Король Руси Юрий

Немало исследователей высказывали мнение, что столицей Галицко-Волынского княжества в последние десятилетия его существования был Владимир. Основой такой гипотезы послужили грамоты князей Льва и Андрея Юрьевичей и Юрия-Болеслава Тройденовича, выданные в этом городе. Прямое упоминание о столичном характере Владимира-Волынского есть в грамоте 1327, которой последний правитель государства Романовичей продолжил союз с Тевтонским Орденом.

Однако есть ряд убедительных источников свидетельствующих в пользу столичного статуса Львова. Особенно важная информация находится в анонимном испанском источнике «Книга знаний о всех королевствах, земли и владения в мире», соответствующий фрагмент которого написан в 1302-1306. Автор назвал Государство Романовичей Львовским королевством, при чем среди пяти самых больших городов поставил на первое место Львов. Львов как столица выступает не только в «Книге знаний», но и назван так также на портулане Анджелино Дульсерта 1339. Именно со Львова Казимир III в 1340 вывез королевские знаки власти – две короны, мантию и трон, изготовлен из драгоценных металлов и камней. Грамота Юрия-Болеслава Тройденовича 1334 посвящена пролонгацию союза с Тевтонским Орденом, была издана во Львове.

Решая вопрос о столице Государства Романовичей стоит прежде всего учесть, что во время правления наследника Льва Даниловича – короля Юрия Львовича (1301-1308), государство, по свидетельству надписи на его печати, состояла из двух частей: Русского Королевства и Владимирского княжества. Итак, вероятно, Львов был столицей Русского Королевства Экскурсии Львов, а Владимир – Владимирского княжества, но главным городом всего государства Романовичей в 1290-1340 был таки Львов.

Столичный характер города подтверждают грамоты армянских католикосов 1364-1388. В кондаке католикоса Месропа I, который датируется 1364, Львов назван "самой благословенной матерью городов, которую хранит Бог". В кондаке католикоса Теодороса II 1388 речь идет о Львове как «самой благословенной столицей, которую охраняет Бог, славную мать городов (метрополию) христианских королей». Ярослав Дашкевич пришел к заключению, что в армянской церкви «территория Львовской епархии в 1388 охватывала, по сути, земли Галицко-Волынского государства времен монгольского вторжения. Консерватизм церковной административной системы известен, и поэтому отображение к концу XIII – первой половины XIV целиком возможна». По мнению историка «…армянские источники церковного происхождения поддерживают статус Львова как королевской столицы».

Во многих средневековых письменных памятниках можно встретить утверждение: Львов – это «столица Руси», «главный город Руси», «глава всея Руси» и т.д. Исследователи в основном считали такие суждения ошибочными или относили их только к Русскому воеводству. Однако есть источник, который разрешает изменить традиционный взгляд. В «Трактате о двух Сарматиях» Мацея Меховского (Краков, 1517) сказано: «В направлении к центру Руси лежит Львовская земля, в ней хорошо укрепленный город под таким же названием с двумя замками – верхним и нижним. Это столица Руси». Ниже подаются границы Руси, столицей которой является Львов: «Граничит Русь с юга Сарматскими горами, т.е. Карпатами, и речкой Тирасом, которую жители называют Днестром, с востока – Танаисом (Доном), Меотидой (Азовское Море) и Таврийским островом (Крым), с севера – Литвой, с запада - Польшей». В другом месте, при описании церковной администрации Руси указано, что Киев – это «бывшая столица Руси».

Во второй раз после первого письменного упоминания, Львов выступает на страницах Галицко-Волынской летописи при описании событий осенью 1259 Львов экскурсии. Тогда владимирский князь Василько Романович, Лев Данилович и холмский архиепископ Иоанн, которого вместо себя послал Данило, встретили монголо-татарское войско, которое возглавил эмир Бурундай, вблизи волынского города Шумска. Золотоордынский военачальник требовал от князей разрушить укрепления самых важных крепостей государства. Не имея достаточных сил, дабы победить ордынскую армию, князьям пришлось согласиться на эти требования. Лев разрушил укрепления Львова, Данилова и Стожка, а Василько – Кременца, Луцка и Владимира. Только гарнизон Холма во главе с воеводами Константином и Лукой Иванивичем отказались разбирать крепости города, а Бурундай не отважился на штурм. Как показали дальнейшие события, решения Льва принять ультиматум был правильным, поскольку дало возможность отложить вооруженный конфликт и тем самым собрать силы для защиты. Требование же Бурундая разрушить крепости Львова свидетельствует об их существенном оборонительном значении уже в первые года после строительства.

Зимой 1287-1288 великий хан Золотой Орды Телебуга, возвращаясь с похода на Польшу, стал под Львов, где пробыл две недели. Тех, кто пытался выйти из окруженного Львова, ордынцы убивали, брали в плен, или ограбив пускали голыми, чтоб они замерзали на лютом морозе. После отхода монголо-татар подсчитали: во владениях Льва погибло 12 500 населения.

