Вокруг старого Львова

ВАЛЫ И СТЕНЫ - ГУБЕРНАТОРСКИЕ ВАЛЫ - СКАРБКИВСКАЯ И СТРЕЛЕЦКАЯ УЛИЦЫ - ГЕТМАНСКИЕ ВАЛЫ - УЛИЦЫ СОБЕСКОГО И ВАЛОВАЯ

Старый город, теперь центр города, был обведен вокруг укреплениями из валов, рвов и стен. Эти фортификации шли четырехугольником - от востока Губернаторскими валами, с севера Скарбковской улицы, с запада Гетманскими валами, от юга улицей Собеского.

Укрепления состояли из: 1) внутренней стены с башнями, 2) внешней стены с бастионами, 3) первого рва, 4) валов с башнями, 5) второго рва.

От стороны нынешних губернаторских валов внутренняя стена шла линией несмотря на восточную стену доминиканского костела, около башни Успенской церкви и дальше нынешней улицей За Оружейной (Арсеальная). В этой стене были четыре башни: первая - рымарей, вторая - каменщиков, поворозников, токарей, третья - неизвестного названия, четвертая - сапожников. Первая, рымарская, башня была на углу укреплений при нынешней улице Скарбковской: следы мощного укрепления строения видны еще в стене монастыря доминиканцев. Вторая башня стояла там, где городской сад, напротив Успенской церкви; в ней от 1642 были небольшие ворота, так называемая «босацкая фирта» (босая калитка), через которую шел переход на монастырь босых кармелитов. С этой стороны добывал город шведский король Карл XII в 1704 и через эти ворота ворвался в город Львов. Позже на босацких воротах стояла двухэтажный каменный дом Полетилов, разобранный в 1838. Третья башня сохранилась частично при городском арсенале от улиц Арсенальной и Собеского, где место ее указывает разобранная сторона городского арсенала.

замки Львова

Между внутренним забором и дальнейшим внешним стояли тут и там дома мещан. В XVI веке поставлен здесь, до сих пор существует, городской арсенал (возле здания страхового общества «Днестр»), позже перестроен. В стенах этого арсенала до 1768 года держали гайдамаков, осужденных к пыткам; комендант города Коритовский употреблял их для строительства своего дома на Рынке, отсюда арсенал называют некоторые «гайдамацкой тюрьмой». В ноябре 1918 года были здесь склады Украинской Пищевой Управы – целое Подземелье ежедневно занимали подводы крестьян, которые свозили туда картофель, капусту и другой провиант, давно не виданный в таком количестве в голодающем австрийском Львове.

У костела отцов доминиканцев в 1640-тых годах поставлен второй, королевский арсенал, как склад оружия для войны с турками, к которой готовился король Владислав IV. Это одноэтажное строение частично из тесаного камня с барочным фасадом от входа. Над ней стояла когда-то металлическая статуя Святого Михаила. У Успенской церкви на теперешнем ограждении стояло два частных каменных дома; также и в других местах дома пристроены флигели так, что стена была почти закрыта различными строениями. Внешняя стена шла линией вдоль теперешнего Подвалья, вдоль обеих арсеналов; в этой стене было пять полукружных бастионов, из них сохранился частично только один, краеугольный, от юго-востока, в подвалах дома на улице Собеского номер 32, перед войной заложено там винарню «Под старой башней». За внешней стеной шла первая фоса (ров), линией теперешнего Подвалья; фоса была наполнена водой. От босацкой фирты шла к валам кладка.

За рвом находился вал, отчасти естественный, отчасти искусственный. На валу было четыре большие башни. Первая, королевская, стояла на углу улиц Чарнецкого и Валовой, там, где перед войной была военная стража. Вторая была напротив главного входа в бывшее наместничество. Третья, пороховая башня, построенная в 1554-1556 годах, сохранилась до сих пор и может служить образцом тогдашних укреплений; при реконструкции 1925 откопано часть стены, окружавшей башню вокруг.

После сноса фортификаций башня уцелела, но долгое время не использовалась. В 1890-тых годах магистрат предлагал ее нашим украинским гражданам использовать под украинский театр. К сожалению, этого предложения оферты не приняли. Позже помещено здесь собрание каменных исторических памятников, из которых должен был предстать исторический лапидарий Львова; в конце концов решено перенести туда городской архив и начато перестройку башни на эту цель. Четвертая башня была на валах напротив нынешней пожарной стражи и создавала так называемый большой белюард, целой системы земляных фортификаций.

