Княжий Город

НАЧАЛО ЛЬВОВА - КНЯЖЕСКИЙ ЗАМОК ЛЬВА - СТАРЫЙ ЛЬВОВСКИЙ ЗАМОК - УКРАИНСКОЕ МЕЩАНСТВО НА ЖОЛКЕВСКОМ ПРЕДМЕСТЬЕ

Львов обязан своим началом галицко-волынскому королю Данилу Галицкому. С целью защиты своего государства от монголо-татар, Данило в разных местностях Галичины, Волыни и Холмской земли поставил крепкие замки и городища. Так, на холмах, возвышающихся над низменностью реки Полтви поставил князь город (замок) и дал ему название Львов, по имени младшего своего сына Льва. Первое письменное упоминание о нашем граде подает Галицко-Волынская летопись в связи с пожаром Холма в 1259 году: «Такое было пламя, что изо всей земли видно было зарево, что и из Львова глядя, видели по полям белжзким, издали горения сильного пламени».

Немного передали нам летописи истории города Львов. Можно предположить, что находились во Львове основатели города князь и король Данило и его сын Лев. Наш город изначально жил в тревоге и средь опасностей жизнью. Во 1261 году в летописи упоминается, что по приказу монгольского хана Бурундая Лев должен был «разметать Львов», то есть разбросать городские укрепления. Но приказ этот не был выполнен и Львов отстроено наново, Львов скоро стал настолько мощным, что монголы не могли его взять. А под 1283 годом летописец пишет, что хан Телебуга пошел на Львовскую землю и на город Львов. И стояли две недели во Львовской земле, кормились и не воевали. И не давали ни вылезти из града за едой, а кто уходил из града, одних убивали, а иных брали в плен, других обирали и пускали нагих и те от мороза умирали, - и сделали всю землю пустой».

В 1287 году Телебуга снова пошел на Львов. Княжеский замок Льва существовал до 1340 года. В том году русские бояре во Владимире отравой убили последнего короля Руси из династии Романовичей - Юрия II Болеслава Тройденовича. В апреле месяце напал на Львов король Польши — Казимир Великий, добыл замок и вывез отсюда княжеские сокровища, а сам город сжег.

В котором именно месте стоял княжий город, древние летописи ничего не сообщают. Следующие научные исследования показывают, что княжий замок был там, где лежит теперь парк Высокого Замка, но он занимал не весь холм, а только крайнюю западную гору, что опадает стремительно к Замковой улице. Вот ту гору и называем Княжьей.

Замки Львова

Вершина Княжьей горы находится в парке, между домиком садовника и искусственной пещеркой. В старину (до 1830-тых годов) на месте, где сейчас домик садовника и ресторан, проходил глубокий и крутой овраг, так что Княжья Гора полностью отделялась от другой горы, на которой стоит сегодня курган Люблинской унии. Княжеская Гора по природе являлась оборонительной. На старых древних рисунках она имеет вид стога. Вершина горы сейчас значительно ниже; когда было заложено в 1830-1840 годах замковые насаждения деревьев, засыпали упомянутый выше овраг и засыпали его землей с Княжеской Горы. Когда-то гора возвышалась на ту же высоту, что и теперь в самой высокой точке, над искусственной пещерой.

На вершине горы находились главные укрепления княжьего Львова, высокий город, или так называемый Детинец. Один из историков Львова бургомистр Бартоломей Зиморович основываясь древних преданиях так описывает тогдашний Львов. Князь Лев (Бартоломей Зиморович посчитал Льва Даниловича основателем города) увидел оборонительную возвышенность, которую в долине окружали леса, а подступы к ней были очень тяжелыми, здесь он построил временную крепость город из частокола, который там срубили, окружил густыми засеками и сильным частоколом. Можно догадаться, что, как и в других крепостях, так и во Львове, над стремительными склонами горы, проходил высокий вал, на нем «заборола», сложенные из деревянных срубов, «городниц». Посередине стоял, очевидно «столб», башня выстроенная из обтесаного дерева или из камня (подобно, как и в Холме), здание гарнизона, укрытия для имущество и, возможно, небольшая церквушка. Зиморович сообщает, что князь Лев завез сюда свои сокровища и проживал на горе замковой одну зиму, но лютые ветры, дующие здесь, заставили князя перенести свой двор в низшие части города.

