Экскурсия по еврейскому Львову даст Вам возможность ознакомиться с историей львовских евреев. Экскурсия продолжается четыре часа, но в зависимости от каждого человека, продолжительность и маршрут данной экскурсии можно изменить.

История львовских иудеев тянется еще со средины 13 века, то есть со времен основания города Львова. Однако не исключено, что заселяли они еще предыдущее, до-львовское поселение. Вообще-то самые древние ведомости о евреях Галицко-Волынской Руси известны с 11 века. В частности иудеи из Перемышля упоминаются годом 1085. Хотя согласно с иудейскими источниками, еще в 9 веке еврейские купцы доставляли целые караваны товаров с пиренейских стран в русские, то есть вероятно, в северную Галицию. Эти древние иудеи на в области украинских земель мигрировали из Западной Европы – евреи-талмудисты, и с Востока – евреи-библеисты (караимы), наследники хазаров, которые в 8 столетии принимают иудаизм. В княжеские времена они занимались торговлей, ремеслом и земледелием, а их жизнедеятельность регулировалась княжескими привилегиями. Сегодня говорить о культуре общин 11-13 веков тяжело, из-за того, что не сохранилось никаких письменных материалов.

Когда князь Лев перенес столицу из Галича во Львов, то возле руссов поселил в городе также армян, татар, сарацинов, караимов и иудеев. Княжий город раскинулся между западными склонами Замковой горы и руслом Полтви. Уже в том древнем Львове община иудеев была самой многочисленной на Руси. Это утверждает львовский хронист Бартоломей Зиморович, который под 1270 годом пишет, что во Львове среди «смышленых купцов, которые сбежались на Русь даже с заморских краев…были иудеи, которые продавали старье, посуду и меняли деньги…», отличая, что «плодовитое иудейское племя разрослось до нескончаемого». Согласно со средневековыми законами, евреи были собственностью князей и имели право жить в средместье. Во Львове самые древние иудеи также селились на территории средместья еще старорусского (территория историко-архитектурного заповедника). Как известно, в городах Галицко-Волынского Королевства наблюдались элементы пространственной локации на магдебургском праве, по образцу первого немецкого города Германии – Магдебурга. В некоторых немецких городах евреи жили даже на Рынке. Еврейский квартал княжьего Львова формировался соответственно с привилегиями и находился на замковых землях на правом берегу Полтви (теперешний проспект Чорновола), на юго-запад от Старого Рынка, прилегая к укреплениям княжьего детинца. Караимская и иудейская общины имели свое кладбище, находившийся на склонах холмов на левом берегу Полтви. Самым старым надгробием, который находился на том кладбище до его разрушения нацистами, была мацева 1348 на могиле мальчика по имени Яков.

Завоеванный Казимиром Великим Львов 1356 получает повторную привилегию о предоставлении магдебургского права. После пожара русского Львова около 1350 года в повторно локализированный Казимировский Львов, как пишет историк львовских евреев Маер Балабан, вместе с горожанами, многочисленными этническими меньшинствами перебрались богатые и влиятельные иудеи. Локационная привилегия Казимира является первым документальным свидетельством о пребывании евреев во Львове. Согласно с ним, они не были включены в городское право, а как подданные короля подчинялись воеводе или старосте. Иудеям, жившим в новом средместье, разрешалось придерживаться своих обычаев, однако любые криминальные дела решали по магдебургскму праву.

Урабанизационный процесс во Львове привел в формированию нового «города в крепостных стенах», превратив княжеский посад в старостинскую юридику, которую иногда называли королевским Краковским предместьем или Королевщиной. Еврейский квартал княжьего города стала частью предместья.

Тогдашние львовские иудеи вели оживленную торговлю с евреями городов Польского Короревства, а также других государств. Кроме того, они занимались ремеслом и лихвой, что записано в Городских актовых Книгах. Например, под 1404 годом упоминаются евреи Волчко с Дрогобыча и Шльома со Львова. Другие указанные в книгах иудеи, имена которых, звучат на русский лад: Детько, Лучко, Добко…, связанные, очевидно, с княжескими временами.

В 15-16 веках центр культурной и экономической жизни европейских евреев переместился из стран над Рейном на Восток – в Польшу и Литву. Именно тогда состоялось массовое расселение евреев на землях Западной Украины. Сюда мигрировали иудеи-ашкенази, которых выгнали из Германии, и началось преследование в Венгрии и Чехии, а также иудеи-сефарды с Пиренейского полуострова – Португалии и Испании отличавшихся культурой, традициями, способом жизни, более приближенных к условиям Испании времен Кордовского халифата. Много их поселилось в городах и предместьях Львова, Перемышля, Дрогобыча… Еврейская община Львова вместе с общинами Кракова, Познаня и Люблина считались самыми большими в Европе после Венеции. Ашкенази и сефарды как раз и определили характер и культуру иудеев Восточной Европы.