За валом шел второй ров, внешний, заполненный водой. Воду приносил поток Ортим или Артым, исходивший от Кайзервальда и плыл по улице Кармелитской. Перед зданием Научного Общества имени Шевченка (улица Чарнецкого, номер 24) был небольшой пруд.

В конце XVIII века австрийская власть снесла городские укрепления, - стены и башни разрушены, валы раскопаны и землю из них использовали для засыпки рвов. В 1821 году губернский советник Райценгайм принял проект использовать освободившиеся пространство на запустелых валах, после приведения в порядок этих мест и приказал засадить итальянский тополь, каштаны и другие деревья, сделано тропы со скамейками. Этот столетний парк уничтожила значительно буря примерно в 1900 году. В честь основателя названо эту территорию Райценгаймовкой, позже, когда губернатор Галичины Гауэр поселился в новом дворце, появилось название Губернаторские валы. На месте «большого белюарда» в 1890-тых годах был летний театр.

От Губернаторских валов на восток территория возвышается и переходит в ряд холмиков, идущих в направлении Высокого Замка и Лычакова. Вспомним ближние строения.

На холме, под которым кончается Театинская улица, стоит костел Святого Казимира Сестер Милосердия, в стиле барокко, построенный 1660 для реформатов, в 1783 году передан сестрам, имевших поблизости второй костел, под госпиталь. Во дворе монастыря в 1885 году откопано колодец с многочисленными боковыми ветвями. Каково назначение имели эти ветви - это нерешенная загадка. Театинская улица переходила когда-то в этом месте в глубокий, болотистый овраг. Над оврагом висел деревянный мост, ведущий на второй холм, где есть латинская духовная семинария. Один мемуарист с начала XIX века пишет об этом месте во времена своего детства: «Сходились туда малые жидки со своими бельфрами, клали по грошу или по трояку на кучку на заведение, высыпали из крымки грецкие орехи: когда два ореха касались друг друга, выигрывал тот, кто первым так бросил. Мы шпионили не раз за теми жидами и нападали тогда, когда у них было много орехов, отбирали и бежали на Замок делиться; но никто из нас не решался показаться на Краковскую площадь или на Зарваницу, поскольку жидки того сейчас же били... Возвращаясь еще до подвесного моста: туда мы по перилам лазили и проказничали над разными прохожими. Бывало, становились посреди моста и, когда жидок переходил, мы начинали подскакивать; мост начинал качаться, жидок не раз убегал и в страхе терял туфли и в одних чулках бродил через болото по колена... Раз случилась авантюра, когда один товарищ, поссорившись, бросил второго в болото, и мы, бедные студенты, в страхе лезли с моста и товарища за уши из болота вытаскивали. Ой, помню тот день, потому что набрался я плетей, и нам строго запретили ходить на этот мост. Зато мы делали каверзы на валах и выбирали птичьи гнезда из башен ».

На втором холме есть дворец латинских архиепископов, построенный в 1844, и духовная семинария с костелом. Костел в стиле барокко с хорошо разделенным фасадом, с тосканским порталом, характерными нишами, картушами, волютами; надпись повествует об истории здания 1642-1692 годов. Костел принадлежал до 1792 года босым кармелиткам.

Ниже, на улице Чарнецкого номер 24 и 26 находится здание Научного Общества им. Шевченка. В здании номер 24 содержится в партере большая библиотека, которая числит 150000 томов книг, большая часть из которых об украиноведеньи. На первом этаже есть музей, известный коллекциями ковров, вышивок, гуцульской керамики и доисторических находок; природоведческие собрания из-за недостатка места до сих пор не открыты. Во втором здании есть типография и переплетная. Общество имени Шевченка, основанное 1873 года, изменено на научное из всех сфер наук, больше всего украинской истории и литературы; выдало с начала своего основания более 300 томов научных изданий. На площади перед зданиям общества планировалось открыть памятник Шевченку, но магистрат не дал разрешения, прикрываясь тем, что это место на памятник не предоставляется.