До наших времен с этого верхнего замка ничего не осталось. Когда 1340 город сожгли, его не восстанавливали. Долгие годы гора стояла пустой и без какой-либо растительности. Некоторое время хранился в памяти княжеский замок на том месте, так как в XV веке гора называлась Гораи, что означает, видимо, замок - таких гор много в северо-восточной части Галичины. В XVII веке звали вершину Лысой Горой (Mons Calvus), или же Кальварией. Поставлен здесь крест и набожные жители ходили сюда часто помолиться Господу. В 1605 во время шторма молния ударила в крест. Не так уже и давно в 1838 засаживали гору деревьями и заложили на ней проходы. В то время также выстроили искусственную пещерку, о чем свидетельствует помещенная на ней табличка с датой 15 августа 1841 год. Львы, держащие гербы, использованы для украшения, взяты были со старой ратуши - гербы принадлежат мещанским семьям. В 1845 году на террасе, высыпанной на месте древнего оврага, построено ресторан, позже домик садовника. Старые деревья на вершине горы значительно уничтожила буря около 1900 года. Цветник на Княжьей Горе слил красивыми пионами, розами и иными цветами.

К востоку Княжеская Гора сходит к террасе на улице Замковой. Здесь была нижняя часть города. Она предназначена для домов населения, крепостные элементы состояли также из частоколов и валов, и полукругом окружая гору, опадали в районе нынешней Жолковской улицы. Какой вид имели эти укрепления, нам не известно наверняка. В 1900 году найден во время проведения земляных работ подземный тротуар высотой и шириной в полтора метра, который вел с Княжьей Горы напоперек через улицу Татарскую и Жолковскую и выходил на улицу Балёновую. С каких времен этот переход, того нам не ведомо.

Центральное место занимал княжий двор. По легенде, стоял он под Княжьей горой, на холме, немного выше церкви Святого Николая. Сегодня переходит сюда улица Замковая - при планировании выравнено территорию так, что холм над храмом Святого Николая выглядит как ровная платформа. Но раньше холм был более высоким и назывался Будельница. Это название происходит от слова «будить» и предполагают, что существовала здесь башня сторожа, с которой в случае опасности били тревогу и будили людей. Не осталось никаких следов укреплений княжьего двора. Из летописей о дворе известно только то, что хранили здесь княжью казну и сокровищницу. Король Казимир, после того как добыл Львов 1340 года, забрал с собой отсюда княжеские регалии: драгоценные золотые кресты, престол, две короны, высаженный золотом княжеский плащ и др.

Пред княжьим двором находились оборонительные ворота, а от них отходила стремительная дорога - это настоящая улица Под Брамкой. Она шла к базару, место которого указывает Старый Рынок Львова.

Это самое старое торжище Львова. Оно было укреплено и до сих пор местные пригородные евреи называют часть Жолковской улицы, от площади Краковской до Старого Рынка - «На мосту»; здесь находился ров, а над ним мост. На Рынке кипела жизнь. Старый Рынок расположен при Жолковской улице, когда-то называвшаяся Волынской дорогой, по которой шел торговый путь к Владимиру Волынскому и далее на Луцк и на Киев. Съезжались на торг сюда купцы из разным стран. С Волыни и с Приднепрянщины привозили воск меха, кожи; с юга, через город Галич, приходили разные товары из Греции и Азии: вино, шелк, восточные корни; из запада и севера, из Германии и западных государств шли металлические изделия, сукно, шерстяные материи, полотно. На Старом Рынке осуществлялся торг. Свои шатры раскладывали здесь купцы со всех сторон — немцы, греки, итальянцы, армяне, татары, но первое место среди всех имели наши купцы. Князья сильно заботились о развитии торговли в городах и давали купцам отдельные права, а также заключали для них торговые условия с правителями далеких государств. В XV веке дома на Старом Рынке назывались «Под Гораем». Упоминается в летописях здешняя корчма «Брага», в которой, вероятно, купцы после торга запивали магарыч.

Память о том, что Старый Рынок являлся некогда основным базаром Львова, пережила много веков. Когда вырос уже новый Львов, основан при Новом Рынке, здешние горожане еще долго защищали свои права и старались соблюдать соперничество с новым городом. Еще в 1497 году, когда наш король Ян Ольбрахт задумал ограничить права старого Львова, в обороне его прав стало тринадцать городов Галиции, а именно: Гологоры, Перемышль, Самбор, Жыдачов, Стрый, Городок, Вишня, Мостиска, Бобрка, Галич, Рогатин, Буск, Дунаев и выдали удостоверения, что мещане, принадлежащие к Святого Ивана (костела на Старом Рынке), «от лет давно минувших, пока достигает память людей», вели торговлю беспрепятственно в целом крае.