Характерной чертой средневекового Львова – «города в крепостях» были локальные (в границах кварталов) поселения национальных общин. Издревле городская еврейская община заселяла тесный квартал в углу между восточной и южной линиями оборонных крепостных стен, прилегая к ним своими строениями. Участки, тянувшиеся вдоль городских стен принадлежали к мало-престижным из-за того, что были самыми уязвимыми во время нападений на Львов. Сначала, в 14 веке еврейская община владела всего лишь несколькими домами, которые очевидно были деревянными. О гетто (от венецианского квартала Ghetto) в «городе среди крепостей» свидетельствуют акты другой половины 14 столетья. 1367 в средместье стояла синагога, о чем утверждает датированная тем же годом привилегия Казимира Великого, в которой идется о присяге городских иудеев на дверях школы scholae (синагоги). Под 1387 годом городские книги упоминают Жидовскую улицу, то есть квартал, а под 1407 – Жидовскую башню. Синагога стояла на месте, где группировалась жизнь городской еврейской общины. В тогдашних синагогах осуществлялись суды, выборы и собрания кагала. Первый состав львовского кагала засел только в 1497.

Итак, со второй половины 14 века во Львове сформировалось две иудейские общины – городская и пригородная, что являлось исключением для европейских городов, которые имели единственные еврейские центры. Обе общины вели отдельную жизнь, владея отдельными правами и привилегиями, со всеми институциями, со своими синагогами и ритуальными банями – миквами, своими кагалами, судами и правительством, своими школами, госпиталями и цехами. Общим для них было только кладбище – киркут, которое находилось на Краковском предместье, за Полтвой, и занимало территорию в районе современных улиц Шпитальной, Клепаровской, и Раппопорта (теперь территория Краковского базара). Впервые оно упоминается в документах под 1414 годом. На этом кладбище хоронили также караимов, которые еще в 15 веке имели свою общину с храмом - кенасой на Краковском предместье, а в 16 веке перебрались в Давидов. Кагалы были организованы на тех же основах, что и в других городах, но имели еще троих ассесоров (судей). Каждый кагал создавался из сорока мужей, репрезентантами которых были по двое старейшин от каждого. Главной персоной в культурной и общественной жизни каждой общины был раввин. С конца 17 века во Львове было два раввина: городской – «святой общины львовской» и пригородный – «земский» (Русского воеводства). Раввинов зачастую назначали, реже выбирали. Им непосредственно подчинялся так называемый даяним – еврейский суд, состоявший из двенадцати городских и двенадцати пригородных асессоров. Социально евреи структурировались (элитарная верхушка, средний класс и беднота) и руководили ими старейшины.

Дуализм львовских иудейских общин тесно связывался с развитием Львова и его урбанистической структуры. Оба сообщества проживали компактно в определенных кварталах Львова: в «городе в крепости» и на Королевщине. Они были объектами правовых отношений, имели королевские привилегии. Еще в 1367 Казимир Великий предоставил львовским иудеям отдельную привилегию, который по образцу привилегии Болеслава Побожного от 1264 года для евреев Польского Королевства, подтверждал их права на автономию, свободу в торговле и кредитовании, а также охрану от преследований.

Во второй половине 15 века во Львов нахлынуло много евреев – колонистов из Западной Европы, в основном из немецких земель. Этот наплыв вызвал определенные трения с христианским населением Львова, так как иудеи создавали конкуренцию христианским купцам, о чем красноречиво утверждает львовский общественный деятель Йохан Альнпек в «Описании города Львова» 1605-1606 годов: «Здесь развращенная толпа праздных евреев – изгнанников целого мира, - здесь – почти земля обетованная. Именно они, спокойно дремля на городской брусчатке зарабатывают своим заискиванием более чем другие купцы». С перелома 15-16 веков происходит ряд королевских декретов и привилегий, регулирующих отношения между разными общинами. Стоит отметить, что в общем польские короли склонно относились к львовским евреям. В частности король Сигизмунд I освободил от таможни иудейских купцов, а Сигизмунд II разрешил им свободную торговлю по целой Польше.

В средневековье евреи во Львове были четвертой нацией и творили отдельную общину как религиозную, так и политическую, с собственной автономией, независимой от городской власти. В 1550 еврейский квартал заселяло 352 человека. Огромное количество иудеев прибыло во Львов после 1569 с западных стран. Основой экономики львовского еврейского квартала являлась торговля. В то время евреям также разрешали заниматься финансами и ремеслами. Львовские власти запрещали евреям селиться за пределами еврейского квартала, а также ограничивали в городе Львов их торговлю. Они подчинялись только суду русского воеводы. 1569 года декретом короля Сигизмунда II Августа была учреждена организационная структура еврейской общины Львова, а также создан их суд.

