Задолго до появления книгопечатания во Львове существовало искусство рукописной книги. Переписывание книг было известно в Киевской Руси уже в IX веке. Однако древняя рукописная книга, которая сохранилась до нашего времени, относится к середине XI века. Это так называемое «Остромирово евангелие», переписано в 1056-1057 годах в Киеве для новгородского посадника Остромира.

Изготовление рукописных книг было на Руси почетным. Уважение к книге, к ее переписчиков не раз отмечается в древнерусских летописях. О Ярославе Мудром летописец пишет: «И бе Ярослав любя церковньїе уставьы…и книгам прилежа, почитая часто в день и во ночи, и собра писца многьі…и списаша многьі книги». А в постановлениях «Стоглава» читаем: «Певцы и чтецы и доброписцы тогда славньї бмли по всей земле и до днесь». 

Характерным свидетельством глубокого понимания значения книги в древней Руси могут быть строки, коториие находим в Лаврентьевской летописи с 1037: «Велика бо бывает полза от ученья книжного. Книгами бо кажеми и учими есмы пути покаянью; мудрость бо обретаем и воздержанье — от словес книжных. Се бо суть рекы, напояюще вселенную, се суть исходища мудрости. Книгами бо єсть неисчетная глубина... Аще бо поищеши в книгах мудрости прилежно, то обрящеши велику ползу души своей».

Писцы и художники стремятся придать своим произведениям привлекательный, праздничный вид. Упомянутое «Остромирово евангелие» не только древнейшая, но одновременно и одна из лучших достопримечательностей древнерусского книжного искусства. Его картинки, миниатюры, инициальные буквы, именно письмо выполнены с такой тщательностью, каллиграфической точностью и мастерством, в такой роскошной цветовой гамме, что и сегодня мы с восторгом смотрим на этот достойный удивления произведение.

Тщательно, с глубоким пониманием специфики книжного организма оформлены многочисленные рукописные книги последующего времени. Они оказали большое влияние на славянских первопечатников, творчески использовали произведенные в течение нескольких веков различные средства и элементы богатого художественного оформления рукописной книги. Основным элементом оформления восточнославянской, в том числе и украинской рукописной книги, в отличие от книги западной, была заставка. Термин «заставка», или «заставица» известен уже в XI веке. Ими украшались начальные страницы книги, ее разделы, они служили также для разделения строк текста с различным содержанием.

Чаще всего в украинской рукописной книге встречаются заставки прямоугольной формы, редко с полукруглым вырезом в нижней части прямоугольника; бывают они в виде приземистой буквы П. По орнаментальными мотивами обои делят на растительные, плетинчасто-геометрические и тератологические. Последние построены из композиции плетенки, растительных мотивов и фантастических изображений различных птиц и зверей. Вообще орнаментальное богатство рукописных заставок 一 выдающееся достижение тогдашнего декоративного искусства.

Под заставкой, как правило, стоял заголовок, который с XIV века стали писать сложным декоративным письмом - вязью. Текст начинался заглавной буквой, выполненной преимущественно красной краской или золотом. Нередко же буква, ее форма превращалась в роскошный орнаментальный узор. Рукописи украшались также миниатюрами (фигурными изображениями) 一 цветными иллюстрациями, выполненными одной, преимущественно черной краской. Они размещались на отдельных страницах или между строками текста. Надо, однако, сказать, что миниатюра в украинской рукописной книге не получила распространения.

Отделка рукописей тесно связывалось с характером шрифта, почерком, которым писались книги. Древнее-русская и украинская рукописная книга знает три основных вида письма, последовательно менялись: встал полуустав и скоропись. Древнейшим из них является уставное письмо, которое употреблялось в основном до XIV века. Изредка уставом писались рукописи и позже. Устав - строгое и красивое письмо, каждая из букв которого писалась в несколько приемов и не соединялась с другой. Во второй половине XIV века на смену устава приходит полуустав. Его буквы писались быстрее, они мелкие, простые по строению, часто слегка наклонены. В полууставе встречается большое количество сокращений и надстрочных знаков, так называемых заголовком. Полуустав был использован, как будет сказано ниже, Иваном Федоровым и Петром Мстиславцем для создания наборного шрифта первопечатных. Скоропись появился почти одновременно с полууставом, но в рукописях украинских он широко начинает использоваться только с XVII века. Этот почерк рассчитан прежде всего на значительное ускорение процесса письма. Его основную графическую особенность составляют многочисленные продолжения букв, выходящие за строку вверх и вниз и имеют часто декоративный характер. Элементы украинской скорописи были использованы впоследствии в создании острожских типографских шрифтов.