На холме между улицами Курковой и Кармелитской есть костел и монастырь кармелитов. Основан в 1634 для кармелитов босых, в 1784 году перешел реформатам, 1789 года - до кармелитам обутым. Костел в стиле барокко, с двумя башнями, в предсеннике крест с двумя деревянными фигурами - Богородицы и Святого Ивана Евангелиста с XVII-XVIII веков. На стенах - надгробия и эпитафии, у алтаря под средней куполом - икона Матери Божией в византийском стиле с XVI века. Монастырь был укреплен, остатки стены есть от Кармелитской улицы с гербами и надписью, которые относятся к королю Яну Собескому. Во время осады Львова в 1648 монастырь заняли казаки; в 1704 году после долгой осады добыл здание шведский король Карл XII. О борьбе, которую кармелиты вели с соседними капуцинами, расскажем в другой части.

Место, где находится здание бывшего наместничества, называлось в XVIII веке Коморовщиной. На углу Кармелитской улицы был небольшой дворец Коморовских и в ней заезд почты так называемой дилижансной, которая поддерживала общение между Львовом и Веной; скорые телеги шли в Вену 4 сутки и 10 часов, обычные - целую неделю.

В 1821 году построено дворец губернатора (позже наместников) в классическом стиле. С того времени валы начали называться Губернаторскими. Правительственные здания наместничества существуют с конца XIX века в стиле венского ренессанса. В ноябре 1918 года находился здесь украинский Секретариат иностранных дел ЗУНРа.

В классическом стиле также каменный дом на улице Чарнецкого, номер 8 (теперь гимназия), на первом этаже скульптуры мифологических фигур с начала XIX века, на втором - новые.

С северной стороны укрепления города шли между улицей Скарбковской и Стрелецкой. Здесь также шел ряд башен: на углу от губернаторских валов, упомянутая уже Рымарская, далее 2 - пивоваров и медоваров, 3 - шапочников и седельников, 4 - ткачей, 5 - мечников, 6 - меховников, каменщиков и жестянщиков (напротив костела Марии Снежной), 7 — Скорняжная на Краковских воротах 8 - пекарская, в углу у зданий Скарбка. Краковские ворота находились на том месте, где улица Скарбковская сходится с Краковской, это было мощная постройка, с двойными воротами. Но из-за того, что ворота стояли не прямо друг напротив друга, между ними все царила темнота. Это место тамошние жители называют до сих пор Краковскими воротами. За стенами простирались валы и рвы. Из всех укреплений не осталось и следа. От 1777 начали сносить старые фортификации, тогда расстроились улицы Армянская нижняя (теперь Скарбковская) и Стрелецкая, названная так именем древней бойницы, которая была перед Краковскими воротами. За воротами стоял дом, называемый «цельштатом», а вконце нынешней улицы Скарбковской, при старой колокольне отцов доминиканцев, висел щит, в который стреляли. Здесь происходили стрелковые упражнения, и поэтому позже соседнюю площадь назвали Стрелецкой. Стрелковое братство имело свои отдельные права и обычаи. Особенно празднично происходил ежегодно выбор главы братства, так называемого куркового короля («курком» называл так когда-то петух, бывший отличием общества). От городского арсенала Под Валами шло «Курковое» шествие в город Львов в таком порядке: сначала конями ехали двое трубачей, дальше шли два полка стрелков с хоругвями под руководством полковникови барабанили; за ними артиллерия, при ней плотники, пушкари и городские «цепаки» (милиция). Далее несли и вели четыре награды для лучших стрелков: четвертой наградой был баран с золоченными рогами и осыпанный позолотой, вели его два мясника, одетые в венки; третьей наградой был свиток сукна; второй - вол с золочеными рогами, вели его четыре мясники в белых рубашках и белых фартуках: первой наградой была корона и другие отличия «короля», - старый король ехал сам украшен в такие же «регалии», перед ним трубачи с литаврами. Везли дальше привилегии братства, ехал совет города, шли еще два полка стрелков.

Перед Краковскими воротами был издавна базар. До XV века жили здесь многочисленные татары, которые занимались ремеслами и торговлей; позже распространились евреи. Как уже было упомянуто, перед воротами наши сапожники из пригорода имели 40 сапожных лавок. Краковское предместье, особенно в окрестности нынешней площади Голуховского и соседних улиц, было очень топкое, когда-то здесь даже охотились на уток.