Квартал внутригородской иудейской общины формировался постепенно. Консулы сдавали в аренду и пожизненно дарили богатым иудеям пустые участки на выделенной еврейской улице, которую перед этим заселяли русины. Об этом пишет Балабан: «Хотя квартал назывался Еврейским, однако еще во второй половине 16 века были в ней русские дома, в частности мещанские под городской стеной на улице Боимов (сейчас Староеврейской) 30, 32, 34». Улица Староеврейская была раньше разделена на 3 части, в 1871 году получила название Векслерской, а в 1888 ее переименовали в улицу Боимов. На углу теперешней улицы Ивана Федорова сохранились остатки колодца из которого вся еврейская община брала воду. Застройка еврейского квартала велась по городским строительным нормам с характерной плотностью, с граничными стенами, организацией водоснабжения и водоотвода. С самых давних пор средместье имело разветвленную водопроводную систему, которая охватывала и еврейский квартал. В частности, 1407 дано 14 грошей на водопровод canali, 15 грошей на трубы cylindris для школы (синагоги) и 15 грошей на трубы для башни Еврейской. 1556 Совет Львова составил соглашение с городскими евреями, по которой обязывалась построить им колодец среди их улицы и пустить в него воду для их употребления, а они – ежегодно платить в городскую кассу по 20 золотых и по 4 гривны за пользование городских дорог и мостов.

Еще на переломе 16-17 городское гетто в основном было застроено партерными и двухъярусными домами и имело много свободного места, а также ветхих строений. Быстрое разрастание еврейского населения привело к подорожанию земель. После пожара 1571 магистрат запретил евреям строить деревянные дома, но по их просьбе король отменил этот запрет., и гетто отстраивалось дальше беспорядочно. А уже после пожара 1616 вид еврейского квартала поменялся до неузнаваемости. На месте хибар были построены четыре- и пятиярусные дома, застраивались дворы и улочки, и даже появились еврейские дома при городской стене. Об этом пишет в тогдашнем описании Львова купец и путешественник Мартин Груневег, живший в нем 1582-1601 годах: Во Львове есть две улицы заселенные евреями. Они живут в красивых каменных домиках и имеют там свою каменную синагогу». Упомянул он и о пригородную общину: «Много их иудеев живет и на Крековском предместье».

Дома были двух-трех этажными. Самые высокие постройки - до пяти этажей – появились в то время, когда население возросло и в квартале стало тесно, что приводило к эпидемиям и пожарам. Часто случались погромы, совершенные студентами, шляхтой и солдатами в 1572, потом 1592, а еще 1613 и 1618 годах, а также 1638 и 1664 годах.

Самые древнее львовские синагоги были деревянными. Только, вероятно, в средине 16 века в «городских стенах» Львова появилась первая каменная синагога, а на конец этого столетия внутри Львова уже существовало две каменные синагоги: Большая городская и частная Нахмановича. Архитектурой эти обе синагоги были построены по образцу западноевропейских святынь, что было обусловлено наплывом в конце 15 и в начале 16 века во Львов иудеев – эмигрантов с Чехии и Германии. Они принесли образцы синагог, создававшихся в Германии на основе сочетания культур: немецкой и традиционной еврейской. Самая старая известная синагога Германии в Вормсе (1034) стала прообразом для ашкеназских синагог. Ее архитектурная организация, внедривший христианский строитель, поставлена по образу немецких христианских храмов базиликового типа. Это было сооружение на два нефа, в молитвенном зале которой, бима находилась между двумя колонами. По такой планировочно-пространственной структуре синагоги строились в течении веков, в соответствующих стилях, в Регензбурге (1519), Праге (Старо-Нова, конец 13 столетия), Кракове (Стара на Казимежу, начало 15 века)… В 1632 на Краковском предместье Львов появилась синагога с новой, абсолютно другой планировочно-пространственной структурой. Она стала образцом для синагог тех иудейских общин, которые проживали на украинских землях среди христиан византийской традиции.

Обе общины Львова увеличивались и богатели; их богатые члены докладывались к развитию иудейской культуры. Со второй половины 16 века во Львове начала развиваться талмудическая наука. При городской и пригородной синагогах действовали иешивы, творили известные ученые и раввины.

Улица еврейская (Бляхарская, а в австрийские времена Judengasse, ныне Федорова) была основной в тесном квартале. К ней можно было достаться через каменные Еврейские Ворота (Porta Judaeorum), по-еврейски der Tojr (das Tor). Эти ворота висели на двух контрфорсах на вылете улиц Еврейской на Русскую и охраняла гетто от разных погромов. Еврейские ворота были меньше от обоих городских ворот – Краковской и Галицкой, а также от калиток - Босяцкой и Иезуитской, из-за чего называли их уменьшено – калитка.

1628 года евреи были уже владельцами одиннадцати участков в средместье (из 443 и ? владений), на которых было 35 домов. Кроме этих владений, они владели старой (1555) и новой (1582) синагогами, домиком, в котором жил раввин и школьник, а также пять мизерных лепленных домиков, прислоненных к городской стене, в общем – 38 еврейских владений (по данным Романа Зубыка – 41 дом).