Древнейшие восточнославянские, в том числе и украинские, книги написаны на пергаменте - соответственно обработанной коже животных (овец, коз). Пергамент в украинских рукописях употреблялся до середины XV века. Есть, правда, случаи, когда его использовали и позже. На пергаменте, например, написаны одни из лучших памятников украинского книжного искусства середины XVI века пересопницкое «Евангелие» и роскошно украшенный «Ирмологион» с XVII века.

Во второй половине XIV века у нас появляется гораздо дешевле и удобнее для письма материал - бумага. Первой восточнославянской книгой, написанной на бумаге, считают «Поучение Исаака Сирина» с 1381 года. Древнейшие бумажные украинские рукописи относятся ко второй половине XV века. Писали гусиными, изредка павлиньими перьями. Для написания золотом, иногда и киноварью использовался кисть. Перед тем как писать, на пергамент, а позже и на бумагу легким нажатием специальным прибором «штильцем» наносили линии для строк, а также графили поля. Легкие, едва заметные линии не препятствовали чтению, не разбивали композиции страницы, как это было в латинских кодексах, в которых такие линии выполнялись краской.

Тогдашнее чернила отмечались чрезвычайной устойчивостью, оно хорошо закреплялись на пергаменте или бумаге. Названия книг, статей, разделов, начальные буквы, иногда приписки, заметки и поправки, как правило, выполнялись киноварью, суриком и золотом. Особенно широко использовался красный цвет, чего не было в западноевропейских книгах. В этом отношении убранству рукописной книги можно сравнить с прекрасными древнерусскими вышивками, в которых красный и черный цвет составляют основную цветовую гамму.

Обложки рукописных, а затем и печатных книг, к концу XVII века изготовлялись исключительно из деревянных (дубовых или сосновых) досок, обтянутых кожей или ценными тканями (бархатом, шелком).

К началу XV века переплета были гладкими, без украшений. Впоследствии появляется слепое или блинтовое тиснение и металлические украшения - средники, угольники, жуковина. Порой были ценные оправы из золота и серебра, которые украшались драгоценными камнями, жемчугом, эмалью и чернью. Для сохранения листов книги от порчи обложки скреплялись специальными застежками. Насколько внимательно рукописные мастера относились к сохранности книг, свидетельствуют многочисленные приписки, одна из которых имеет следующее содержание: «А которий поп или диякон чтеть [прочитав] а не застегает всих застежек, буди проклят».

Писцами книг были ремесленники-книгописцы, которые работали в одиночку или в мастерских, а также монахи в монастырях, попы, дьяки. Искусство каллиграфа очень высоко ценилось, оно переходило от отца к сыну. Писцы имели обычай делать в конце книги или на полях различные приписки, в которых указывали свою фамилию, место и время написания, а также сообщали о различных событиях бытового, культурного, исторического и иного характера. Так, например, в приписке к «Апостолу» 1307 находим упоминание о раздоре между русскими князьями Юрием Московским и Михаилом Тверским: «При сих князех сеяшется и ростяше усобицами, гиняше жизнь наша...»

В работе над созданием рукописной книги рядом с переписчиками участвовали также художники. К сожалению, они очень редко подписывались под своими произведениями, а писцы, которым наверняка принадлежала ведущая роль в изготовлении книги, не заботились, за редкими исключениями, указывать фамилию художника.

В тех случаях, когда художник рукописи решался назвать свою фамилию, делал это достаточно скромно. В «Русском Евангелие» 1339 художник внутри заставки мелкими буквами написал: «Господи, по-мози многогрешному Іоану написать ми заставицю сию». В роскошно украшенной волынской рукописи середины XVI века («Служебник», Государственный исторический музей, Москва, Вос. 3), художник так определил свою роль: «А мазал Андричина многогрешний».

