В этом зале можно видеть искусство XVII века - портретную живопись и скульптуру. Известно, что в Украине в родовых замках (Подгорцы, Ляшки Мурованые, Роздол, Вишневец, Дубно, Олыка и т.д.) существовали большие портретные галереи, в которые входили изображения не только членов семьи, но и официальных лиц, государственных мужей.

В середине XVII века наряду с погрудными развивались и портреты в полный рост. Особое значение приобретает репрезентативный портрет с традиционными торжественными жестами, позами, надписями, гербами. Как известно, живописцы XVII века пользовались схемой позднего маньеристического парадного портрета, который распространен в Европе. Под влиянием ренессансного искусства западных стран в львовской живописи выкристаллизовался свой тип торжественных изображений, ориентиром для которого стали прежде изображения королевских особ, им подражают придворные, высшая аристократия, официальные представители власти и духовенство.

К началу XVII века относится погрудное изображение Софии Головчинской, работы неизвестного художника. София Головчинская была женой Станислава-Бонифация Мнишека (с 1602 года), старосты львовского. Умерла в 1605 году, в Самборе, где была погребена в костеле бернардинцев. Можно предположить, что портрет был написан в связи с торжествами замужества, об этом свидетельствует герб Мнишеков «Порай» (Poraj), изображенный слева. Очевидно, первоначальное изображение было больших размеров, а затем его обрезали - об этом говорит срезанная надпись.

София Головчинская представлена в светском платье с глубоким декольте, модной прической, украшенной драгоценной заколкой, на шее - изысканное ожерелье, в ушах - серьги. Все свидетельствует о парадном, репрезентативном назначение портрета, выполненного вроде западноевропейской живописи конца XVI века. Рядом находится ростовой портрет Яна Анджея Мнишека, львовского старости. Портрет Я. Мнишека приписывают (В. А. Овсийчук) львовскому художнику Шимону Богушовичу, который мог создать его в период 1605-1610 годов. Я. Мнишек, капитан львовский, изображен на темном нейтральном фоне; зафиксирован фамильный герб и информативная надпись, т.е., портрет написан полностью в традициях львовской живописи II четверти XVII века.

В таком же провинциальном стиле создан портрет Иоанна Ходкевича (1561-1621), известного литовского гетмана, участника битвы под Хотином 1621 года.

Иоанн-Кароль Ходкевич изображен на фоне драперии, в правой руке булава, левая лежит на эфесе сабли. В надписи, дающий информацию о представленной человека, есть ошибка - известно, что Ходкевич умер в 61 год, а не в 47 лет, как указано.

В живописи доминирует плоскостность, некоторое эмоциональное оживление вносит восточный орнамент кафтана.

В экспозиции зала внимание зрителя привлекает изысканный репрезентативный портрет Кшитофа Збаражского (1579-1627), старосты кременецкого, известного дипломата. Будучи в Константинополе, в 1623 году, он заключил мир с Турцией, освободил с турецкого ясыря рыцарей, попавших в неволю во время битвы под Цицерой 1620 года.

К. Збаражский показан неизвестным художником (1627 год) в полный рост на фоне зеленой драперии; по традиционной канонической схеме одна рука лежит на поясе, вторая лежит на столе, застеленном роскошным голландским ковром, на нем два мешочка с деньгами для турков, о чем свидетельствует надпись: MVSTAFFO TVRCARVM / IMPERATORI / POTENTI \ SIMO.

Костюм Криштофа Збаражского чрезвычайно богат: длинный из белого атласа кафтан, подпоясанный красным поясом, на белых лентах подвешена сабля в дорогих ножнах. Розкошная делия с персидской ткани подбитая черным мехом, головной убор, украшенный по центру драгоценной брошью. На ногах посла - традиционные для XVII века желтые ботинки. Ощущается некоторый диссонанс в изображение богатого, изысканного костюма, декоративного колорита с выражением лица, в котором присутствуют отголоски старой иконописи. В лице К. Збаражского чувствуется внутренняя сила, динамика, независимость духа, то есть все то, что и было присуще этому человеку.

