спокойствием безопасности. Таким образом с ними посоветовались, чтобы создать лучшие условия, несмотря на то, что наши разрозненные ремесленники находятся без цеха, что постепенно вызывает многочисленные ошибки, различия, горести и трудности, и это случается часто. Поэтому желая, чтобы братство бондарей, которое давно действует и находится (в городе), было вышколенным, и в конце концов так, чтобы халатность тех бондарей или пренебрежения наших предшественников в течение долгого времени продолжалось.

Львов экскурсии

Тем более, что братство бондарей имеет отношение к недавнему опечатыванию, которое им доверено было, когда знаком города в форме льва запечатывают бочки с рыбой и напитками. А это принято вернее, точнее, безопаснее и усерднее обеспечивать, следовательно, похоже на то, чтобы были стабильными упомянутый порядок братства и привычные присяги, состоящие в этом. И чтобы в одном братстве опека лучше была соединена, затем, чтобы честь опережала вознаграждение, справедливость и правильность почиталась, а они (бондари) уставов внимательно придерживались. Эти упорядоченные уставы по их специальным желанию и согласию всех даем, добавляем, предоставляем и содержанию данной (грамоты) подаем с таким содержанием, как дальше.

[1] Прежде всего, для надлежащего управления и управления тем братством устанавливаем, чтобы согласно способу других братств было выбрано двух старших по цеху: один - нами, второй - ими (братством), и по принятому обычаю должны быть подтверждены на ратуше. Должны принять присягу, что будут верными и послушными Польскому королевству и королеве, которые в то время будут, а также нам и этому городу, что они (старшие по гильдии - цехмистры) будут созвать братство и всех братьев раз в четыре недели на сборы.

Все они (мастера) должны за меткой братства, которую вышлет выбранный нами старший по цеху, безотказно прийти на обед, а кто (сразу) не придет, и после этого (объявление позже) придет в братство, должен быть наказан одной гривной, наказание без промедления свершат там же (в цехе). Кто будет дома и (будет) здоровым, а пренебрежет прийти в братство, сколько осмелится так поступить, столько раз (оплатит) наказание в 12 гривен. Когда же соберутся в различных полезных делах того братства, обязаны без ущерба (городского) сообщества важно и спокойно обсуждать без каких-либо споров.

А кто провинится на таком заседании, (тот) должен уплатить штраф в 12 гривен. Если кто-то кого-то обесславит или обидит, то те старшие по цеху и мастера в таком случае, такой произвол успокоивши, (могут) вполне и полностью запретить ремесло виновнику, укоряя его, наказать, согласно поступка - приостановить, совершить и восстановить его очищение. Подобно в случае насилия с помощью рук, что среди мастеров случается и которую они должны сдерживать. А когда это произойдет, то должны сообщить нам или нашему бурмистру, что в то время будет, и он вынужден и обязан, сколько будет необходимость обратиться, сдерживать упомянутых (мастеров).

[2] Далее, даем, предоставляем и позволяем названному братству, чтобы согласно обычаю, который в других цехах всегда был и до сих пор соблюдается, никто в ущерб тому ремеслу не решался в этот город (привозить) никаких инструментов и изделий и не оказывал в таких случаях никаких трудностей. Так хотим и решаем, устанавливая, чтобы никто не решался против и в ущерб упомянутому братству привозить любые ремесленные принадлежности и изделия для продажи, делать вещи, принадлежащие к этому ремеслу, если не является членом цеха.

Ему (братству) даем полное право с нашего или нашего бурмистра сведения и с его помощью нарушителей арестовывать, задерживать и содержать, как обычно делают другие братства.