Тесная застройка иудейских участков и пренебрежение безопасностью приводили к частым пожарам, от которых терпел весь Львов. В частности, 5 августа 1494, как пишет Зиморович, «иудеи, огненная опасность христианского мира, превратили четвертую часть города в пепел. Огонь, разрушив их дома, перекинулся на прилегающие окрестности, то есть Рынок… и ближние дома русинов…». Из-за пожаров возникали противостояния между иудеями и консулами, которые отвечали за безопасность целого города. Дабы компенсировать убытки после пожара 1616, в следствии которого дотла сгорел еврейский квартал, евреям разрешили строить новые деревянные дома, пока им не хватило средств на каменные дома. Их высота не должна была превышать двух ярусов, а для предотвращения пожаров они должны были иметь каменные подвалы и печи. Эти дома могли стоять «до старости», а потом нужно было строить только каменные сооружения.

Каменную застройку улицы Еврейской формировали богатые иудеи. Некоторые из них своей деятельностью отличались не только среди еврейской общины, но и целой городской. 1590 Израиль Юзефович выкупил в Жолкевских каменный дом на улице Бляхарской, 28 и адаптировал под иешиву (талмудическую школу), первым ректором которой стал его зять Йошуа Фальк бен Александр Коген, известный ученый и глава еврейского сейма 1607 года. Симхе Менахем, который соорудил ренессансный каменный дом, званой Докторской (Бляхарская, 19), был придворным лекарем султана, а потом под именем Эммануил де Йона, короля Яна Собесского, несколько раз был посломв сейм коронных евреев, 1696 – его спикером, а 1701 был главой Русского землячества.

Застройка еврейской улицы была сильно разрушена пожаром 17 Февраля 1645. Во время осад Львова 1648 и 1655 Богданом Хмельницким, на требование выдать всех иудеев, город вместе с кагалом откупилось. Волна религиозной нетерпимости, которая ширилась в Польше во время «шведского потопа», 1664 зацепила и еврейские общины Львова. Тогда иезуитские студенты погромили и подожгли Пригородную синагогу, в которой погибло свыше ста человек. Король Ян Казимир устроил суд над виновниками, а также наказал 16 консулов и бургомистра шестью неделями тюрьмы за допущения погрома. Много еврейских домов сгорело во время шведского вторжения 1704. Кроме того, община должна была заплатить шведам большой выкуп, который вымогался драстическим способом: пока корзины наполнялись золотом и серебром, раввины висели на построенной в дворе виселице. Иудейским общинам Львова вместе с остальными приходилось платить выкупы и во время других осад.

Со временем застройка внутригородского еврейского квартала настолько уплотнилась, что во второй половине 17 века, после казацких, татарских и московских нашествий, львовские евреи начали эмигрировать в окрестные городишки, а также оседать вне гетто: на юридиках сестр-бенедектинок, на землях Яблоновских, а, прежде всего, на улицах Зарванской (часть Староеврейской) и Русской, нанимая жилье и магазины в домах шляхты, духовенства и горожан. Этот факт привел к новым королевским декретам, ограничивающих права евреев. Только после их отмены 1668 львовские евреи получили права свободного владения своими храмами, которые они были обязаны реставрировать.

Несмотря на разные катаклизмы второй половины 17 века Львов все же притягивал к себе многочисленных жителей. «В нем живет 6000 жителей, которые занимаются большим промыслом», - записал в своем дневнике немецкий путешественник Ульрих фон Вердум, который в 1670-1672 путешествовал Украиной, - «евреев здесь живет множество, кроме того, имеют еще свою собственную улицу в городе и на ней еще две синагоги». На 1708 год целый Рынок был заполнен еврейскими магазинчиками, которые поместились с тыла, даже в королевском доме, и только в некоторых- с фронта домов. Евреи арендовали все старостинские прибыли, из-за чего имели постоянные конфликты с магистратом. Вторая половина 17 века отличилась тем, что многие жители еврейского квартала из-за перенаселенности переезжали в принадлежавшие русским и польским аристократам города – Броды, Жолкву, Свирж, Бучач, а городская община Львова объединилась с пригородной. Евреи, как и раньше, имели право обитать только в пределах своего гетто. Такое положение сохранялось до отмены запрета в 1868, когда богатые покинули гетто и в нем остались бедняки.

Во второй половине 18 века во Львове, как и целой Галичине, распространилось новое религиозно-мистическое направление иудаизма – хасидизм, который базировался на ортодоксальном иудаизме и каббале. Несмотря на сопротивление ведущих раввинов-ортодоксов – митнагдим, хасидизм поддерживала еврейская община и городской раввин Цви Розанес. Его распространению способствовал также духовный наставник, раввин синагоги «Золотой Розы» Менахем Марголийот (1740-1801).