 

Этот портрет считается типичным образцом парадного репрезентативного изображения в львовской живописи первой четверти XVII века, соответствует традиционной композиционной схеме живописи данного периода.

На противоположной стене висит портрет Анны Сенявской (1604-1632), дочери Александра Хоткевича, воеводы троцкого. Она была женой хорунжего Прокопа Сенявского, умерла в 28 лет, о чем говорит надпись. Портрет написан провинциальным художником, основная мысль - грусть, сожаление, смирение перед роковой судьбой. В живописи доминирует классический черный цвет (одежда, головной убор) с незначительными пятнами белого. Распятие на столе подчеркивает смиренное настроение Анны. Плоскостность и линейность являются специфическими чертами портрета. Есть еще одно изображение Анны Сенявской в Вильянивском дворце возле Варшавы, которое, очевидно, можно считать старше, чем олесское.

Парадные королевские портреты служили образцом для столичной аристократии, богатой шляхты. Художники подражали композицию, фон, т.е. использовали определенную схему для создания портретов. Часто на полотнах встречались гербы и надписи, которые разъясняли, кто изображен, какое социальное положение он занимает.

Примером такого портрета может быть изображение Юрия Оссолинского работы неизвестного львовского художника I половины XVII века. На полотне слева белой краской написано: «Marcin Hrabia Krasicki (Wo ... da Podolski, 1627)».

При исследовании иконографии портрета оказалось, что надпись не соответствует исторической достоверности, является ошибочной, потому что на портрете изображен Юрий (Ежи) Оссолинский, а не Мартин Красицкий. В пользу Оссолинского указывает парадный портрет в полный рост, что находится в замке Лив (Liw) около Варшавы. Изображение идентично нашему. Надпись на портрете в Ливе свидетельствует, что это Юрий Оссолинский (1595 - 1650) - подстолий коронный с 1630 года, воевода сандомирский с 1643 года, бидгоский, рицкий, любачевский. Кроме того, существует гравюра Иеремии Фалька сэр. XVII века с поясным изображением Ю. Оссолинского (Варшава, Национальный музей; 31,6 х20, 7 см).

Поэтому без сомнений - перед нами Юрий Оссолинский, известный дипломат Речи Посполитой в Англии. Надписи на портрете, очевидно, были сделаны позже, как это часто случалось. И сейчас существует много заблуждений на портретных изображениях, которые исследуются в результате кропотливой научно-исследовательской работы.

Неизвестный львовский художник середины XVII века представил Юрия Оссолинского в богатом костюме: красный жупан с рядом ажурных пуговиц плотно облегает могучую фигуру; ярко-малиновая делия, подбитая черным мехом, скрепленная на груди драгоценной массивной застежкой фигулой, правая рука уверенно лежит на поясе, а левая - на эфесе сабли. Прическа европейская, аккуратные усы и борода подчеркивают импозантный вид канцлера. Образ наполнен чувством собственного достоинства, уверенности в себе и своих действиях, благородства.

В портрете доминирует насыщенный красный цвет, который звучит довольно мажорно, поскольку усиливает оптимистическое звучание живописи.

Кроме портретной живописи в зале находится картина «Танец Соломеи» (XVII век) работы неизвестного художника. Львовский искусствовед В. А. Овсийчук считает, что это художник Шимон Богушович. Художник заимствовал сюжет из Нового Завета. Иоанн Креститель крестил Христа в реке Иордан; в своих проповедях он выступал против правителя Галилеи Ирода и его жены Иродиады, за что был посажен в казематы. Царь не убивал Крестителя, потому что боялся народного гнева.

Во время празднования дня рождения Ирода Соломея угодила ему танцами и он пообещал выполнить любое ее желание. Мать приказала Соломеи попросить голову Иоанна Крестителя. После казни его голову на блюде подали Соломеи, которая передала ее Иродиаде.

Действие происходит в дворцовом интерьере, разделенном колоннами на две части. Слева, размещен стол, за которым сидят Ирод с женой и гости. Все внимание зрителя направлено на Соломею, танцующую перед Иродом. Приглашенные - знатные вельможи, тысячники и галилеяне - размещены по периметру зала. Особенно поражает многообразие костюмов с богатым декором. Здесь можно видеть и восточное платье, шляпы с страусовыми перьями, людей в тюрбанах, духовенство.