Под княжеским двором, возле торга и дальше стояли дома и дворы бояр и горожан, среди огородов и садов, меж домами, возвышался круг церквей и монастырей. Украинцы во Львове в княжьи времена творили национальное большинство в населении. О сем свидетельствуют множество церквей в разных частях княжьего Львова. Под самым двором князя стояла церковь Святого Николая и монастырь Святого Онуфрия, ниже них церковь Святого Теодора, далее при Жолковской улице церковь Святой Прасковьи, Воскресения, Спаса. Недалеко церкви Святого Николая стоял небольшой костел Святого Иоанна Крестителя. Все эти храмы своим основанием происходят, видимо, еще с княжеской эпохи. Город Львов был людным и широким. Его дома тянулись до реки Полтви и дальше за Полтву.

Кроме украинского во Львове проживали еще другие народы, различного происхождения. Из Великой Армении прибыли сюда армяне. Когда турки завоевали их страну, они из Азии отправились в Крым, а оттуда перешли во Львов. Здесь они находились в значительном количестве и в княжьем городе имели своих три армянские церкви - Святой Анны, Святого Иакова, Святого Креста. Их главным центром был Старый Рынок, где они прожили еще долгое время и сохранили свои купеческие права. В XV веке Армяне имели возле Старого Рынка свою отдельную баню; возле монастыря Святого Иакова был снова «армянский мост».

С востока пришли также и татары, бывшие ремесленниками,и знавшие ювелирное и кузнечное дело, а также торговавшие мелкими товарами. Бойкую торговлю вели также местные караимы, еврейская секта, которая пришла из Крыма, их давнее кладбище - это так называемое старое кладбище при улице Клепаровской. Евреи также жили во Львове с княжьих времен.

С запада после татарского бедствия стали приезжать немцы. Они основывали себе в городах отдельные кварталы с собственным самоуправлением, так называемым магдебургским правом. Во времена Льва Даниловича немцы получили во Львове своего войта, Бертольда Штехера, получивший от князя различные земли. Их храмом стал костел Марии Снежной, с самой первой римо-католической епархией во Львове.

И позже украинцы густо населяли территорию княжьего Львова. Окраину под старым градом называли Подзамче, целый пригород - Краковским (теперь Жолковское). В начале XVI веке в приходе Святого Николая было 10 портных, 3 слесари, 5 мечников, 1 ювелир, 2 пекарей, 3 столяры, 1 маляр и 6 кузнецов; в приходе Святого Федора - 7 портных, 1 столяр, 1 слесарь, 2 плотника; в приходе Воскресения - 1 ткач, 1 токарь, 1 портной; в приходе Святой Прасковьи - 3 портные, 1 ювелир, 2 ткача, 2 кузнецы, 1 слесарь, 1 мечник, 5 пекарей, 1 бондарь, 2 плотника. В большом количестве проживали в этих кварталах сапожники-украинцы. В 1618 году было их здесь 40 одних добрых мастеров. Львовские поляки не желали принимать их в цех сапожников. Но наши жители пригородов посоветовались между собой и организовали свой отдельный цех под патронатом львовского старосты, который шел им на встречу, и разрешил открыть свои сапожные «палатки» пред Краковскими воротами. Украинское сапожное объединение стало таким опасным для сапожников-поляков, что им пришлось просить украинцев о переговорах. В 1641 было составлено соглашение. Украинцы вступили в городской цех на равных правах с поляками — один из цехмистров был украинцем, а один поляком, цеховая складка шла на половину от обеих сторон. Остальным ремеслам так не повезло. Львовские гильдии не раз преследовали и наказывали жестоко за то, что без цехового разрешения мастера-партачи вели свое ремесло.

Наши жители пригородов были довольно состоятельные, имели свои дома и грунты, были в силе даже строить новые церкви. В XVII и XVIII веках все церкви в предместье перестраивались. Еще поставлена новая церковь Рождества Богородицы и монастыри Введения и Иоанна Богослова. При всех церквях были братства, которые занимались не только божьей службой, но и организацией мещанства. При каждой церкви была бурса и школа. В XVII и XVIII веках в Жолковском предместье основано шесть наших школ при церквях: Святого Николая, Святого Онуфрия, Святого Теодора, Святой Прасковьи, Воскресения и Рождества Богородицы. Учили там дьяки, бедные ученики жили при церкви и содержались подаянием граждан.

Среди украинцев поселились здесь и там поляки, но приходской костел имели только один - Марии Снежной, что сразу был немецким приходом. В XVII веке заложено еще монастыри миссионеров, кармелитов босых и бенедиктинок.

Евреи, которые были в княжеские времена, но в небольшом числе, позже начали расти и в конце размножились так, что выперли христиан целиком из главной Жолковской улице на край пригорода.

