1605 год, апреля 16, Львов

Львовские советники принимают несколько статей для цеха веревочников, гребенщиков и токарей, регулируя внутрицеховые отношения. Придя лично, честные Якоб Лигинский, токарь, и Григорий Веселый, веревочник, цехмастера львовского ремесла веревочников, токарей и гребенщиков, которые объединены в одном цеху, вместе со старшими и младшими мастерами, своими братьями, сообщили о спорах и ссорах, которые возникли в их цеху между мастерами разных ремесел. Они (те дела) в наш совет несколько раз приходили, отдельно в том цеху рассматривались и были улажены. И чтобы в будущем избежать начало ссор, после взвешенного обдумывания установили и составили статьи между собой, и их к одобрению нашему совету в письме подали в таких словесных формах.

В первую очередь, чтобы ничего нового не было, но чтобы в соответствии правам, привилегиям и стародавним обычаям братья оставались, а то согласие, которое появилось теперь, чтобы не было отменено.

Львов экскурсии

Вторая (статья). Чтобы во всех трех ремеслах – веревочном, токарном и гребенном, которые есть в одном цеху, было согласие, каждый должен свое ремесло стеречь, и не должен токарь ни гребенщика, ни веревочника судить (и наоборот), и не признавать мастерских штук, ни судить челядь и наказывать, но в каждом ремесле должны сами узнавать и судить обо всех штуках.

Третья (статья). Должно быть подчинение всех по приказу цехмастеров, а кто бы не был покорный из братьев, тот должен быть наказан.

Четвертая (статья). На нужды города весь цех должен вместе складываться в один цех-ящик. Пятая (статья). Должен сказать мастер вышеупомянутых ремесел, сколько бы имел подмастерьев. Каждый из тех подмастерьев обязан на каждые постные дни давать в цех по 0,5 гривни. Цехмастер Якоб Лигинский, токарь, и Григорий Веселый, веревочник. Приняв во внимание те внесенные статьи, соответствующие хорошему порядку (цеху), нашей властью одобряем, чтобы в будущем не возникали между мастерами в цеху ссоры, будем накладывать на нарушителей и неспокойных мастеров по жалобе, сделанной цехмастерами, по 5 гривен кары, которые должны использоваться на ремонт города. (Происходило в субботу канун Проводной недели, года Божьего 1605).

 

1653 год, июля 8, Львов

Львовские советники подтверждают устав цеха токарей и веревочников.

Происходило во Львове в ближайший вторник перед праздником Святой Маргариты девы и мученицы, года Божьего 1653. Всем и каждому, кому нужно, содержанием данной (грамоты) сообщаем. Что на наш совет, который присутствует в полном составе, лично пришли прославленные цехмастера львовского цеха токарей и веревочников, избранные на этот год и давшие клятву, будучи здоровы умом и телом, не заставленные, не насильно, от своего имени и других старших и младших мастеров цеха токарей и веревочников, которые в большом количестве лично пришли вместе с ними, разрешая добровольно на это все ниже написанное; явно, по собственной воле и добровольно ниже написаны пункты или статьи, которые касаются хорошего порядка своего объединенного цеха, подали в соответствующей письменной форме, за которые (статьи) взаимно, единогласно всем цехом проголосовали, их собственными руками подписанные, чтобы все и каждое, что в них содержится, - клаузулы, позиции, и части было одобрено, подтверждено; и чтобы весь наш совет навечно, согласно прав и привилегий, предоставленных светлейшими польскими королями тому городу касательно общественных дел, одобрив и подтвердив, принимая к этим актам и внося их по содержанию в таких словах.

Во имя Господа аминь. Происходило во время квартальных собраний цеха веревочников и токарей, который с давних времен является объединенным в том городе Львове, в 1653 году, в понедельник на второй день (праздника) Святейшей Троицы. На протяжении долгих лет по разным причинам мы до сих пор не могли упорядочить некоторые пункты нашего общего цеха, как этого придерживаются в других коронных городах. Теперь по общему совету и разрешению старших и младших братьев, как токарного, так и веревочного объединенного цеха, идя примером других коронных городов токарного и веревочного ремесла, касаясь давних наших привилегий, а именно привилегии священной памяти короля Стефана с датой: Львов, 1 июля, рока Божьего 1578 (с которым ни в чем не хотим спорить), сохраняя во всем давние наши обычаи и обряды, обговорили между собой в согласии все старшие и младшие братья общего цеха определенные статьи и их предоставляем во внимание львовских советников, которым это положено по праву и давнему обычаю. Те (статьи) есть такие.

