Почти пять веков главной осью Львова были улицы Галицкая и Татарская, были частью старого торгового пути между Владимиром и Галичем. Татарская улица упиралась в Татарские ворота, которые впервые упоминается в документах 1386 года, хотя без сомнения она могла существовать гораздо раньше. В княжеские времена княжеский дворец и замок лежали на противоположных концах современной Армянской улицы. Вдоль нее значительную часть населения составляли татары, входившие в придворную стражу Львова.

От них получили улица и ворота свои названия. Татары жили во Львове до 1410-тых годов. Их сначала выселили за пределы стен города. Они разместились в городском рву возле Татарских ворот, а позже вроде переселись в Литву. После выселения татар улица и ворота получили название Краковские. Башню скорняков над воротами надстроили 1404 года. До 1407 года до двойных ворот вел деревянный мост. Так как ворота были не на одной оси, в воротах царила темнота. Из-за растущей турецкой угрозы с 1476 года архитектор Ян Шиндлер достраивает внешнюю часть ворот, которая состояла из барбакана с малой башней, а 1500 года завершают внутреннюю часть ворот достройкой правой малой башни. В двух малых башнях находились две казны. Туда поступали собранные в городе налоги, делились на принадлежащие городу и королю. В зависимости от этого собранные средства сразу поступали в соответствующие казны. Специально выбранные члены магистрата регулярно проверяли содержание казны. После 1522 года была построена башня на валах, которая должна была защищать с флангов вылазку между внешней и внутренней частями Краковских ворот. В отличие от полностью уничтоженных огнем в 1527 году Галицких врат, огонь только повредил крышу башни скорняков, в которой уцелел запас пороха и пушки. Тогда комплекс ворот наименее пострадал из всех фортификаций Львова.

В начале XVII века над воротами поместили образ святого Станислава Костки, который умер в Риме в конце XVI века, но которому судилось стать первым канонизированным иезуитом. 17 августа 1623 года Краковское предместье полностью уничтожил пожар. Сгорели все храмы, дома до городских стен. Огонь не смог преодолеть не застроенную часть земли и два рва. Это спасение Львова приписали не перемене ветра и другим обстоятельствам, а образу святого Станислава Костки с Краковских ворот. Святого было признано патроном города и его изображение поместили в 1658 году на башне ратуши. На средства Мартина Кампиана в 1628 году было отремонтировано башни ворот, а в 1655 году архитектор Андреа дель Аква заново перестроил башню скорняков над воротами, которую стали называть "Дельаквиною". Во время осады в 1648 году ворота были забаррикадированы, а при осаде 1656 года перед их наружной частью насыпали земляное укрепление для пушек. Во время приступа орды в 1695 году татары попытались ворваться в город через эти ворота, но были остановлены выстрелами пушек с башни скорняков.

Средневековый историограф отметил, что Львов, как Венера русская, постоянно находится между Марсом и Вулканом. Если нападения врагов из пригорода разбивались до мощных стен Краковских ворот, то пожары останавливала отвага мещан и иконы святых патронов на стенах. Но перед еще двумя стихиями укрепления были бессильны: временем и водой.

Замки Львова

В новый век сооружения ворот вошли ли не наименее разрушенными из всех укреплений города. В 1704 году первая атака авангарда войск шведского короля Карла XII вызвала замешательство и панику среди защитников города. Единицы сопротивлялись шведам, большинство убегала без боя. Только обслуга башни скорняков сопротивлялась, пока не погиб последний защитник. Позже писали, что только их мужество хоть как-то могло реабилитировать позорную сдачу города, ведь шведы не смогли пройти в город через эти ворота. 19 сентября 1772 года через Краковские ворота во Львов вошли австрийские войска, начав новый, почти полуторавековой этап в развитии города, в котором не было места для устаревших фортификаций. В 1783 году все сооружения Краковских ворот были разобраны, хотя им повезло немного больше чем Галицким воротам. Сохранилось несколько его изображений, где достаточно подробно представлены все сооружения ворот.

По мере роста города Львов разрастались также его укрепления, в частности у Краковских ворот. Кроме внешней и внутренней частей ворот, башни на Гребельце в 1420-тых годах за вратами между внешней стеной и валом был возведен так называемый "цельштадт". Здесь обслуга городских башен, состоящая из мещан, упражнялась в стрельбе по мишени, расположенной возле угольных башен рымарей. Овладение мещанами умением стрелять из огнестрельного оружия стало необходимым после сооружения низкой стены. В 1495 году ювелир Матиас сделал серебряного петуха для украшения крыши бойницы, который там простоял сто лет.

Мещане несколько раз в год в определенное время под угрозой наказания должны были приступать к стрельбе. На стрелковой горе, где позже возвели дворец католических епископов, происходила стрельба из лука, ружья, гаковницы. Стрельбы проводились согласно правилам, составленных магистратом и утвержденных королевской канцелярией. За недостойное поведение, появление в пьяном виде угрожал штраф в 20 грошей. Несколько позже, в 1445 году было образовано "курковое братство". Ежегодно проходили соревнования на лучшего стрелка, называемого королем куркового братства, который в год получал определенные привилегии, установленные магистратом и утверждены королем, и ему вручали корону. Вручение короны было запрещено австрийцами, которые считали, что в империи Габсбургов есть только две короны - Австрии и Венгрии. Шведы Карла XII конфисковали у мещан все оружие, из-за чего проводить обучение горожан стало практически невозможно. 30 декабря 1738 года король Август III поручил магистрату восстановить военные учения мещан, которые раз в месяц должны учиться стрельбе. Каждый из мещан за свои средства должен был купить оружие, что было невозможным из-за нищенской жизни большинства львовян. Через полтора десятилетия магистрат продал остатки городской артиллерии, что сделало учение большинства горожан нецелесообразным. В дальнейшем членство в Курковом братстве стало признаком принадлежности к узкому кругу городских патрициев.

Церемония коронации проходила согласно регламенту 1693 года. За ним все ремесленные цеха города со своими символами, регалиями собирались у латинского собора, где проходило торжественное богослужение. После его завершения праздничный поход направлялся к ратуше, где согласно регламенту приглашали членов магистрата, бургомистра присутствовать на соревнованиях. Далее поход через весь город направлялся к Цельштадту. Процессия двигалась в определенном порядке. Сначала ехали два трубача в парадной одежде, затем шли два городских полки во главе с полковниками с развернутыми знаменами. За ними следовали мещане - участники соревнований. Завершали процессию празднично одетые горожане с наградами победителям. Два мясники вели третий приз - барана с золочеными рогами, четыре мясники вели для второго призера вола. Последнее ехали трубач и старый король куркового братства в короне, которая была главным призом. Курковый король в год кроме короны получал определенные имущественные привилегии и значительное денежное вознаграждение, размер которого определял магистрат.

В поздних временах стрельбище перенесли в сад Чечевичей, где построили дом стрелкового общества (теперь улица Лысенко, 23а). С начала XIX века члены братства имели отдельную униформу, которая менялась согласно требованиям моды. Стрелковое братство выступало при всех торжественных шествий, которые происходили в городе.

Позже стрелковое братство стало организацией богатых мещан. Ежегодно до 1939 года на праздник Божьего Тела происходила интронизация "куркового короля" вроде древних церемоний.