[3] Далее, когда случится, что кто-то из других городов к нам придет, что уже в их ремесле выученный или на место у какого-то мастера стал, просят старейшины и мастера того цеха, согласно своему принятому обычаю, таких принять в подмастерья и, как принято, предоставить прозвища и работу им предоставить и требовать (послушания) и делать все, что к этому относится;

устанавливаем все права любого, кто хочет стать мастером в этом деле, - пусть покажет свое мастерство, сделает и выполнит привычные и принятые испытания в этом деле, а именно: большую бочку для пивоварни, готовую бочку для сделанного меда, бочку для бани, которую называют ванной, и еще одну, а именно "Garhsthaw", согласно способу и обычаю своего ремесла, которого придерживаются в таких случаях. Когда мастерство увидено и признано его как такого, что может быть мастером, тогда он упомянутое братство должен удовлетворить. Упомянутый новый мастер должен накрыть для других мастеров стол.

После чего обязан 20 гривен. дать, уплатив в копилку для общей пользы цеха, и 4 гривны мастерам, тогда присутствующим, за их доброжелательность. Это независимо от того, что, учитывая принятие магистерии и подтверждения, прежде каждый новый мастер вынужден и обязан оплатить и положить в казну 0,5 копы денег так, как подобного и в других ремеслах соблюдаются.

[4] Далее, если же кто родится в этом городе и в нашей юрисдикции в семье мастеров упомянутого ремесла, не должен и не обязан выполнять и представлять мастерские пробы. Он должен (только) накрыть стол и положить деньги в их казну.

[5] Далее, названные мастера за упомянутые деньги братства должны отправить большую торжественную Литургию в кафедральном или приходском костеле в честь и славу Божию три заупокойные литургии и по умершим вместе с торжествами, как это принято делать в других братствах. На тех торжествах каждый должен присутствовать под страхом наказания в Одну гривну. Дальше, кто дома будет и не придет на похороны против обычая либо не будет на заупокойной мессе или реквиеме, подвергается наказанию: обычный мастер — Одна гривка, а старший подмастерье - Две гривны.

[6] Далее, если кто-то из мастеров принял ученика для обучения ремесла, то этот ученик должен за испытания ремесла в течение двух недель дать и оплатить мастерам в казну цеха для общего пользования 12 гривен. с денег упомянутого ученика.

[7] Далее, хотим, чтобы они (бондари) прочно придерживались того, что если кто-то из людей деревянную доску или другой материал, необходимый для этого ремесла, привезет на торг, тогда должен каждый (мастер) деньги сложить, так чтобы вместе купить все привезенное и купленное где-то у человека, для их потребности привезшего (товар). Кто из мастеров по-другому поступит, подлежит наказанию в 12 гривен.

[8] Далее, устанавливаем, что если кто-то из подмастерьев тайно, без всякого законного основания и разрешения мастера не захочет работать и устроит себе дополнительные праздничные дни или повлечет между другими подмастерьями ссоры и драки, или что-то подобное сделает, могут упомянутые старшие по цеху и мастера его наказывать и ругать, согласно содеянного, однако с согласия и воли нашего бургомистра.

[9] Дальше, по желанию упомянутых мастеров, так установили, что упомянутые старшие по цеху в течение четырех недель осмотрели и увидели изделия каждого из мастеров, чтобы они хорошо и должным образом исполняли работу, чтобы мещане-соседи из-за их плохой работы не имели убытков и чтобы они (мастера) не решались под присягой бочки для рыбы и напитков уменьшать или также увеличивать, а делали их по одной степени - в соответствии с древней и многолетней мерой и способом, и не ставили знак льва, пока не будет безупречной бонда надлежащей степени.

[10] Далее, когда кто-то из мастеров пошлет за подмастерьем в другой город для своей потребности, то чтобы не возникало споров и ссор между другими подмастерьями или чего-то (подобного), этот подмастерье, по его требованию, должен пойти не в дом подмастерьев, но прямо к дому проживания мастера. [11] Далее, если подмастерье другим способом прибыл и о себе сообщил другом подмастерью или подмастерьям, тогда, у кого из мастеров первого задержится, должен работать две недели вторым номером. Когда пройдет две недели, упомянутый подмастерье иметь свободный выбор работать, если захочет у того или иного мастера, как ему лучше и удобнее кажется.