Самого большого территориального расширения Государство Романовичей достигло во второй половине 1290 и в начале 14 века. Лев овладел Киевской и большей частью Северской земель. В результате таких внешнеполитических успехов сформировалось большое государство, самым большим городом которой к тому времени существовал - это был Львов. Итак, во времена княжения Льва город эволюционировал со столицы удела в столицу Государства Романовичей.

Исследователям не известно время смерти Льва Даниловича. Последний раз этот правитель упоминается в документах под 1299 годом. В историографии распространено мнение, что он умер в 1301. Хотя есть определенные основания для такой даты, но она остается гипотетической.

 

Львов – столичный город короля Юрия и его наследников.

Примерно в 1301 правителем Государства Романовичей стал Юрий Львович, который принял королевский титул, вероятно, вскоре после вступления на престол. Потребность в коронации возникла в связи с противостоянием с чешскими королями из династии Пшемыслидов, которые расширили свою власть в Венгрии и большей части Польши. Дабы уменьшить угрозу с той стороны, Романовичи поддерживали их политических противников: польского князя Владислава Локетка и претендента на венгерский трон Карла Роберта Анжуйского, за которого примерно в 1305 или 1306 выдали Марию, дочь Льва Юрьевича.

В упомянутой «Книге знаний» подано описание Государства Романовичей 1302-1306: «Оставив Польское королевство, я прибыл в королевство Львов (Leon), которое немцы называют Лемберг (Lemberg, Lunbrec), и в котором есть пять больших городов. Первый называется Львов (Leon), второе Киев (China), другое Владимир (Vasadino), еще Пинск (Tinez) и еще Север (Cever). Известно, что королевство Львов граничит со страной Романией и королевством Аллемания. Король того Львова имеет зеленый флаг с красным крестом».

Большим успехом короля Юрия являлось создание в 1303 отдельной галицкой метрополии. В 1299 митрополит Максим покинул Киев, возможно, из-за конфликта с Львом и переехал в Суздаль. Не имея возможности вернуть назад этого церковного иерарха, Романовичам пришлось приложить максимум усилий чтобы создать новую отдельную метрополию. В «Житии митрополита Петра» подчеркнуто, что волынская земля (так тогда часто называли Галицко-Волынское Государство) «тогда пребывала в чести и удаче.., всяким достатком богата и славой». Также и Ян Длугош утверждал, что во времена правления Юрия Львовича «Русь наслаждалась благами мира и большим богатством».

После смерти короля Юрия, случившаяся в 1308, Государство Романовичей возглавил князь Лев Юрьевич. Вскоре после его вступления на престол был написан географический трактат, известный науке как «Анонимное описание Восточной Европы», в котором, в частности, указано, что есть «огромная страна, называемая Русь…имеет во главе князя – самого великого среди мужей. Теперь там правит князь Лев, дочь которого взял Карл, король Венгрии». Для налаживания добрососедских отношений с Литвой Лев Юрьевич выдал свою среднюю дочь  (между 1315-1319) за сына Гедымина Любарта. Зимой 1319-1320 самая младшая дочь того князя Анастасия была выдана за тверского князя Александра Михайловича. Своего первенца супруги назвали в честь деда Львом.

Гербовая Печать Львова

В начале 1320 усиливается литовское давление на Государство Романовичей. Поэтому Андрей и Лев Юрьевичи продолжали отцовскую политику союза с рыцарями Тевтонского ордена, который в основном был направлен против Литвы.

После смерти обоих князей (прим 1322-1323) бояре добровольно («единогласно», по словам польского хрониста Янка из Чарнкова) приняли, примерно в 1324-1325, за князя и государя  Болеслава, сына мазовецкого князя Тройдена и Марии – дочери короля Юрия I, сестры Льва и Андрея Юрьевичей. Он крестившись в вере православной и принявши имя Юрий (для различения его от Юрия Львовича, историки называют его Юрием II), продолжал политику своего деда и дядей. Об этом свидетельствует написанное во Львове 11 февраля 1334 на латинском языке письмо Юрия II и его бояр – самый старый из сохраненных до наших дней документ, составленный во Львове. До войны он находился в фондах Прусского архива в Кенигсберге, а сейчас в государственном архиве прусского культурного наследия в Берлине.

В некоторых иностранных хрониках есть утверждение, что князь протежировал католикам, начал менять старые порядки, поддерживал иностранцев, в частности немцев и чехов, а также учинял разное насилие над людьми и вел аморальный способ жизни. Свидетельствование этих источников значительной мерой тенденциозны, поскольку они старались оправдать необходимость польской экспансии на галицко-волынские земли. Все же, в конце княжения Юрия-Болеслава Тройденовича государство охватил серьезный кризис. Князь настроил против себя какую-то группу бояр, возможно и часть горожан. Это привело к заговору и отравлению князя в городе Владимире в 1340.

...из Истории Львова. Том первый (1256-1772). Издательство Центр Европы. 2006