Мастера книг высоко ценили свой труд. В связи с тем, что при переписывании могли случаться ошибки, переписчики заранее просили у читателей прощения: «Исправляїоче чьтете, не кльнуче, но поминаюче, ацезда буду где описался худым умом грешным, простите, благословите» («Галицкое Евангелие» 1266).

Переписывание книг было тяжелой, изнурительной работой. Одна книга время писалась около года. Поэтому понятна и радость и удовольствие, с которыми заканчивал свою работу переписчик. «Яко радуется жених о невесте, 一читаем в «Добриловому Евангелие» 1164, 一 тако радуется писець,видя последний лист». Или: «Яко рад заяц сети избег, так рад писец последнюю страницу дописав». Рукописное искусство - очень интересное и своеобразное. Рукописная книга в течение нескольких веков развития достигла высокого художественного уровня.

Но с развитием общества, с подъемом его экономики и культуры, рукописное искусство не могло уже удовлетворять возросшие потребности в книге. Процесс переписывания, при котором каждую букву надо было нарисовать по всем правилам каллиграфии, был очень медленным и, следовательно, малопродуктивным. А раз книга писалась долго, к тому же в одном экземпляре, цена на нее была очень высокая. Понятно, что ее могли покупать только состоятельные люди. Есть ряд приписок в книгах, которые свидетельствуют о том, что одна книга покупалась время всем селом и оплачивалась не деньгами, которых крестьяне не имели, а натурой. Рукописные книги имели еще один непреодолимый недостаток: они пестрели ошибками, часто довольно грубыми. Ведь трудно, было написать книгу на несколько сотен страниц, и не совершить ошибку. Были и случаи, когда переписчики сознательно отходили от текста оригинала, трактуя то или иное положение так, как им хотелось. Но в процессе экономического и культурного развития названы недостатки стали настолько ощутимыми и чувствительными, что необходимо было искать какой-то другой, более прогрессивный способ изготовления книги, который мог бы удовлетворить потребности общества. Таким средством значительного ускорения в изготовлении книги, притом не в одном экземпляре, а в сотнях и тысячах идентичных экземпляров с хорошо выверенным текстом, и появилось книгопечатание.

Изобретение способа печатания подвижными металлическими буквами - большое событие средневековья.

Уже современники в значительной мере осознавали большой исторический вес нового изобретения. Но со временем, когда оказалось, что книгопечатание является мощным средством общения людей, незаменимым средством точного сохранения и быстрого распространения веками приобретенных знаний и идей, только тогда было полностью осознанное эпохальное значение этого изобретения. Виктор Гюго говорил: «Изобретение книгопечатания 一 значительное событие в истории ... Это основа революций ... ».

Понятно, книгопечатание в том смысле слова, в котором мы его употребляем теперь, было венцом, а не началом изобретения. Ему предшествовали многочисленные попытки перенесения рисунка и даже текста с оригинала на ткань или на пергамент, которые относятся к глубокой древности. В этом очерке мы не имеем возможности, да и нет необходимости подробно рассматривать эти попытки. Отметим лишь, что задолго до изобретения Ивана Гутенберга известны были такие виды печати:

1. Оттеснение букв или фигурных изображений на мягком материале (глине, коже, пергаменте, мягком металле) штемпелями, изготовленными из железа или другого твердого материала. Так в древности делались чеканные монеты, клеймился кирпич в Вавилоне, делались фирменные пометки на амфорах в Риме. 2. Перенос из деревянных или металлических досок вырезанного на них рисунка или текста на ткань, пергамент или бумагу путем намазывания досок краской и прижатия их к названному материалу. Таким образом получалось нужное количество вполне идентичных оттисков - пока не портилась доска. Этим способом изготовлялась древнерусская набойка, печатались в Западной Европе игральные карты (XIV-XV века). Его впервые использовано в Китае для книгопечатания, печатной формой для этого служила деревянная доска с выгравированной на ней страницей текста.