[12] Далее, чтобы ни один подмастерье во время летний ярмарки, которая длится две недели, и после ярмарки также две недели не решался от своего мастера идти или от него убежать, если же упомянутое совершит, должен путешествовать и в течение четверти года вернуться и извиниться у упомянутого брата или сестры, с которыми поступил нечестно и не по обычаям ремесла, и не должен (мастер) с ним работать или позволить выполнять работу, пока себя не очистит от вины упомянутым способом. [13] Далее, чтобы ни одного из мастеров не принимали к ремеслу, пока наше городское право не примет на ратуше с составлением по обычаю присяги, не предоставит писем свидетельства о его законном рождения и честное обращение с места, где родился, и как упомянутый вел себя на родине.

[14] Далее, когда кто-то из мастеров упомянутого ремесла (будет работать) для мещанина или для любого из людей и тот мещанин или муж не захотел бы заплатить тому мастеру за незавершенную работу и хотел бы взять другого мастера или инструменты где-нибудь, тогда ни один из упомянутых мастеров не должен работать, ни что-либо продавать, пока предыдущий мастер не получит причитающегося ему вознаграждения.

[15] Наконец, приходится (уточнить) по вышеупомянутому и высказанному, что если (раньше) каждый при принятии к мастерам предварительно 0,5 копы в копилку братства клал, то теперь устанавливаем, что делать это не надо - он должен оплатить и положить для общей пользы только 20 польских гривен. Далее решили и так сильно хотим, чтобы в будущем соблюдалось (всего сказанного), и пусть упомянутые старшие по цеху и мастера того цеха не решаются устанавливать никакие новые ординации и другие новые правила, за этими описанными, чтобы не обратилось во вред или к потери города или земли в целом, что специально в их ежегодных клятвах защищены, чтобы с тем, что ими будет принято и решено, и в других их нуждах к нам по праву обращались. Деялось во Львове в субботу после праздника Благовещения Девы Марии, года Божьего 1492.

 

1494, 30 мая, Краков Ян Ольбрахт подтверждает устав для львовского цеха бондарей, принятый львовскими консулами 4 февраля 1492

Во имя Господа аминь. Для вечной памяти дела. Издавна придерживаются обычая, чтоб деяния короля имели мощь вечной силы, (они) откладываются в памяти через увековечения письмом грамот и подвешивания аутентичных печатей. Поэтому мы, Ян Ольбрахт, Божьей милостью (титулатура). Сообщаем содержанием данной (грамоты) всем, кому нужно, современникам и грядущим, кто будет это читать. Что славные львовские бургомистр и консулы, верные нам милые, выразили просьбу, чтобы мы считали (за достойное) подтвердить установленное ими во Львове братство бондарей, а также предоставленные привилегии. Этой привилегии содержание дословно (такое).

Далее приводится грамота львовских чиновников с уставом львовского цеха бондарей от 4 февраля 1492 (см. док. № 5).

Прочитав ординацию упомянутого братства, для лучшего порядка упомянутого ремесла и выполнения работы в этом цехе бондарей внесена привилегия нашей королевской властью сочли (за достойное) одобрить во всех выше написанное пунктах, статьях и одобряем навсегда, давая старшим по цеху упомянутого братства, что есть сейчас, все права, как и в других наших городах, чтобы они, как им представляется, (принимали) всех и каждого в это братство, кто хочет зарабатывать упомянутым ремеслом, контролируя любые поступки тех, которые будут внутри цеха, увеличивая (право) их старшин в наказании (нарушителей) и в лучшем досмотре в братстве, во всем и во всех (делах) управления; похвальные порядок и обычай, как равно и в других братствах в наших городах, сохраняется и соблюдается, храня навеки наши права. Для подтверждения данной (грамоты) наша печать является подвешена. Дано в Кракове в ближайшую пятницу после праздника Самого дорогого Тела Христа, года Божьего 1494, а нашего господства 2 года, при присутствии (список свидетелей). Даны через руки превелебного Креслава из Курозванков, канцлера нашего королевства, искренне нами милого.