Первая статья. Если бы какой-то брат как токарного ремесла, так и веревочного хотел вступит в наш цех, такой наперед должен 15 польских золотых отложить в общий ящик, потому должен (дать) на цеховую башню полкамня оружейного пороха, и полкамня воска – в костел Святого Лаврентия (которого себе за патрона выбираем и упомянутый костелик берем под нашу опеку, желая в нем, в соответствии с нашими возможностями, обеспечить всяческое украшение). Помимо этого обязан вступающий в наш общий цех или устроить пир, или отчислить в ящик 12 польских золотых и дать два копца меда. Но прежде всего должен будет устроить пробу своего ремесла, то есть нужно нижеописанным способом штуки выставить и сделать. Брат токарного ремесла должен будет сделать, в соответствии с упомянутой привилегией, предоставленной священной памяти королем Стефаном, бутылку с одной штуки, в которой мог бы быть двойной напиток без любого смешивания. Также должен сделать жбан, который называем «лемпой», с емкостью, согласно привилегии Стефана. Далее – кубок итальянской работы, также согласно описанию в упомянутой привилегии. А брат веревочного ремесла должен сделать канаты на 12 (ни больше, ни меньше) сажней, а она должна быть дважды проволокой оплетена, а третий раз (свободно) спущена. Также должен сделать сложенный пас с проволокой на четыре полных локтя; тогда шнур, дважды оплетенный проволокой на тридцать сажней, ни меньше, ни больше; а в самом конце – тройную сетку на зверей на тридцать сажней, в которой должно быть двадцать четыре онда.

Вторая статья. Если же какой-то брат такую вышеописанную штуку не показал и ее не мог исполнить, но не из-за неумение, а из-за какой-то другой весомой причины, тогда должен или токарь, или веревочник за такую штуку заплатить, согласно решению всего цеха, как об этом выразительно говорится касательно токарей в привилегии Стефана.

Третья статья. Что касается местных львовских маслаков обоих ремесел, то (каждый) такой, когда настанет подходящее время для принятия в цех, должен будет или половину вышеописанной штуки делать или половину готовыми деньгами заплатить, также по решению цеха.

Четвертая статья. Каждый способен, кто вступит в тот цех и выполнит вышеописанные обязанности, должен, показав письмо свидетельства о законном рождении, принять городское право, согласно с обычаем и правом того города, и дать присягу перед львовским советом, а в городской арсенал отдать пять штабелей канатов, если будет веревочник, а если токарь – мушкет в общую башню, за которой ее цехмастера по своим обязанностям должны приглядывать.

Пятая статья. Тот наш объединенный цех из токарей и веревочников каждый год в определенное время в том городе для всех цехов должен выбрать двух цехмастеров и представить их советникам. А те два цехмастера должны быть римской религии, один будет из токарей, а второй – из веревочников. Шеста статья. Согласно выбранные и давшие присягу цехмастера должны будут, в соответствии с нуждой, оповещать братьев о собраниях обычным способом, а все оповещенные братья должны собираться в цеху вовремя, под карой Шести гривен.

Седьмая статья. А если бы братья нашего объединенного цеха были позваны на похороны, на заупокойные службы и другие потребности и мероприятия со стороны тех же цехмастеров, тогда обязаны приходить без любого противодействия, а если бы кто-то не хотел этому подчиняться и не пришел на эти мероприятия, тогда должен быть наказан шестью гривнами кары без промедлений столько раз, сколько провинится. Восьмая статья. Находясь на собраниях и сидя при открытом ящике, должны сохранять скромность все и каждый, следя за тем, чтобы особенно придерживаться трезвости. А если кто-то из братьев пришел в цех пьяный, тогда такой за кару три гривны отчислит, с которых (две гривны) должны принадлежать львовскому совету, а третья – цеху.

Девятая статья. На публичных собраниях братьев каждый должен свое место иметь и на нем должен скромно и тихо сидеть так, как (тот), кто впервые в цех вступил. А когда бы один другого место занял и его специально держал, тогда такой без промедлений должен дать два фунта воска в костел Святого Лаврентия и на другие нужды.

Десятая статья. Каждый брат, если бы принял парня на учебу, должен про него в течение двух недель сообщить в цех, а в следующие недели, согласно давнему обычаю, записать его в цех. А когда бы более двух недель такого парня у себя держал, а про него в цех не сообщил, тогда должен попасть под кару трех фунтов воска в костел Святого Лаврентия и на другие братские потребности.

Одиннадцатая статья. Подмастерье и ученик, отданный мастеру на учебу или в токарное, или веревочное ремесло, должен обучаться три полных года. А закончив три года (учебы) и освободившись от мастера, должен будет работать за вохлон (недельная оплата труда) у своего мастера (у которого обучался) полгода во Львове и должен (оплачиваться) в соответствии с (мастерством) его руки.

