Улица Русская во Львове. Взгляд в древность

Львов – один из старинных городов Украины, история которого неотъемлема от истории всего украинского народа. Основан в середине 13 века (первое письменное воспоминание датировано 1256 г.) галицко-волынским князем Данилом Галицким, он играл важную роль в защите западных рубежей Киевского государства. Скоро Львов стал не только могучей фортификацией, но и значительным центром торговли и ремесла. Город выдержал десятки пожаров, войн, осад, штурмов. Тут бывали татары, поляки, венгры, турки, шведы, австрийцы, которые старались присвоить себе право на Львов, хотели вытравить из него украинский дух. Но, как писал в своей хронике известный историк и архивист Денис Зубрицкий (1777-1862), народ украинский на этой земле вечен".

Находящийся на живописных взгорьях Расточья, где проходил главный европейский водораздел, на перекрестке путей, которые соединяли Черное море с Балтийским, Западную Европу с Восточной, Львов от времени своего возникновения жил в украинской среде. В нем, по определению самих поляков, было "мало русинов, но много Руси" Экскурсии Львов. Тут перемешивались языки, традиции, обряды, творилась оригинальная культура. Ее молчаливыми свидетелями являются сегодня памятники архитектуры, истории, литературы и искусства, которые не находят прямых аналогов в отечественной культуре.

Львов, словно магнит, притягивал к себе талантливых мастеров - архитекторов, художников, скульпторов, ремесленников, купцов, которые с разных стран прибывали сюда и чаще всего оставались здесь навсегда. Их привлекали не только большие богатства - чудесные дома, великие храмы, роскошные сады и винницы, полные разнообразных товаров магазины, - а и высокий уровень культуры, интенсивный ритм интеллектуальной жизни этого "одного из самых известных торговых городов, который цветет ремеслом и модностью" (Г.Бруин, конец 16 века). Тут каждый из них находил себе пристанище и любимое занятие, которое раскрывало его талант и способности.

Известный исследователь истории Львова Иван Крипьякевич писал: "От первой половины 14 столетия известный нам Львов, как важная торговая станция между востоком и западом... Во Львове перепродавали товары восточные - на запад, западные - на восток... Место, на котором был основан Львов, оказалось очень удобным для его дальнейшего роста. Львов стал рынком многолюдного и экономического района, местом обмена земледельческих продуктов и продуктов ремесленничества. Культура старого Львова развилась из корней культуры старой Киевской Руси Львов экскурсии. Общая культурная основа пробивалась в примерах письменности, искусства, художественного промысла."

Размещение украинских храмов - церквей св. Николая, св. Онуфрия, св. Теодора, и св. Параскевии - Пятницы – как бы окаймляет первичное ядро княжьего Львова, который занимал северо-восточную территорию относительно теперешней центральной части города. На его окраинах рядом с украинцами (русинами) поселились позже армяне, германцы, а ближе к реке Полтве - евреи.

В 14 веке княжий Львов был уничтожен войсками польского короля Казимира и опустошительным пожаром 1381 года. Несколько позже, возле когда то старого города появился новый. В конце 14 века вокруг него силами мещан построены высокие муры с многочисленными оборонительными башнями и двумя воротами: Татарскими на севере и Галицкими на юге.

Переселившись под надежную защиту городских укреплений, армяне заняли северную часть города, германцы и поляки - западную, евреи - южную, а украинцы были вытеснены в юго-восточную. Центром Украинского населения и всего Львова стала улица Соляников. Имена жителей этой улицы впервые вспоминаются в документах 1405 года. Это - Омелян, Иван, Реполуск, Гаврило, Иван Кушнир, Ленова, Гриць, Матвей, Зань Кушнир, Петр, Кузьма, Васько, Улька и Иван Бушкаль. Название улицы указывает на то, что ее жители бойко торговали солью: чумацкие валки отправлялись от сюда на юг, к дрогобицким или долинским солеварам.