Свидетельство упомянутого превелебного Креслава с Курозванков, канцлера Польского королевства.

 

1566, 24 июля, Люблин

Сигизмунд Август дает право львовскому цеху бондарей вызволять подмастерьев и учеников из других соседних городов.

Сигизмунд Август и т.д. Сообщаем и т. д. Что братству бондарей нашего города Львова предоставлено милостью и добротой государя короля Яна Ольбрахта такая прерогатива - для того, чтобы этот город стал еще более заселенным и увеличивался численно, - чтобы обученные ученики, что в подмастерья их ремесла должны определяться в других городах и городках наших земель Подолья и Покутья, прежде были представлены старшинам и всему братству львовских бондарей, они (ученики), приобретя опытности в ремесле, которую должны проявить, одновременно узнав, что они готовы и способны к ремеслу в будущем, не только пусть переведут их в подмастерья, но также дадут прозвища, по обычаю подмастерьев других ремесленников.

И это по той причине, что право осмотра львовских бочек, в которых львовские сельди продаются и которые знаком льва обозначаемы (которых) мера и величина давно установлена, остается только за львовскими бондарями. И эту прерогативу они имели, как утверждают, прежде всегда.

Однако бондари некоторых городов в русских землях выпросили грамоты привилегий вроде предоставленных грамот львовских бондарей с разрешением освобождения тех учеников, которые у них учились ремеслу, а также присвоили себе (право) предоставления им прозвищ.

Поэтому мы хотим, в дальнейшем заботясь о пользе братства бондарей нашего Львова, такую прерогативу тому братству предоставить, чтобы бондари всех городов и городков наших земель Подолья и Покутья вне города Львова, а именно Буска, Рогатина, Галича, Коломыи, Каменца и всех других городов и городков Подолья и Покутья, названия которых хотим отметить как высказанные должны посылать наученных ими учеников к старшинам и братству львовских мастеров-бондарей; и они, выявив их опытность в бондарском ремесле, посвятят их в подмастерья, а также дадут им прозвища. И чтобы в дальнейшем бондарские мастера вышеупомянутых городов и городков на Подолье Покутье наученных учеников не могли посылать ни в один город или городок, кроме Львова, для повышения в подмастерья или предоставление им прозвищ, а также, чтобы те подмастерья для получения себе прозвищ в другой город или города не могли ехать, кроме Львова, потому что если, избегая львовских мастеров-бондарей, в другой город поедут, данное прозвище будет недействительным и не будет иметь никакой силы.

Если же какие-то грамоты будут выданы вопреки всему вышесказанному, через забвение или по какой-либо другой причине, хотим, чтобы следующее наше сказанное ни в коем случае не могло отменить это наше вышесказанное на вечные времена. Для (заверения) дела и т. д. дано в Люблине на всеобщем сейме королевства перед ближайшим праздником Святого Якова апостола, года Божьего, как выше (1566, а нашего господства - 37 года). Показания, как выше, (Валентина Дембенського, канцлера).

 

1601, 3 июля, Львов

Старшие львовского бондарные цеха, по просьбе городских бондарей, предоставляют статьи своего устава, регистрируя их в львовских судебно-административной книге

Мы, Ян Станиславский и Мартин Мановский, цехмистры, со всеми старшими братьями бондарского ремесла славного города Львова, признаем и сообщаем той нашей грамотой.

Что мы, по просьбе уважаемых мастеров бочкового и токарного ремесла, городских мещан, и на письменный запрос, от господ городского магистрата Львова, чтобы мы предоставили тем городским мастерам свои порядки славного города в русских и подольских краях, согласно которым они могли бы вести себя в тех своих городских цехах, с согласия их милости господ львовских чиновников, как нашего главного правительства, такие статьи, которые издавна в нашем львовском цехе соблюдаются, им взаймы и подаем.