3. Печать с помощью подвижных литер. Этот способ также был известен задолго до Гутенберга. Его изобрел китайский кузнец Би Шэн в середине XI века. Свои буквы он делал из глины при помощи пунсонов и матрицы и выжигал их в горне. Бронзовыми буквами печатались книги в Корее в XIV-XV веках. В Западной Европе введение книгопечатания подвижными металлическими буквами, изготовленными из печатной закалки, с применением печатного станка связано с именем Ивана Гутенберга, который с 1447 года начал печатать книги.

Способом Иоанна Гутенберга начали печатать книги в 1465 году в Италии и Голландии, в 1468 году 一 в Чехии и, Швейцарии, 1470 году 一 во Франции, 1473 году 一 в Венгрии и в Польше, в 1476 году - в Англии.

Первой типографией, в которой было напечатано книги на церковнославянском языке кириллическими буквами, была типография Швайпольта Фиоля, основанная им в Кракове в конце XV века. Фиоль напечатал 5 книг, две из них датированы 1491 годом («Осмогласник» и «Часослов») и две - «Триодь цветная» и «Триодь Постная» не исходных данных. Библиографии известна и пятая книга этого печатника 一 «Псалтырь», которая еще не найдена. В 1491 году типография была ликвидирована в результате вмешательства инквизиции. Ряд исследователей совершенно справедливо считают, что за один год невозможно выдать начинающему печатнику сразу 5 книг значительного объема, к тому же напечатанных впервые кириллическим шрифтом. Он должен начать печать значительно раньше. Профессор П. М. Попов относит дату появления славянского кириллического печати до 1483.

В своей работе по созданию первых кириллических печатей Фиоль опирался на искусство восточнославянской рукописной книги, на ее внутреннее и внешнее убранство.

Все четыре книги Швайпольта Фиоля напечатаны шрифтом, который имитирует рукописный кириллический устав. Заставка (общая для четырех книг) и инициалы выполнены в стиле плетенки, которая была ведущим видом рукописного орнамента в восточнославянской книге XV века. Кое-где в отдельных инициалах использованы элементы тератологии. Фиоль печатал в две краски - черную и красную. Он не употреблял еще шпаций ни для разбивки букв в слове, ни для самих слов в строке, не употреблял пробельного материала и для заполнения коротких строк в соответствующей длины, не нумеровал страниц.

Через три года после Фиоля кириллицей начали печатать книги в городе Цетине (Черногория). По технике печати цетинские издания стоят выше швайпольтових. Относительно отделки, то кроме украшений, заимствованных из славянских рукописей, в черногорских инкунабулах ощутимо определенное влияние искусства итальянского Возрождения, особенно в трактовке фигурных инициалов, в которых растительная орнаментика обогащена изображением птиц, животных, даже человеческими фигурками. Среди славянских кириллических первопечатных лучшими считаются издания Божидара Вуковича, сербского воеводы из Подгорицы, который в течение двадцати лет (1519 -1538) печатал свои книги в Венеции, и не случайно Иван Федоров в своем послесловии к «Апостолу» 1564 ссылается на пример книгопечатания в фрягов (венецианцев).

Первая типография на Литве и Руси была учреждена белорусом Георгием Скориной в 1525 году в городе Вильнюсе. Книгоиздательской деятельностью Скорина начинал в Праге, где книгопечатание уже существовало. Здесь он в 1517 - 1519 годах издал «Псалтырь» и «Библию русскую» (22 отдельные ее книги), переведенную понятным народным языком. «Протож і я... для посполитого доброго и размножения мудрости: умения... разуму, и науки, приложил есм працу выложити книгу сию на рускый язык», - пишет Скорина в предисловии к книге «Премудрости Иисуса сына Сирахова».

Скорина был большим патриотом своей страны, он постоянно подчеркивал свое белорусское происхождение, свое «нароженя в руском языку». Любовь к родной земле, к своему народу с большим образностью Скорина передал в предисловии к книге «Юудиф». «Понеже от прирожения звери ходяще в пустыни знають ямы своя. Птици, летающие по возьдуху ведають гнезда своя. Рыбы, плывающие по морю и в реках чують виры своя. Пчелы и тым подобная боронять ульев своих. Також и люди игде зродилися и ускормлены суть по бозе к тому месту великую ласку имають».