Со сменой политической карты в конце 18 века, когда Львов очутился под властью Габсбургов, в истории еврейских общин начался новый период. Австрийское правительство ликвидировало ограничения религиозных прав евреев. Толеранционный патент или «Эдикт терпимости» в 1789 определенным образом способствовал сравнению в общественных правах иудеев с другими гражданами Австрийской Монархии. Патент с позитивными сторонами содержал и некоторые противоречия, одни права расширяли права еврейства, а другие – ограничивали. В частности, австрийское правительство обязал львовских евреев покинуть христианские дома, которые они снимали за пределами гетто. Декретами 1793 и 1795 им разрешалось обитать во Львове только на улицах Еврейской, Зарванской и Русской, а также на двух предместьях – Краковском и Жолковском.

Важной вехой в жизни львовских еврей стал декрет австрийского правительства 1787 согласно которому во Львове были созданы немецко-иудейские школы. Учителями к ним приглашали евреев, выходцев с Германии и Чехии, имевшие университетское образование. Они подготовили основу к распространению гаскалы – еврейского просвещения. Ранним борцом за просветительское движение был Герц Гомберг – главный инспектор немецко-еврейских учебных заведений в правительстве Галиции. К его развитию существенно приложилась группа просветителей, которую возглавляли публицист А. Мор, гебраист и литературный критик Якуб Бодек, юрист Е. Блюменфельд. Во Львове уже в начале 20 века распространились идеи просветительства, социализма, сионизма, взрос авторитет светского образования, выросла численность иудейской интеллигенции, для которой польский и немецкий языки, культура, способ жизни стали обычными. Львов стал одним из основных центров еврейской гаскалы в Галиции. Сторонники просвещения и прогресса – маскилы старались притянуть иудеев к западноевропейской культуре. Деятельность галицких просветителей, а в частности львовских (Крохмаль, Перль, Раппапорт, Мизес….), способствовала развитию науки и образования среди евреев.

Несмотря на то, что между представителями трех религиозных направлений иудаизма: ортодоксии, просветительства и хасидизма сначала были сложные отношения, однако все они прижились во Львове, создавали общины и возводили синагоги.

Еще в 19 веке евреи Львова селились в своих кварталах. Вне гетто имели право селиться только богатые иудеи или с высшим образованием. В соответствии с декретом, во Львове запрещалось проживать «иудеям-иностранцам». Исключением были те, которые имели специальное разрешение. Эти декреты повторились в 1804 и 1811 и евреи были из неразрешенных мест. Как пишет Балабан, австрийцам удалось сделать то, чего не мог достичь магистрат в течении 150 лет. Кагалы добивались в правительства расширения территории их поселений. только год конституции сломал стены, существовавшие свыше пяти столетий. Тогда во Львове были ликвидированы оба гетто и сняты ограничения на проживание вне границ еврейских кварталов. С конца 1860-х численность обитателей иудейского вероисповедования Львова значительно выросла. Евреи стали обитателями почти всех районов Львова. Прежде всего они заселили районы левого берега Полтви (проспект Свободы, непарная сторона), улицы Святой Анны (Городоцкая), Сикстусскую (Дорошенка), Широкую Новую (Коперника), Фреснеля (Костюшки), Иезуитскую (Гнатюка), Бригитскую (Менцинского), Майеровскую (Сичевых Стрельцов)….

В первой четверти 18 веке в Восточной Европе возродился институт бет мидраша (бет а-мидраша) – дома мудрости, который состоял с библиотеки талмудической литературы и учебного зала, а также молитвенного зала с Арон а-Кодешом и бимой, поэтому бэт мижраши часто называли синагогами. Но, если синагоги были холодными, то помещение бэт мидраша отапливалось. Его учебный зал, в отличии от обычной школы, был предназначен для самостоятельного изучения Талмуда и талмудической литературы, а библиотека была доступна каждому. Характерно, что там можно было работать как днем так и ночью. Бэт мидраши были неотъемлемым элементом еврейского квартала каждого галицкого городка. Во Львове первый бэт мидраш построили еще в 17 веке в средместье при Большой Синагоге. По приказу австрийского правительства, в конце 18 века, вместо деревянного его перестроили на каменный. Сам бэт мидраш находился на партере, а этаж занимали маленькие цеховые и братские храмы, перенесенные из ликвидированных собственных деревянных храмов. В конце 18 столетья также перестроили на каменный деревянный бэт мидраш, стоявший возле Большой Пригородной синагогой. Он, как и синагога, отличался удлиненными полуциркулярными окнами. Во Львове конца 19 века возник ряд культурно-просветительских и политических еврейских обществ и организаций, интегрировавшихся общегородскую жизнь. Возросло количество образованных евреев, получивших образование в высших учебных заведениях и стали представителями свободных: врачами, адвокатами, журналистами, учеными. Для обеспечения своей деятельности еврейские общины возводили молитвенные дома, ритуальные бани (миквы), школы, приюты, типографии, торговые сооружения, больницы. 1891 по проекту Альфреда Каменобродского построено еврейскую промышленную школу на улице Берка Йоселевича (Балабана). 1900 львовские евреи возвели свой театр (архитекторы Михал Фехтер и Артур Шлеен). В 1898-1903 на средства Мауриция Лазаруса построили Иудейский госпиталь имени Раппопорта (улица Раппопорта). Архитектор Казимир Мокловский и строитель Иван Левинский создали сооружение в ориентальном мавританском стиле, отличающееся желто-красными кирпичными стенами и мавританской баней, покрытой трехцветной черепицей. Стены отдельных помещений госпиталя были расписаны по проекту братьев Флеков. Это была самая большая и одна из самых лучших больниц Львова.