Первая статья. Прежде всего для доброго порядка и дела того бондарского цеха такого придерживаются, в соответствии с обычаями других цехов выбравши двух старшин в цехе, представляем во время выборов господам магистрам, а затем господа советники одного старшего устанавливают на свое место, а второй (устанавливается) братией.

Они оба, по принятому обычаю, составляют телесную присягу Польской короне и его милости королю, который к тому времени будет, городскому совету и этому городу, что будут верными и послушными и (будут совершать) другие дела, описанные в той присяге.

Вторая статья. Далее, чтобы упомянутые мастера из общих братских денег удерживали священника, который бы правил два богослужения каждую неделю, одну –за живых, вторую - за умерших. И каждый (брат) должен быть лично на таких богослужениях и с челядью под наказанием одной гривной. Третья статья. Если мастер был дома, не пошел с мастерами на похороны умершего или не был на панихиде, или на "реквиеме", тогда обычный мастер должен быть наказан 0,5 гривны, а старший мастер — Одну гривну, а подмастерье - 0,5 гривны.

Четвертая статья. Далее, заимствуем (обычай) господам старшинам бондарного ремесла (в Городке), чтобы в течение четырех недель обходить цех с челядью, под присмотром мастеров. Пропустившие наказываются по 0,5 гривен, а в выходные - по одной гривны, подмастерья - по 0,5 гривны. Для лучшего порядка, если бы кто-то из подмастерьев хотел просить о вступлении (в цехе) и (делать) штуки, то не может этого делать, только как в выходные.

Если нехорошо выполнил штуки (экзамен), тогда должен странствовать год и шесть недель. А кто бы пришел после, тот должен быть наказан господами (консулами) Шестью гривнами. и мастерской — одной гривной.

Если какой-нибудь подмастерье пространствовал в Городок, и хотел просить выполнить штуки, то должен отработать год и шесть недель, а затем порядочно просить (о вступлении). Те четыре штуки есть: дубовый сосуд для пивоварни на пять локтей, дубовая ванна с ясеневыми обручами, сосновая емкость с четырьмя ясеневыми обручами, медовая формовая бонда с четырьмя зарубками в емкости. Такую работу должен выполнить за две недели.

Пятая статья. Эти собранные деньги, а также если были доходы с имуществ, должны оборачивать в честь и хвалу Всемогущего Господа Бога, на восковые свечи, которые должны гореть и в воскресенье и на каждый праздник. Такая обязанность должна младшему брату (поручена). И когда какой-то брат умрет, тогда с теми свечами следует похоронить, а также и подмастерья.

Шестая статья. Когда вместе сойдутся, должны цеховые дела важно и тихо проводить без ущерба для общества и без ссор и потасовок. А если бы брат, будучи здоровым дома, презрел прийти в цех, и не сообщила бы об этом, то сколько (раз) это сделает, столько же должен быть наказанным на 6 гривен. Также, кто бы позорил цех и вспомнил что-то плохое, должен быть наказан одной гривной.

Седьмая статья. А если бы один брат другого посрамил и нарушил совещание или внезапно бросился (на него), то даем такую власть господам цехмистрам с братьями, опросив стороны, наказывать нарушителей, согласно поступку. Получив от нас, советников, или господина бурмистра слугу, обязан (цехмистр) виновника наказать и к послушанию привести, насколько будет нужда.

А если (нарушитель) будет апеллировать к господам советникам, нельзя ему этого запрещать. Восьмая статья. Далее, такой (подмастерье), который здесь, на месте, и с нашего ведома, родился от мастеров того ремесла, тот не будет обязан к изготовлению и показу мастерских штук (эксзаминов), только должен подготовить обед и положить в ящик 5 злотых грошей для общей пользы и вступительных 0,5 гривны.