Подписывать торговый договор ездил в 1407 году в Молдавию вместе с двумя другими мещанами член городского Совета украинец Николай Русын. Под 1421 г. вспоминается о храме на улице Соляников, построенном "из камня и кирпича". Он - один из предшественников теперешней Успенской церкви.

В меру того, как соседние улицы середины города заселяли представители других наций, улицу Соляников стали называть Русской. Это название впервые зафиксировано в 1472 году. Вконце 15 века - вначале 16 века на Русской улице насчитывалось 20 домов; еще 10, с магазинами, которые принадлежали украинцам, размещались на площади Рынок.

Территориально в состав Русской части входили еще и улица боковая Русская (теперь ул. Ивана Федорова, до дома №18), Русская узкая, или Зацерковная (теперь на ее месте разбит сквер) и Кривое Коло (проходила мимо Доминиканского монастыря, а сегодня не существует).

С востока квартал прилегал к городским крепостным стенам, фрагменты которых сохранились и сегодня на улице Подвальной; на севере граничил с Армянским кварталом. Южная сторона украинской части граничила с Еврейским кварталом, а западная примыкала к площади Рынок.

Допускают, что первичная застройка Русской части была деревянной или фахверковой (деревянный каркас с кирпичным или каменным наполнением). Дома размещались свободно, около них стояли хозяйственные строения – кладовые, конюшни и т.д.

О конструкции и внешнем виде жилищных объектов можно судить из существующих до сегодня их фрагментов, которые сохранились в поздней застройке. В основном это были двухэтажные строения с островерхими крышами, с характерными стрельчатыми формами ставень и порталов. Стремительные выступы придавали крышам выразительные силуэты.

Правдоподобно, таким был и упоминавшийся в средневековых документах дом Дмитрия Чапника, который потом стал собственностью богатого грецкого купца Константина Корнякта.

Он находился на улице Русской и известен из упоминания о том, что в 1586 году Константин Корнякт показывал его лавникам.

Катастрофический пожар 1527 года почти дотла уничтожил Львов. Как свидетельствует львовский хронист Ян Альнпек, "...город вспыхнул и в пепел превратилось буквально все в течении часа, так что остались только муры и каменные башни." Из жилищной застройки уцелел только дом Ивана Бороды: он имел черепичную кровлю и поэтому назывался "башней". "С того времени, - пишет дальше Ян Альнпек, - городские жители начали строить каменные дома и до этого времени строят их красиво и богато."

Одним из первых был построен дом Филиппа-портного около городской стены на улице Русской узкой. В 1553 году его основательно обновил мастер-штукатур Мартын Люшня, получив за это 20 гривен и 5 локтей сукна. В документах вспоминаются также подвалы, склад, конюшня, которые входили в жилищно-хозяйственный комплекс этого дома. Окна и двери его были украшены белокаменной резьбой.

Интенсивное обновление русской части начинается после пожара 1571 года. Решением магистрата тут впервые было определено ширину Русской улицы - 13,5 локтя. Такую же ширину определено и для боковой Русской; Русская узкая и уличка Кривое Коло было несколько уже.

Ряд новых домов был возведен по соседству с Успенской церковью. Почти каждый из них был в собственности одновременно у многих владельцев. Только очень богатые мещане, как, скажем, Гавриил Лангиш, имели один, а то и несколько домов. Из-за отсутствия нумерации они назывались именами их владельцев, например каменица "Антиквус", "Панская", "Кривое Коло" и т.д. Среди них лишь одна вспоминается как дворец, который принадлежал в 17 веке владыке-епископу Йосифу Шумлянскому.