С запада естественным укреплением города была Полтва, в старину достаточно большая река, которая вращала мельничные колеса и порой бурилась и разливалась. Полтва плыла примерно посреди нынешних Гетманских валов. Над ней (от стороны Гетманской улицы) высыпано вал. За валом шел ров, дальше внешняя стена с бастионами и вторая стена, внутренняя, с башнями. Вид укреплений с той стороны изображен в деталях на общеизвестной панораме Львова Пассаротти начала XVII века.

Внутренняя стена шла примерно линией нынешних домов дирекции казны. В этой стене были башни: угловая - пекарей, дальше - торговцев, кузнецов (с слесарями и игольниками), столяров (с бондарями и стельмахами) и мясников. От стен и башен не осталось здесь никакого следа. К стенам прилегали с задней стороной здания низкого Замка, монастыри францисканцев и иезуитов.

От застройки иезуитов через стену шли небольшие ворота, так называемая «иезуитская калитка», с верхом в виде купола. Над Полтвой здесь существовал подъемный мост, дальше шла Иезуитская улица (теперь Ягайлонская) в поместье иезуитов, которое теперь называется Иезуитским Садом. Мостик над Полтвоя был слабо построен и не раз во время военной тревоги ломался под ногами убегающих. Были и другие случаи: «Раз львовские панночки, выряженные со сказочной роскошью, спешили на обряд помолвки к одной своей подруге в костел Марии Магдалины, мост разломался здесь и девушки упали в Полтву и должны были возвращаться домой с большим стыдом, чем болью», - рассказывал очевидец.

В 1777 году снесли укрепления и начали насаждать на их месте парк. Полтва оставались нетронутой, так же как и вал долгое время был ненарушен, и только рвы были засыпаны. Место немного выровняли, на валу засадили деревья и создали променаду. Но народ не сразу привык к этим новшествам. Злобные мальчишки не раз вырывали свежие деревца, женщины завешивали деревья шнурами для белья, и даже выгоняли туда коров и коз на пастбище: в тогдашних актах сохранилась история о козе Мехлу Арона, который прогуливался теми местами... Но вскоре валы стали излюбленным местом прогулок львовских франтов конца XVIII века. Об этих временах рассказывал один шляхтич: «Тогда дамы ходили в коротких и поднятых корсетах, выряженные как на праздник, имели на голове прически похожие на коробки, а на этих прическах полно цветов, словно на коей могиле, под которой покоилось несколько человеческих скелетов. И это было а lа mode. Если бы ты видел, мой друг, бюстик на самых плечах, платья снизу со шляркамы, ботинки желтые или красные, или лиловые, с рожей на середине, перчатки за локти, чулки работы «а ля дзюр» - такие тебе забавные, как куклы на Катеринке. Молодые люди начали одеваться по-французски, носили жилеты по колено, фраки до половины груди и узкий хвостик, как будто должны были бы отгонять мух, а торс почти на середине плеч, прически удивительные и шляпы с большими полями, - и хотя солнце светило, все под мышкой носили. В такой одежде встречал я их в праздничные дни на валах ... ». Золотая молодежь собиралась у деревянных кафе и киосков с лимонадом, стоявших рядом на валах, особенно в кондитерской Вольфа. Украшением валов была статуя Святого Михаила, которую перенесено сюда с вершины королевского арсенала (возле костела доминиканцев) воры выкрали у него золоченые крылья. Перенесено также памятник польского гетмана Станислава Яблоновского, - отсюда пошло название Гетманских валов. Полтву закрыли здесь окончательно в 1890 году.

Гетманские валы имеют несколько хороших построек в классическом стиле первых десятилетий XIX века (улица Гетманская, номер 22, улица Легионов, номер 3).

С четвертой стороны города укрепления шли вдоль нынешней улицы Собеского. Были здесь башни: 1 - ювелиров, 2 - портных на Галицких воротах 3 - гончаров и котельщиков и 4 - сапожников (угол от монастыря Бернардинцев). Галицкая брама была в месте, где улица Галицкая пересекается с улицей Собеского. Ворота были самые красивые из всех во Львове, построенные за счет больших средств и украшенные, с 1549 года находились на них часы. Были в них только одни верхние ворота. Хотя внутри их была всегда крайняя темнота, мелкие купцы продавали здесь хозяйственные инструменты. Воспоминанием о валах, окружавших город Львов с той стороны, является улица Валовая.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОГУЛКИ ЛЬВОВОМ. Иван Крипьякевич