Девятая статья. Тем прибывшим, которые просили бы о штуках, прежде должны напомнить о письмах об обучении и (законного) рождения, и чтобы не был повсеместно требованный. Если бы такие между вами были, тогда должны посылать за письмами. Если узнаете о подмастерьях, нужных львовскому цеху, тогда должны их не терпеть между собой, а отправить их, самое позднее через две недели.

И к тому такую предостережение даем, что если случился какой-нибудь подмастерье русин, то чтобы его работу не "брать".

Десятая статья. К тому же, если случились какие-то трудности в расследовании какого-то поступка, а в том поступке обвинялась бы сторона, и она апеллировала бы к львовскому цеху бондарей, то не должны (мастера) запрещать отсылке письма с апелляцией.

Одиннадцатая статья. Если мастер захотел принять парня-ученика для обучения ремеслам, тогда такой ученик должен пробыть на испытании бондарного ремесла две недели. А как эти две недели пройдут, такой ученик обязан положить в братство мастерам для совместного пользования 12 гривен собственных денег.

Кроме того, такой древний обычай должен храниться, что по вашему собственному условию те ученики к нам должны отсылаться для (получения) прозвищ, относительно чего у нас есть привилегии в двух воеводствах - Русском и Подольском. А если бы такой ученик нами презрел и во Львов для (предоставления) прозвища не пришел, то такому прозвища не дадут при том условии ваших милостей. К тому же, чтобы ни одного схизматика не учили, и пришельцев брали на год или на два, как договорятся с мастером, если же на три года, тогда мастер имеет право дать ему одну гривну и одежду. Двенадцатая статья. Также хотим, чтобы такого крепко придерживались: не делали наши меры пивных, рыбных бочек и полубочек и не совершали никаких привозов (товаров) на вред нашему львовскому цеху. Тринадцатая статья. Даем им такую силу, что того старшину годится за хорошую работу похвалить и поблагодарить его, а за плохую работу - позорить. Такой мастер, когда себе приготовит на штуки дерево, должен (просить) господина цехмистера обойти цех, чтобы (мастера) осмотрели деревянные штуки, а особенно — кадни ясеневые обручи, и при этом обязан приготовить им достойный завтрак. Четырнадцатая статья. Относительно всякого дерева, которое привозят на торг, то о нем следует торговаться за совместным участием всего цеха и его между ними (мастерами) разделить, а за такое дерево господину цехмистр (мастера) должны отдать полную плату.

Пятнадцатая статья. Кто бы из мастеров выносил цеховые дела и тайны за порог, такого надо наказать камнем воска. Камень воска означает (...) злотых.

Шестнадцатая статья. Если так случится, что мещанин, заказывая работу у мастера, задолжал ему, а потом пошел к другому, тогда тот другой бондарь, когда тот мастер расскажет о неоплаченной работе, не должен начинать работу для того мещанина, пока не будет уплачена полностью плата первом мастеру. Семнадцатая статья. Если бы какой-нибудь мастер или подмастерье проиграл с себя одежду или что-то из своего имущества, то такой каждый, если его поймают, должен быть наказан камнем воска. Восемнадцатая статья. Если бы случилось, что подмастерье не по обычаю отошел от мастера, тогда даем им такую силу, чтобы такого подмастерья вписали в свой реестр и показали его подмастерьям, а когда придет к делу этот подмастерье, должны от него за такое взять 8 гривен, а за поступок наказать отдельно.

Девятнадцатая статья. Чтобы не было на вред бондарному цеху ни одного привоза всевозможных изделий, особенно кадних ясеневых обручей. Чтобы ни один из горожан не решался (их) покупать, под потерей всего (товара).

Те все вышеупомянутые условия уважаемые Себастьян Пшесполовський и Ян Поцеховський, бондари, а также Лаврентий Лигунец, токарь, как посланники и предъявители письма от Городского правительства, от нас благодарно приняли и обещали в соответствии с ними действовать. К этой (грамоты) для большего доверия и удостоверения прижали печать нашего цеха. Дано во Львове в ближайшую среду после Благовещения Девы Марии, года Божьего 1601.