Жилые дома, как правило, были двух- или трехоконными, вытянутыми вглубь квартала, что объясняется густотой застройки и многочисленными пристройками. Последние провоцировали курьезные случаи. Так, в документах начала 16 века вспоминается Павел Русин, дом которого настолько был сжат соседними хозяйственными помещениями, что хозяину даже не было где сделать себе окна. Над несчастным смилостивилось Успенское братство, разрешив ему пробить окна в стене, которая выходила в церковный двор, но при условии - что он будет пользоваться им только при жизни - после смерти Павла окна должны были замуровать.

Строительные площади должны были иметь тройной раздел: главный дом, внутренний двор, задние помещения. В небольших, отгороженных высокими стенами дворах находились хозяйственные строения.

В планировочной структуре требовалось придерживаться законов апопсии, по которому требовалось, чтобы каждый житель города мог запретить строительство на соседнем участке, если ему закрывался вид на природу или другой объект. Подтверждением этого есть документ о споре между Михаилом Алвизием и Марком Лангишем. Последний требовал в суде, чтобы "пан Алвизий заложил окно в своем угловом доме", потому как оно "смотрит на его участок."

Каменицы отличались разнообразием архитектурного решения. Так, они имели мансарды (например у Рогатынцев и Балабана); в краеугольных домах часто на верхнем этаже устраивались достройки с собственными крышами (алкеры). Фасады завершались аттиками, за которыми прятались водометы, которые отводили дождевую воду с высоких стремительных крыш, и одновременно были декоративным элементом строительства. Сами фасады богато украшены каменной резьбой. Особенно щедрым декором отличались порталы дверей и оконные обрамления.

Отдельные каменицы имели деревянные пристройки в виде галерей - "пидсинныки". Такую пристройку сделал в 1577 году Васько Теньович, который жил на Русской улице.

Первые этажи в средневековых домах назначались для хозяйственных нужд: в них размещались склады, мастерские, магазины. Армянский путешественник 17 века Симон Замостеаци писал: "Все дома города каменные, дорогие, облицованные, широкие, высокие, трех- и четырехэтажные. Подвалы и пивные склады из камня и покрытые землей, чтобы летом напитки были холодные."

До нашего времени сохранился прекрасный белокаменный портал с "бриллиантовым" рустом в каменице Войнаровского (теперь ул. Руська, 2), белокаменные рельефы с символами торговли на фасаде дома №8, фрагменты каменных галерей, украшенных резьбой, в доме №10 на этой же улице Русской.

Изысканной резьбой декорировались оконные откосы. Лучшие из них можно посмотреть на каменице Красовских на улице Русской боковой (теперь ул. Ивана Федорова, 8). Особенной живописности придавали домам металлические оковки дверей, которые создавали особенный орнамент - суровый по материалу, но живой и богатый за игрой света и тени.

Во внутренних дворах создавались каменные галереи с резными консолями. Белокаменные порталы украшались маскаронами, а рамки окон - эпиграфическим орнаментом, как, например, в каменице Гепнера-Варнатовича (теперь ул. Русская, 4). Тут, над уже застроенной аркой, и сегодня можно видеть голову льва с виноградной лозой в пасти. Мотивы льва - символа города Львова - были очень распространены в обрамлении домов.

Эпиграфическим орнаментом украшались также фасады камениц. Среди сохраненных надписей - средневековые морализирующие крылатые слова, иногда - дата сооружения дома или реконструкции дома.

В помещениях верхних этажей обустраивали деревянные потолки с профилированной, украшенной резьбой (иногда живописью) матицей. Поверхность матиц декорировалась резным орнаментом с мотивами розетт, эпиграфики. Мастерски украшенные матицы традиционны в интерьере украинского жилища, принадлежат к лучшим образцам львовской архитектурной резьбы.

В каменицах богатых мещан, например, Николая Красовского, писаря Успенского братства, известного общественного деятеля - сеньора, который жил на улице Русской-боковой, были и настенные росписи (17 века). Их фрагменты открыты во время реставрационных работ в 1911 году. Росписи отличаются добрым рисунком, теплыми цветами с преобладанием красного и золотистого тонов. По мнению исследователей, их выполнял художник Александр Ляницкий.

