Львовское барокко

Во второй половине XVII века крупномасштабного строительства почти не велось. К немногочисленным исключениям принадлежит каменная монастырская церковь святого Иоанна Богослова (1679). До конца века перестроили также старую Николаевскую церковь. В 1695 году Петр Бебер из Вроцлава достроил верхний ярус Успенской колокольни. Оригинальным образцом деревянного строительства является скромная Троицкая церковь в тогдашнем пригородном селе Сыхове (1683). Завершением костела кармелиток, и костела вместе с госпиталем бонифратров на средства короля Яна III Собеского ограничилось латинское церковное строительство. Малопродуктивным для него оказалось и начало нового века, отмеченное единичными скромными инвестициями, вроде пригородных костелов капуцинов (1708), святых Войцеха (1702), Антония (1718).

В церковном строительстве XVIII века центральным событием стало сооружение нового собора святого Юра. Епископ Афанасий Шептицкий, ставший в 1729 киевским митрополитом, занялся его восстановлением. Однако в 1744 недавно прибывший во Львов Бернард Меретин (умерший в 1759) начал строительство нового храма, ставшего одним из символов города, воплощением актуального состояния Греко-католической церкви. Его формы и украшения ничем не связывались к историческим традициям, хотя в плане прочитываются крестообразная форма и троедельность. Однако, над ними доминирует удлиненный план главного нефа, подчеркнутый внешне низкой крышей одинаковой высоты, над которым возвышается мощный, с закругленными углами прямоугольный барабан, увенчанный низким куполом. Формы, расположенной на вершине холма святыни и близлежащих зданий, подчеркивают пирамидальность композиции и его доминирующую роль в ансамбле Святоюрского монастыря. Нет аналогов в украинской архитектуре акцентирования фасада скульптурной группой и двумя монументальными фигурами святителей. Собор стал единственной каменной церковной постройкой Львова XVIII столетия. Большинство храмов и впреть оставались деревянными, пока их не ликвидировали австрийские власти.

Латинское храмовое строительство середины века тоже не отмечалось активностью. Архитектор Бернард Меретин взял на себя важнейшие работы в городе и пригородных селах. Единственным масштабным сооружением стал костел монастыря доминиканцев военного инженера-проектанта Яна де Витте из Каменец-Подольского, в отличие от подчеркнуто декоративных форм Святоюрского собора, наделенного чертами классического происхождения. Костел построен на центральноевропейских образцах - венском костеле святого Карла Борромео (архитектора Йохана Бернарда Фишера фон Эрлаха) - овальный план, выделяется массивным куполом на широком барабане и величественным фасадом с мощными колоннами, скупо украшенным измельченными по сравнению с формами фасада скульптурами. Одиноким примером храма с двумя башнями на фасаде стал костел кармелитов обутых авторства Франциска Кульчицкого (1736-1780). К общей картине добавляются также монументальные монастыри пиаров и театинцев.

Светское строительство развивалось прежде всего в исторически сложившейся городской структуре. Перестроен ряд древних зданий в разных местах города: площадь Рынок, 3 и 17 (1766) и улица Армянская, 13. Выделяются, построеные на двух участках дворец Любомирских (архитектор Ян де Витте, площадь Рынок, 10) и дом коменданта Львова Фелициана Коритовского (архитектор Христофор Мурадович, площадь Рынок, 29). Со середины XVIII века сохранились резиденции вроде перестроенного в XIX-ХХ веков дворца доктора Франческо Арана (архитектор неизвестен, теперь Дом учителя) и дворца Бельских авторства французского архитектора Петра Рико де Тиррегай (теперь улица Галицкая, 10), греко-католических митрополитов при соборе святого Юра, авторства преемника Бернарда Меретина - Клеменса Фесингера. Многие резиденции и дальше были деревянными, как Радивилов, Яблоновских. Для брацлавского подчашего Самуэля Павловского такую построил Франц Кульчицкий. Резиденцию Радивилов перестроили в 1747 году: рядом с небольшим древним дворцом появился новый двухэтажный. Они, конечно, исчезли бесследно. Несмотря на несколько выдающихся сооружений, за XVIII век архитектура в целом развивалась скромно и, как вид искусства, потеряла позиции. Среда строителей-профессионалов не сложилась. К исключениям относится фигура рано умершего Франца Кульчицкого. Постоянно действовали лишь отдельные специалисты, прибывающие из других городов, некоторые из которых - как Пьетра Рико де Тиррегай и Ян де Витте - находились в городе лишь кратковременно.