Львовские евреи потерпели во время Первой мировой войны, когда жертвой российских войск и поляков стали не только люди, но и много еврейских памятников. Россияне, заняв Львов 3 сентября 1914 года, устроили кровавый погром пригородного еврейского квартала, который в городской традиции получил название «кровавого воскресенья». В ноябре 1918, после отступа украинских войск со Львова, погромы и массовые убийства евреев устроили польские жители Львова – за их поддержку власти Западно-Украинской Народной Республики. Об этих событиях напоминала устроенная над сожженной капителью Большой пригородной синагоги таблица с надписью: «В память о погроме, возникшем в днях погрома 19 кислева 5579».

В межвоенный период еврейская община пережила свое последнее развитие. С 1919 были отреставрированы разрушенные военными действиями синагоги и возведенные новые. В это время возникло много еврейских учебных и культурных заведений, в частности педагогический институт, промышленные школы – женская и мужская имени Коркеса вместе с бурсой, гимназия, книжные. 1932 на улице Старотандетной (Мулярской) по проекту архитектора Марка Вейтца в стиле функционализма возник Дом общественной помощи и приют для бедных имени Руны Райтмановой (сегодня библиотека иностранной литературы).

В 1918-1939 еврейское сообщество Львова была третьей по численности в тогдашней Польше. С оккупацией Львова нацистской Германией в июне 1941 и ликвидацией попытки создания Украинского государства 30 июня Львов, как и вся Галиция были включены пятым дистриктом в Генерал-Губернаторство. Эта территория была в прямом управлении Третьего Рейха и, согласно с планами Гитлера и нацистов, подвергалась полной германизации. С созданием Юденрата (Еврейского совета), немецкая нацистская власть подступно, сначала административно отделила львовскую еврейскую общину от «арийских» жителей, то есть украинцев и поляков, а незадолго и территориально. Уже в октябре-ноябре 1941 было создано гетто – еврейский обитаемый квартал «Judisches Wohnbezirk». Все евреи Львова должны были переселится в северо-восточную часть, находящуюся за железнодорожной колеей. Но это гетто было организовано не для проживания, а для организованного истребления евреев. В начале июня 1943 немецкая власть начала ликвидацию гетто, которую завершила в ноябре, провозгласив Львов городом «judenfrei» - свободным от евреев.

Во время Шоа абсолютное большинство львовских евреев было уничтожено; согласно с послевоенными статистическими данными, осталось только 820 человек, в то время как до Второй мировой войны в городе Львов проживало примерно 140 тысяч евреев.  Были сровнены с землей большие синагоги и бэт мидраши. В советские времена на историю львовских евреев было наложено табу, а памятники материальной и духовной культуры уничтожались.

Экскурсия еврейским Львовом предполагает достопримечательные места, связанные с львовскими евреями: старый еврейский квартал, дом Йоны Шпрехера, городскую еврейскую больницу. В средневековом еврейском квартале сохранились руины частной синагоги Исаака Нахмановича Золотая Роза, построенная в ренессансном стиле в 1582 - выдающийся памятник львовского иудейства, находившийся на улице Ивана Федорова и являвшаяся уникальным памятником архитектуры. В 1941 ее подорвали и осталась только одна единственная стена. То была главная львовская синагога иудейского квартала. Сохранились Экскурсией предусмотрено посещение музея «Следами галицких евреев».  Вы увидите также здания, которые занимали хедер, ритуальные бани и дома, когда-то принадлежавшие еврейским старейшинам, в частности дом, где располагался склад цветных металлов еврея Якуба Рохмиса и дом на улице Арсенальной, где когда-то действовала еврейская женская школа.

Вы узнаете на экскурсии по еврейским следам много нового и интересного о еврейской культуре, жизни в еврейском квартале и роли евреев в создании культуры Львова.

заказать

История евреев во Львове по версии доктора Якуба Шаля.