По стилю и иконографии (изображение Богородицы-Оранты, св. Василия и др.) они типичные для украинского малярства 17 века.

Одним из самых лучшим образом сохраненных домов на улице Русской есть дом (дворец) Константина Корнякта, вернее - задняя часть его (главный дом выходит на пл. Рынок 6). Фасад отделан в строгих формах архитектуры эпохи Возрождения. Основным акцентом его есть портал. На фоне рустуемой части фасада, с двух сторон входной арки, размещено две колонны.

Карниз отделан картушем, волютами, замковым камнем и гербом. Считается, что образец для этого портала взят из рисунка в трактате известного итальянского архитектора Себастиано Серлио (1557 год.). Дом соорудил в 1580 году львовский архитектор Петр Барбон при участии Павла Римлянина.

В интерьере каплицы сохранились средневековые бочковые и крестообразные склепы, красивые рисунком белокаменные подпятники, портал и профилированные деревянные потолки.

Жилищные дома строились в ближайшем соседстве с храмом Успения Богородицы. Около самого храма, на участках Матвея, а потом Кирила и Филипа, за документальными данными, в 1507-1542 гг. находилась больница "для вдов, сирот, разных ущербных" и для принятия приезжих. Позднее больница перенесена на территорию Святоонуфриевского монастыря.

Акты купли-продажи свидетельствуют о том, что дома находились и на самом церковном дворе. Там была и так называемая Мисцевская каменица, которую в 1599 году Иероним Сапричка продал известному деятелю братства Ивану Красовскому.

Из-за густой застройки, каменицы в середине города стоили очень дорого. В 1630 годах дом Яния Афендика (в присутствии цехмистра львовского строительного цеха Амброзия Зычливого и Якова Прихильного) было оценено в 2840 злотых, а саму земельную территорию - в 300 злотых, что по тем временам было большой суммой.

Жилые сооружения часто использовались и для общественных нужд. Так, например, Гаврило Лангиш "по доброй воле свою избу свободную на схадзки отдал"; часть каменицы Рогатынцев занимало Успенское братство, а в доме братчика Минцевича (Минця) несколько времени была братская школа; в доме мещанки Кандиды жили монахини, которые грамотой от 1623 года были освобождены на пользу города. В жилом доме была также братская типография, а каменицу построено "немалыми средствами", Гаврило Лангиш отдал под монастырь для своих дочерей. Она находилась на улице Русской по соседству с домами Алвизия и Георгия Федоровича и представлял собой типичный дом из трех частей с внутренним двором и большими двухэтажными подвалами.

Украинский квартал в восточной его части включал также городские оборонительные укрепления. В конце 14 века тут построена высокая крепостная стена и выкопан большой ров с насыпным валом. Стену увенчивали зубци-мерлоны и машикули - навесы на консолях с отверстиями-бойницами, а с внутренней стороны ее опоясывали деревянные галереи. В связи с распространением огнестрельного оружия эти стены были значительно улучшены. В 1418 году началось строительство второй - внешней – крепостной стены со рвом и валами. В рамках квартала в крепостной стене сооружена оборонная башня - Мулярская, а по периметру внешней стены построены полукруглые бастионы.

По инвентарным записям 16 века, в Мулярской башне находились гаковницы, сабли, палаши, панцири, шлемы, алебарды, барабан. Во время военных действий украинские ремесленники выставляли для обороны города столько же воинов, сколько и поляки, хотя известно, что они в цеховых организациях были меньшинством. В мирные дни в подвалах башни размещались купеческие склады, а верхние этажи, как свидетельствуют документы с 1603 года, подмастерья мулярского цеха использовали под жилье.

В 1642 году для нужд населения в городской стене около Успенской церкви сделали Русскую калитку. Именно через эту калитку в 1704 году уничтожая все на своем пути, в город ворвались шведские войска Карла 12.