С Жолковским пригородом связаны различные исторические события. Татарские нападения в поздних временах редко доходили до этого пригорода, потому что защищали его грязи над Полтвой. Перед приходом казачьих войск 1648 и 1655 польская команда города сама подожгла пригород, чтобы облегающие не имели в нем защиты.

Во время осады Львова Хмельницким в 1648 году на Тарнавке, окрестности около нынешней Жолковской рогатки, стоял лагерем казацкий полковник Максим Кривонос. Из какого рода он был, не знаем наверное: одни говорили, что он был чужак, родом из Шотландии, и на Украину пришел как странствующий поляк, другие подавали, что он был уроженцем Волыни. Он имел под собой отряды крестьянства и с ними шел в поход против поляков. В бою под Константиновом он был ранен и под Львовом, лежа больным, отдавал приказы. Его полк получил крепость Высокого Замка. Сам Кривонос, по преданию, не вернулся уже из-под Львова, умер на Тарнавке, и где-то здесь похоронен, видимо, на кладбище церкви Введения Пресвятой Богородицы или Спаса.

В 1655 по второй осаде Львова через пригород, через Краковские ворота, переезжал Богдан Хмельницкий во главе своих полков. Гетман ехал на пестром боевом коне, за ним несли новую красную хоругвь с бунчуком из белого конского хвоста и с гербом гетмана, вышитыми на белой китайцы, вторая хоругвь изображала Святого Михаила, что перебивает древком Смока (змея). За гетманом шли казацкие полки с разнородными флагами, всех было 34, на знаменах были гербы разных земель Украины, «только не было белого орла нашей Польше», как пишет польский мещанин-очевидец.

В 1664 году Краковское предместье пережило еврейский погром. Перед тем уж часто приходило к нападениям пригородной черни на евреев, причем главными героями были иезуитские студенты. В этом году в мае началась паника («тумульт») в городе, а затем толпа пошла на Краковское предместье и начала грабить евреев. Последние пробовали защищаться, вооруженные саблями, ружьями, топорами, но толпа их разбила и устроила дикий погром. Уничтожено много домов, более ста евреев было убито.

Дня 11 февраля 1691 на Львов наступали татары. Гетман Станислав Яблоновский укрепил пригород над тогдашней Млинивкой, в основном вокруг т. н. Каменного моста (где сходится Замарстыновская с улицей Короля Яна), но татары ворвались от Клепарова и начали грабить улицы. Главные бои с ними были в окрестности настоящего железнодорожного моста на Замарстыновской улице. При отступлении татары стянули свои трупы под церковь Воскресения и сожгли ее вместе с соседними домами. Горели тогда также церковь Святой Прасковьи и монастырь Введения. Был и комический эпизод. Один поляк взял в плен какого-то татарского старшину, завел его в церковь Святого Николая и здесь привязал к шнуру от звона. Сам отбивался от татар, а пленный татарин на шнуре все звонил.

Жолковской пригород со временем посунулось за Полтву. Широкую равнину над Полтвой называли издавна Болонь или Лугами; там были пастбища, из которых ровно пользовались жители города и пригороды. Часть луга называлась Чарачениця.

В более новых временах Жолковской пригород был известен огородничеством. В начале XIX века при нынешней улице Зборовских были большие огороднические заведения немцев Шнайдера и Гайслера, которые не имели еще никакой конкуренции и делали на цветах большие поместья, но во втором поколению их дома поутихли. При Замарстыновской улицы были тоже огородники, в частности Штинцинг, которые вновь производили овощи.

В некоторых местах в пригороде среди малых мещанских домов были и богатые дворы. При конце нынешней Замковой улице в XVII веке было поместье ассимилированных греков Папаров, которое перешло в собственность монастыря Святого Иоанна Богослова (теперь кладбище Папаривка). При Замарстыновской улице, по левому боку окрестности железнодорожного моста, в XVIII веке была палата Четвертинских. За нынешней Жолковской рогаткой была палата Целецких, украшенная мрамором и фресками, позже перешла к Бачевским - владельцев фабрики водки. Мрамор украшает теперь часовню Бачевских на Лычаковском кладбище.

Украинское национальное движение в Жолковском предместье началось в конце XIX века. При ордене отцов Василиан в 1904 году основано читальню «Просвиты», которая находилась сразу на улице Объезд, номер 6. Вскоре основано здесь Захоронку (Приют для сирот). В 1912 открыт первый класс школы им. Короля Данила, которая была сразу на улице Святого Мартина, номер 24а. Теперь содержится Захоронка на улице Жолковской, номер 62, и здесь теперь находятся украинские учреждения.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОГУЛКИ ЛЬВОВОМ. Иван Крипьякевич