Первые архивные упоминание о евреях во Львове находим в «Старой городской книге Львова». Находим там записи (в 1383, 1384, 1387 годах), несомненно свидетельствующие о том, что уже в те времена в этом городе существовала Еврейская улица. В то время как за городом, в пригородах (в Жолкевском районе) следует искать связь с еврейской общиной Львова. Еврейский квартал русского Львова примыкала к юго-западной городской стене. К тому же, евреи проживали в переулке, который соединял Высокий замок с будущим Низким замком. Нету уверенности, где находилась их синагога и кладбище. Некоторые источники говорят, что кладбище расположено было на углу улиц Раппапорта и Источниковой. Это было, пожалуй, старейшее на Руси кладбище, о котором упоминают городские книги с 1414 года. Нам известно только то, что в конце 15 века еще небольшая синагога и караимское кладбище на окраине Львова. Со временем, караимы выехали в близлежащий Давидов.

В 1340 Казимир Великий захватил Львов. Около 1350 года захваченный город охватил страшный пожар, жертвой которого стал почти все поселение. Информацию о пожаре, другие источники подают как фальшивку. Под город, после захвата Галича, подошли войска под командованием князя Любарта. Отсюда, по-видимому, и новости о пожаре. Длугош также не пишет об этом факте под датой 1350 года. Это заставило Казимира основать новый квартал, который появился в четырехугольнике, закрытом улицей Собеского, Гетманскими Валами (рекой Полтва), улицей Скарбека и Губернаторскими валами (улицей Подвальной). В новом поселении евреи заняли юго-восточную часть. Вероятно, здесь проживали только те, кто был побогаче, а победнее остались в пригороде. Король Казимир, покорив Львов, предоставил городу отдельную привилегию, не ограничивающая каким-либо образом права старых русских евреев. Эта привилегия, выданная в 1356 приравнивала евреям с юридической точки зрения с другими "нациями" Львова, то есть армянами и русинами.

Во времена правления наследников Казимира Великого львовское еврейство отыграло важную роль в торговле с Востоком. Поскольку Львов находился на торговых путях - «татарском» и «валашском» и являлся торговыми воротами, ведущими в соседнюю Молдову, а оттуда в черноморские порты, то среди наиболее известными еврейскими жителями Львова тогда были: Волошко из Дрогобыча, фактор короля Владислава Ягайло, сельский солтыс Вербиц в русском воеводстве, Шахна и сын его Йосько (Иосиф), Натко со Львова, Самсон из Жыдачева, Шаня из Белза.

Пользуясь выгодным торговым расположением во Львове оседает большое количество евреев. В 1535 году король Сигизмунд Старый предоставляет жителям пригородной общины новую привилегию, которая гарантирует право на торговлю всеми товарами по всей Короне Польской.

Преемник Сигизмунда Старого, король Сигизмунд-Августа дал львовским евреям отдельную привилегию в 1571 году. Во главе всех еврейских семей во второй половине 16 века вышла семья Нахмановичей. Предком сего рода являлся Исаак Нахманович. Собственно он, получив большое счастье благодаря торговле, решил украсить львовское гетто новой синагогой. Для этого, в 1580 ему купив участок земли на улице Еврейской — Боимов), построил синагогу "Золотая Роза".

Бедствием, которое упало на Львов, было нападение Богдана Хмельницкого. Хмельницкий после неудачных попыток захватить героически обороняющуюся крепость, потребовал выдать ему евреев. Тогда город заявил, что евреи несут те же тяготы и обязательства, что и другие горожане, и что они принадлежат королю. Получив сей ответ, Хмельницкий удовлетворился большим выкупом (в основном составленным евреями), и удалился из-под города (1648). В 1655 Хмельницкий снова встал у стен града, который защищал Гродзицкий. Муниципальные власти сожгли еврейское предместье, чтобы лишить противника прикрытия и отказались от выдачи евреев. Хмельницкий удовлетворился, как и в первый раз, выкупом и отошел от Львова. Оба эти осада и сожжение дважды пригородов уничтожили собственность евреев на многие годы.

Вторжение протестантских шведов привел к религиозным войнам и новой волне религиозной нетерпимости, жертвами которых становились и львовские евреи в 1663 и 1664.

В 1664 году простолюдины под предводительством студентов напали на синагогу и молившихся там евреев и подожгли. Погибло около 75 евреев и 200 получили тяжелые ранения. На сем и завершились все ненастья и страдания еврейской общины в последние времена правления династии Ваза, а период правления Михаила Корыбут-Вишневецкого и Яна III Собеского способствовали росту благосостояния евреев во Львове.