В 1977 году оборонительные укрепления, которые прилегали к Украинскому кварталу, частично открыты. Теперь они представлены фрагментами высокого внутренней и внешней стен, расстояние между которыми около 18 мм.

В начале 18 века Украинский квартал значительно претерпел от шведского нападения. После завершения военных действий было сделано первое в истории короткое описание домов с указанием их состояния и повреждений, а в 1767 году проведены обмеры всех камениц Украинского квартала. Значительная часть их, не смотря на многочисленные пристройки, сохранила свои первичные парцели.

В конце 18 века начали поочередно сносить муры, поскольку средств на их реставрацию городские власти не имели. С этой целью был проработан план. Согласно с ним, работы начались в восточной части Львова, на границе украинского квартала. Отдельные, относительно хорошо сохраненные башни передавались городским организациям. Так, в 1808 году вышел указ губернатора об отдаче Римарской башни, которая находится по соседству с Украинским кварталом, под звонницу костела доминиканов. Конвент ордена долго не соглашался с этим, но под натиском магистрата должен был выкупить сооружение за 213 злотых. В 1810 году на башне повесили колокола. Но позже оказалось, что стены ее в аварийном состоянии, а часть помещений занимает кондитерская какого то Товарницкого. И хотя комиссии магистрата уверяли в полной безопасности строения, в 1848 году доминиканцы должны были снять колокола, заплатив за это 928 злотых. На месте разобранных стен строили новые дома, хозяйственные помещения, обустраивались аллеи. Там, где была Русская (Босацкая) калитка, соорудил себе каменицу какой-то Политыло. За документами, она просуществовала до 1828 года.

В конце 19 века началось снесение старых мещанских камениц на улице Русской, Русской-боковой, Русской-узкой. Нередко на еще прочных домах снимали чердачные помещения и надстраивали еще этажи. Несмотря на протесты реставратора и искусствоведа Людвига Финкеля, были разобраны каменицы Мезахетов, Кирияков и Изаревичей с прекрасными белокаменными обрамлениями окон и дверей; на их месте начиналось строительство дома страхового товарищества "Днистер" (ул. Руская, 20), который сохранился и до сегодняшних дней.

В это время почти полностью пропала застройка между уличками Кривое Коло и Русской- узкой (Зацерковной), комплекс строений Успенского Ставропигийского братства. В 1887 году львовская пресса с болью сообщала о снесении двухоконного домика на улице Русской- боковой. Вместе с этим, в 1913 году отреставрировано дом братства, где была типография Ставропигийского института и Ставропигийский музей. Эмблему и герб над входом выполнил известный львовский скульптор А.Попель. Сегодня здесь находится учебная мастерская профтехучилища полиграфистов - самая старая в Украине полиграфическая фирма, которая постоянно действует на одном месте.

Несмотря на то, что военные действия, многочисленные разрушительные пожары, реконструкции, значительно изменили застройку Русской улицы во Львове, сохраненные фрагменты кладки камениц или их архитектурного декора доносят до нас талант и мудрость строителей прошлых веков. Известный русский искусствовед А.Верещагин в работе "Старый Львов" (Петроград, 1915 год) писал: "Эти улицы чуть ли не более интересны чем Рынок, - у них притаился какой то шарм недосказанного, какая то печаль запущенности и руины. - Ни одного дома, который бы сохранил первоначальные формы, все отдельные, случайно уцелевшие воспоминания, что искушают какой-то неожиданностью встречи: фризы с хороводами амуров и сфинксов, ниши со спелененными гирляндами, вазами, разрушенные порталы с классическими архитравами, капители, пилястры, маскароне, геральдические звери, случайно разбросаны по старых, заплесневелых стенах. Усиленно работает мысль, окрыляя фантазию, придавая живописным старым остаткам величественных форм, осеняемых поэтической визией прошлого..."