Живопись носит повествовательный характер и является исключительным явлением в живописи XVII века. В экспозиции показана и деревянная скульптура XVII века. В первой половине XVII века в творчестве львовских скульпторов дерево стало материалом равноценным камню. В искусстве продолжается развитие реализма ренессансного типа. Во Львове работают мастера, приехавшие из Нидерландов, Гданьска, Вроцлава и так далее. С их приходом усилилась северо-маньеристическое течение. Наступает период расцвета деревней скульптуры, которую заказывали мастерам, как местная шляхта, так и богатые магнаты. Храмы и костелы переполнены алтарями, иконостасами с ажурной орнаментальной резьбой, монументальной скульптурой; возникают целые скульптурные ансамбли, богато декорированные позолотой и полихромией. К сожалению, сегодня можно только представить, как торжественно выглядели такие ансамбли в том или ином храме, поскольку сохранились лишь фрагменты былого величия. Для примера можно назвать скульптуру «Ангел с лютней» (неизвестный скульптор первой половины XVIII века; дерево, полихромия, позолота; 121х36х27), которая была найдена в костеле с. Лановичи Старосамборского района Львовской области.

Сюжет ангела, играющего на музыкальном инструменте, был очень популярным не только в европейской живописи, но и в скульптуре.

Образ ангела пронизан необычайным лиризмом и гармонией. Стройная длинная фигура привлекает внимание грациозностью и изяществом. Нежные черты лица с мягкой улыбкой на устах дополняют рафинированный образ.

Очевидно, ранее скульптура была частью алтаря; в с. Лановичи она оказалась в результате расформирования центрального бернардинского костела в Самборе (1774 - 1776 годы), в связи с чем профессиональную скульптуру передали в периферийный костел.

На смену ренессансным традициям XVI века приходит раннее барокко первой половины XVII века. Одним из самых ярких представителей этого периода является скульптор Иоанн (Иоганн) Пфистер (1573-1640/1642 годы), мастер из Вроцлава (о нем подробнее написано в разделе «Скульптура»). С одинаковым талантом он работал как с камнем (мрамор, алебастр), так и с деревом. Пфистер принадлежит к числу тех мастеров, в творчестве которых тесно переплелись ренессанс, маньеризм и барокко. Кроме того, скульптор всегда подчеркивал индивидуальные черты, создавал портрет того или иного человека. Период пребывания в Бережанах на службе у Сенявских - ярчайший в творчестве мастера. В это время был создан деревянный алтарь с богатым ансамблем портретной скульптуры.

Работа над алтарем была начата в 1638 году в костеле с. Бище Тернопольской области, которое принадлежало магнатам Сенявским. К сожалению, алтарь не сохранился, остались лишь отдельные скульптуры. Главными в алтаре было четыре скульптуры святых, которые выполнены в полный рост, - это портретная галерея членов семьи Сенявских - св .Екатерина, св. Елизавета, Святой Иероним и Святой Николай. В экспозиции можно видеть скульптуру св. Елизаветы (1640-е годы), которая принадлежала этому алтарю (в фондах находятся скульптуры св. Иеронима и Екатерины). Святая Елизавета изображена в полный рост. В ее фигуре заметны характерные для стиля Пфистера специфические черты: вытянутость фигуры, грациозность, продолговатое аристократическое лицо с прямым носом, миндалевидный разрез глаз, маленькие губы. Вьющиеся волосы спадают на мягко очерченные плечи. Кисть левой руки с тонкими пальцами выделяется филигранной резьбой. Складки одежды подчеркивают фронтальность фигуры.

Скульптура св. Елизаветы относится к талантливым, высокопрофессиональным работам Пфистера, выполненных в маньеристическом стиле. Маньеризм - стиль, родившийся в Италии и распространился в европейском искусстве в 1520-1600 годах. Художников-маньеристов не интересовал окружающий мир, они пытались подражать старым мастерам, исполняя свои произведения в экспрессивно-динамической манере, где доминировал изысканный аристократизм.