Особенно благоприятно относился к евреям Львова Иоанн III Собесский. За его правления, в 1682, город перенес турецкую осаду, во время которой было приказано сжечь еврейские предместья. Король, для того, чтобы возместить ущерб, нанесенный осадой, предоставляет многочисленные привилегии евреям. С особой симпатией король Ян III относился к еврейскому лекарю - Менахему-де-Йоне. Доктор Йона поселился во Львове на улице Еврейской и заслужил такую славу, что король призвал его к себе в родную Жолвку. Другим выдающийся евреем являлся Бецалей, называемый еще Мордехаем II. Бецалей носил титул администратора Королевской Таможни, пользовался особой лаской Королевы Марысеньки. Со смертью Иоанна III прошло великолепие еврейской общины Львова. Северная война (за Августа II Саксонского) привела к тому, что город захватили шведы (1704). Во время осады города евреи сражались вместе с другими жителями. Развал экономики во времена саксонской династии и религиозная нетерпимость уничтожила еврейскую общину Львова и многим еврям пришлось эмигрировать в соседние Броды, которые стали благодаря более удобным экономическим отношениям одной из крупнейших еврейских общин Червеной Руси. В руки бродовских евреев перешла со врееменем также должность земского маршалка.

Наступил 1772 год, а вместе с ним и первый раздел Речи Посполитой и отчленение Львова от Польши. Львовские евреи приняли сей факт с разочарованием, потому что хорошо понимали, какой вклад сделали польские короли в развитие и богатство еврейских общин Львова.

Мария Терезия и император Иосиф II относились с большой неохотой к большому количеству евреев, которые жили во Львове. Австрийское правительство запретило евреям переселяться во Львов.

Евреям разрешили жить только на улице Еврейской (Бляхарской), Новоеврейской (Боимов), Новой (Собеского), Сербской, Русской и в Краковском пригороде. Эти ограничения оставались в силе до 1867 года.

Патентом от 1789, Иосиф II утвердил окружного раввина (Kreisrabiner), еврейские тривиальные школы и раввинскую семинарию во Львове. Кроме того, Иосиф II запретил евреям заниматься продажу алкоголя и арендой, а также наслал на них так называемых «носителей культуры», которые должны были приблизить евреев к западной культуре. Одним из них был Герц Гомберг, который основал во Львове в 1788 году две школы для евреев. В 1792 появилась первая еврейская школа для девочек в Львове.

В начале 19 века Львов стал местом Маскилим: Крахмаля, Перля, Эртера и Раппапорта, которые на тайных встречах в доме Мизеса подготовили почву для развития Гаскалы (еврейского Просвещения) в Галиции.

1863 и последующие годы стали ареной борьбы (вместе с ростом польской ассимиляции евреев и движений, направленных на сближение поляков и евреев перед лицом Январского восстания) за отмену гетто. В 1867 на предложение Франца Смольки (чей памятник появился на площади, рядом с еврейским кварталом) разрешено евреям жить на всех улицах города.

Примерно в конце 19 века начинается национальное еврейское движение. Возглавили движение доктор Бирер, доктор Кобак, доктор Тон, доктор Эренпрайс, доктора братья Коркесы, доктор Малж, Адольф Штанд, доктор Шрайбер, доктор Циппер, доктор Рейх, доктор Гейер, доктор Рингель... На научном поле выросли такие мужи как Соломон Бубер, профессор Моисей Шор, доктор Меир Балабан.

Во время Первой мировой войны Львов являлся не только местом казачьего вторжения, но и австро-российских и польско-русских (польско-украинских) столкновений. Жертвой этих боев часто становилось еврейское население. С 1919 город не задело ни одно военное потрясение, а еврейская община значительно выросла.

В 1921 году на 219 338 львовян насчитывалось 76 854 евреев. В 1935 году на 315 000 жителей было уже около 100 000, то есть - 31.7%. До Первой мировой войны во Львове создается большой резерв еврейской интеллигенции. 70% всех адвокатов во Львове и 60% всех врачей Львова составляют евреи. Война изменила эти отношения в ущерб евреям. На выборах в Сейм в 1927 году у них было два мандата (из четырех мандатов на весь Львов).

Большинство в кагале занимали в основном не-сионистские партии, из чьих рядов впоследствии вышли два предводителя религиозний общины: профессор Аллерханд, а затем директор банка - Виктор Хайес (являвшийся также вице-президентом города с 1934).

С 1919 во Львове развивалась сильная еврейская культурная жизнь. Появилось еврейское Педагогическое Общество, Еврейская женская промышленная школа (улица Пекарская), Еврейская Гимназия, Общество народного и среднего образования (улица Зигмунтовская), Еврейское мужское промышленное училище имени Коркиса (улица Святой Терезы), еврейские книжные магазины. Важным учреждением был приют для детей сирот на улице Яновской, дом Общественной Помощи (дом престарелых) имени Руны Райтман (на Старотандетной), Еврейский академический Дом (на улице Святой Терезы), и прочие.

В еврейском Львове работал также один театр (на Ягеллонской, под руководством Гимпля). Кагал содержал начальную школу имени Авраама Кона (на улице Святого Станислава). Кроме того, существовало несколько начальных школ, куда ходила исключительно еврейская молодежь. Школами, где собиралась еврейская молодежь, были также частные школы — Камерлинговой, Фукс-Круповой и Гольдфарбовой...