Вернувшись на родину, Г. Скорина, как уже было сказано, в 1525 году основал в Вильнюсе первую в нашей стране типографию, в которой напечатал «Апостол» и «Малую попутную книжицу». Техническое и художественное оформление обеих книг заслуживает высокой оценки. Книги набраны четким полууставом, строки равны, верстка текста выполнена с большим мастерством, некоторые заключительные строки набраны пирамидой или в виде чаши. Широко использована вторая краска - киноварь в заголовках, инициальных буквах, в самом тексте для выделения или подчеркивания отдельных слов и строк. Листы пронумерованы кириллическими цифрами. Стоит отметить, и в предисловии к заключительной части «Апостола» автор делает некоторые замечания по техническому оформлению текста и дает советы читателю, как лучше найти нужное место. Мастерски выполнены многочисленные заставки и заглавные буквы с фигурными изображениями, поражают богатством растительных мотивов, артистической отточенностью. Особенно привлекают небольшие, заключены в прямоугольник заглавные буквы с «Малой попутных книжицу», фоном которых служит растительный орнамент и реалистично выполненные миниатюрные изображения животных и птиц.

В своих изданиях Скорина широко использует сюжетную гравюру - иллюстрации, которую он рассматривал как средство сделать книги более понятными: «А то для того,— пишет Скорина в предисловии к 3-й книги «Царств», - абы братия моя Русь люди посполитие, чтучи, могли лепей разумети». Скорина впервые в славянских книгах вводит выходной лист, трижды помещает свой портрет в отдельных книгах «Библии». Не случайно В. В. Стасов дал высокую оценку художественному оформлению скориновських книг, особенно изданных в Вильнюсе. «В« Апостоле »1525 - писал этот исследователь, - заглавные буквы, герб Скорины и монограмма с буквой« Т »выполнены так нежно, так тонко, с таким большим вкусом, превышает все награвированое в подобном роде в« Библии ».. . »А об оформлении« Малой попутных книжицы» Стасов говорил, что оно ничем не уступает лучшим образцам западноевропейской книги того времени.

Книгоиздательская деятельность Скорины оказала значительное влияние на дальнейшее развитие книгопечатания в России.

Советский исследователь А. Анушкина отмечает, что уже в середине XVI века в Москве были известны все печатные книги Скорины, в том числе и вильнюсский «Апостол». Этот же исследователь приводит и ряд интересных фактов, когда книги Скорины даже переписывались от руки. В связи с этим нельзя не возразить некоторым авторам, которые почему-то уменьшают роль Скорины в последующем развитии отечественного книгопечатания. Выразив неверное утверждение о том, что доступ книгам Скорины в Россию был закрыт, М. И. Щелкунов делает следующий вывод: «Издание Скорины ... к сожалению, не могли произвести непосредственного прямого влияния на развитие печатного дела в Московской Руси ... ». Безосновательным есть и утверждение В. С. Люблинского, который думает, что издание Скорины не играли «той роли в развитии русской книги, на которую рассчитывал их создатель», что речь книг Скорины «оказалась далекой для народа» и «само лицо книги в целом ... возможно, было отвергнуто современниками ... ».

Непосредственными продолжателями книгоиздания белорусского первопечатника Скорины были его соотечественники Симон будние и Василий Тяпинський. Первый из них у1562 году вместе с Лаврентием Кришковским и Матвеем Кавечинським выдает в Несвиже на белорусском языке «Катехизис» - скромно украшенную книгу, набранную шрифтом, который в деталях имитирует шрифт вильнюсских изданий Скорины. Василий Тяпинський - белорусский писатель - перевел «Евангелие» на народный язык и издал его где-то в 1565 -1570 годах.

Однако деятельность Будного и Тяпинського была кратковременной; типографии создавались ими не для постоянного книгопечатания, а для выдачи определенной книги и следовательно, играть значительную роль в отечественном книгопечатании им не суждено. Честь настоящего продолжателя традиций Скорины, основателя постоянного и прочного книгопечатания во всех восточных славянских народов выпала на долю Ивана Федорова «сына Львова», большого сподвижника книги, неутомимого труженика, который всю свою жизнь посвятил благородному делу «духовныя Семена по вселенней рассевати».