Двенадцатая статья. Как токарь, так веревочник тут, во Львове, должен «перемену» справлять, согласно привилегированного ремесла, основываясь на праве и давнем обычае.

Тринадцатая статья. Если кто-то из братьев умрет, а он был бы в долгах в цеху, тогда его вдова, если бы хотела после смерти своего мужа работать в ремесле, обязана будет оплачивать оставленный ее мужем долг.

Четырнадцатая статья. А если бы кто-то из братьев имел двух подмастерьев, тогда такой должен одного дать и отпустить к вдове, если бы она нуждалась в нем для своего выживания и пропитания. Пятнадцатая статья. Кто бы откликнулся после смерти своего отца, а не был бы искусным в токарном или в веревочном ремесле, тогда такого должен цех во Львове освободить. Шестнадцатая статья. Каждый брат местного веревочного цеха должен исполнять (работу) на семь, двенадцать и шесть локтей. А когда бы оказалось, что кто-то из братьев большую выполнил работу, то он попадет без промедлений под кару 5 гривен в цех.

Семнадцатая статья. Если бы кто-то из братьев обоих ремесел от другого брата отозвал челядина, то должен дать пять фунтов воска на нужды костела Святого Лаврентия и на другие братские нужды. Восемнадцатая статья. Если бы кто-то из братьев осмелился работу другого (брата) бранить (чего, согласно обычаю и поведению во всех цехах, не должен делать), тогда должен отдать три фунта воска, а такой воск, как и те (кары), которые мы выше упоминали и определяли за разные провинности, должен пойти в костел Святого Лаврентия, а особенно на службы и другие цеховые нужды.

Девятнадцатая статья. Какой челядин «с поля» придет, (тот) должен по обычаю прийти к мастеру, к старшим по работе, которая должна ему быть предложена, чтобы времени зря не терял во Львове, а особенно потому, что этого обычая придерживаются во всех коронных городах.

Двадцатая статья. Любой подмастерье, как токарь, так и веревочник, который хотел бы наперед работать, прежде чем цех утвердит, такой обязан будет положить в ящик 6 гривен и остановить работу, пока цех вышеописанным способом не утвердит и все повинности не исполнит, поскольку коронная конституция года Божьего 1611, установленная на варшавском сейме, требует, чтобы разные ремесленники, которые не имеют городского права и которые отнимают у цеховых ремесленников средства проживания из-за своей работы, не притягиваются к никаким оплатам и налогам, были отброшены и им ремесло запрещалось. И им люди духовного и светского рода не должны давать протекцию.

Двадцать первая статья. Если бы кто-то из братьев принял работу веревочного ремесла больше, чем на 50 золотых, тогда такой должен взять в сотрудники другого брата. А напоследок обещаем за всех веревочников, которые теперь и в будущем будут, когда возникнет потребность в канатах к городским ратушным часам, то должны их сделать и к часам отнести без никакой оплаты, эти благодаря за ласку и добродетель наших советников, а также желая их на дальнейшее время принять для нашего бедного цеха за патронов. Тем (советникам) также, которые на этот момент присутствуют, совместно составленные статьи к вниманию и подтверждению, согласно праву и обычаю того города, подаем.

Мальхер, цехмастер веревочного ремасла. Ян Сляма, второй цехмастер того же ремесла, рукой собственной.

Войцех Мазуркович, председатель. Станислав, второй председатель. Якоб Токар, третий председатель. Якоб Меховский, четвертый председатель.

А мы, желая снизойти к ходатайству упомянутых (токарей) и веревочников, как законному, предоставленному нам, о просмотре пунктов и статей определили и выслали ученого Якоба Долежинского, доктора обоих прав и знаменитого Мартина Анчевского, доктора философии и медицины, королевского медика, наших коллег советников, как опытных в жизни и хорошо ознакомленных с правом. Они же, вышеупомянутым способом от нас определены и уполномочены, внесенные статьи и пункты внимательно рассмотрели, изучили касательно как польского, так и магдебурского права, и внесли, что все то, согласно с общим правом и правом того города, должно сохраняться и быть исполнено для послушания и порядка в цеху, особенно в этом крае, находящемся на границе с врагами, а прежде всего в это печальное и страшное время.

 

Мы, снисходя к законному ходатайству упомянутых цеховых (мастеров), нижеперечисленных, внесенные пункты и статьи, все и каждые, во всех их содержаниях, клаузулах, условиях, частях, звучаниях и позициях, согласно праву, предоставленному тому городу, столице Руси, с давних времен святейшими священной памяти королями и князьями Польши, а также теперь счастливо господствующим нашим господином, одобрены общими законами и конституциями королевства, считали (достойным) подтвердить и одобрить, как и данной (грамотой) одобряем, подтверждаем и, согласно недавно упомянутых прав и привилегий города, сохраняем. А также разрешаем внести в наши акты, что те (статьи) должны получить силу вечной крепости и важности. Цеховые (мастера), (придерживаясь их) согласно звучанию и произношению, не противодействуя им, должны их уважать и придерживаться без промедлений под угрозой выше наложенных наказаний, решая присоединить это наше решение и одобрение посредством грамоты. Кроме того, наша обязанность обеспечить, чтобы в цехах, которые являются источником для того города и сохраняют правильный порядок вещей, остались крепкими давние права, стародавние обычаи, поэтому нашей властью, предоставленной и любезно подаренной нам для этого святейшими польскими королями, считали (достойным) статьи и внесенные (пункты) добавить и присоединить, как и добавили и присоединили.

Первая (статья). Поскольку сеточники и гребенщики, согласно давним правам, к тому цеху принадлежали, о чем дела до нынешнего момента задержались, и должны принадлежать, а теперь в те несчастливые времена отсоединились, то тогда, чтобы исполнялись давние права и обычаи, должны будут сеточники и гребенщики, которые живут во Львове, дав в тот цех 15 злотых в ящик, а гребенщики при этом обязаны будут выставить и штуку, описанную в привилегии Стефана, и вступить (в цех) и исполнять все цеховые повинности поровну с токарями и веревочниками, или также каждый квартал (давать) по три злотых, а это должен исполнять каждый в особенности, положив в ящик, тогда будут вольными от налогов и других цеховых повинностей.

Вторая (статья). А еще много есть во Львове таких торговцев, которые продают в лавках веревочную работу, то есть постромки, шнуры, канаты, пасы, уздечки, шлеи, бичи и другие подобные вещи, что для веревочного цеха является большим препятствием, поэтому предотвращая это, тот веревочный цех будет иметь свои лавки, по нашему разрешению и платой определенной аренды в лонгерию (который экономисты должны обсудить и установить), для публичной продажи своей работы, а торговцы, под угрозой потери своего товара, в этом не должны мешать веревочникам.

Третья статья. Если во время ярмарки придет в наш город веревочник или сеточник, токарь или гребенщик, то обязан сообщить в этот цех и положить в ящик два злотых. Когда это сделает, то вольно ему будет со своей работой всю ярмарку отбыть и ее продавать.

Те все статьи, добавленные нами для хорошего порядка и управления, львовские сеточники и гребенщики, которые законно были позваны, лично пришли на ратушу, перед нами все приняли, их признали и обещали во всем быть покорными со собственной воле. А мы, согласно нашим правам, оставляем и сохраняет за нами право увеличения, уменьшения и исправления внесенных статей и пунктов. Для доверия к делу печать нашего львовского совета к данной (грамоте) подвешена.

Выдержка из актов львовского совета.

Самуэль Казмир Кушевич, писарь города Львова, рукой собственной. Место печати.

 

1653 года, июля 17, Львов

Ян Казимир подтверждает грамоту советников Львова от 8 июля 1653 года, которая содержит устав цеха токарей и веревочников.

Ян Казимир, Божьей милости король. Сообщаем данной нашей грамотой всем и каждому, кому нужно. Представлено нам бумажную грамоту, аутентично вытянутую из актов львовского совета, которая содержит в себе статьи цеха токарей и веревочников, содержание которой приводится и является таковым. Далее приводится грамота львовских советников от 8 июля 1653 года, которая содержит устав цеха токарей и веревочников (см. док. №16).

И просили нас, чтобы мы упомянутую грамоту нашей королевской властью считали достойным одобрить и подтвердить. Милостиво снисходя к этой просьбе, эту грамоту в общем, вместе со всеми пунктами, статьями, клаузулами, дополнениями, условиями, считали (достойным) одобрить и подтвердить, как и одобряем, подтверждаем и закрепляем данной (грамотой), устанавливая, чтобы они держали силу надлежащей крепости. Для доверия к делу данную (грамоту), подписанную нашей рукой, приказали скрепить печатью королевства. Дано во Львове в ближайшую среду после праздника Святой Маргариты, девы и мученицы, года Божьего 1653, нашего господства в Польше – пять, а в Швеции – шесть лет. Ян Казимир, король.

Ян Рожыцкий, секретарь королевского величества.