Тяжелое преступление учиненное боярами над князем Болеславом-Юрием повлекло за собой кровавые и долгие войны. Польша, Литва, татары, и, наконец, Венгрия - все эти силы вступили теперь в борьбу за свободный престол князя на Руси.

Ближайшие права на наследство (кроме Любарта) имели братья убитого князя: так же, что и он, так как были такими же сыновьями русской княжны как и Болеслав. Но, как мазовецкие князья они были слишком слабы для реализации этих прав. С их одобрения, таким образом, начал отстаивать наследные права Казимира, польский король, как глава династии Пястов, который к тому же и через старшие семейные отношения был связан с князьями Руси. Это право наследства не было единственным мотивом Казимира. Казимир Великий выступал в смысле, что он перенимает земли "от своих предков по наследству", неся месть за убийство племянника, который защищал католиков против фанатизма, а всю Русь обороняя от татар и языческой Литвы, чтобы спасти ее для христианства и западной цивилизации. Имел поддержку Святого Престола, который тогда представлял мнение Западной Европы. Жители Красной Руси, за исключением партии бояр-заговорщиков, не оказывала сопротивления, даже по большей части были к нему благосклонны, желая мира и порядка.

Казимир действовал решительно и быстро, являясь к тому времени уже готовым, поскольку еще Болеслав-Юрий незадолго до его смерти просил его о помощи. Той же весной, когда убили Пястович Казимир предпринял поход на Русь (1340). Король захватил страну и ее столицу, овладел княжьими сокровищами как наследством после смерти своего племянника и взял у бояр присягу на верность. Но тогда еще Казимир не успел закрепиться на Руси. При помощи татар у власти укрепился боярин Димитрий Детько, который только признал суверенном короля Казимира, за что польский монарх присягнул ему уважать русские обряды и обычаи. Правление Казимира на Руси в тот период был номинальным, а на самом деле распространялось разве что на пограничные польские земли (например Саноцкую). Во Львове, Дмитрий правил почти безраздельно и после него у нас остался памятник в древнем святоюрском колоколе. Но когда Димитрий умер, здесь распоряжался Любарт. Только тогда в 1349 году, когда литовцы потерпели тяжелое поражение от Тевтонского ордена над Стравой, Казимир воспользовался моментом и начал вторую войну за Русь.

В этой войне Львов сгорал дважды (1351 и 1353) от поджога Любартом, но Казимир Великий укрепил свое реальное господство в перемыской, львовской и галицкой землях, то есть по всей Красной Руси. После нескольких лет вспыхнула Третья война за Русь (1366), но на этот раз воевали не за краснорусские земле, а за владимирскую на Волыни. Тогда, Казимир и там удержал и правил теми землями почти до конца своей жизни.

Так Красная Русь вместе со Львовом с 1353 перешла на длительное время под власть короля Казимира Великого. Счастливым действительно был край под скипетром короля-хозяйственника, о котором летописец писал: "За его время появилось больше деревень и городов в лесах, рощах и дубравах, чем до того во всем Королевстве Польском". Также и Русь вздохнула наконец, после стольких потрясений. На незаселенных территориях либо опустошенных татарами было основаны новые поселения и скоро процветали. Щедрой рукой управлял он пустыми областями заселяя их как поляками, так и русинами, а когда учреждал новые латинские епископства на Руси, ничем при этом не нарушал прав русской церкви, во всем окружая ее отцовской заботой.

Но которое сословие наиболее осталось благодарным кроме крестьян, так это горожане, помнившие великого короля. "Яко второй Соломон своими трудами учинил города, замки в них с домами построил". Щедро их ласками и привилегиями одарил. Особенно Львов наиболее всех многим обязан королю. Он его наново заложил после причиненных рукой Любарта пожаров и обеспечил такими условиями, которые помогли накопить со временем богатства Запада и Востока. Какую сторону городской жизни в следующих статьях мы бы не обговаривали, везде и всегда нам придется возвращаться к временам Казимира как к основам. Поэтому как правильно выразился старейший историк Львова в одном из написанных им на латыни стихотворений: "Как с Казимиром жили львовяне, так пусть Казимир живет в львовянах" (из хроник Бартоломея Зиморовича). К сожалению, после 20-летнего благодатного правления Казимира пришли для Львова и Руси худшие времена. Казалось, что те отношения, которые так счастливо сложились, опять будут меняться, что страну ждут новые потрясений. Опасность уже исходила не от татар и Литвы, но остался непобедимым на исторической сцене еще один конкурент в борьбе за Русь - Венгрия.

Претензии венгров достигали старых времен. Еще при русских князьях, которые продолжали вести друг с другом споры, венгры нашли возможность вмешиваться в дела Руси, поддерживая русских князей друг против друга. За несколько десятков лет до основания Львова король венгерский Андрей II занял Галич, но вместо того чтобы вернуть его князю, за которым он пришел, придержал его в конечном итоге для своего сына Коломана, а позднее и для Андрея. Хотя русины по очереди изгнали сначала Коломана, а потом Андрей, но с тех пор, то есть с 1206 года ни один венгерский король никогда не забывал титуловаться себя также королем «Галиции и Лодомерии", то есть Галичины и Владимирии (Волыни).

И вот теперь, после смерти Казимира Великого, бразды правления его странами держал венгерский король Людовик (1370). Задолго до этого все было оговорено; еще при жизни Казимир Великий, не имея сына, предназначил с согласия нации после себя правопреемником Людовика, который был его племянником. С тех пор, Казимир получал во всех вопросах эффективную помощь от Людовика. В походах на Русь, начиная с первого, венгерские полки храбро сражались вместе с польскими. Однако эта помощь не была бескорыстной. Потому Людовик не только знал, что он будет наследником Казимира, но помимо этого, в том случае, если бы у Казимира все же появился сын, то по крайней мере, он обеспечивал контроль над Русью. На то время ему пришлось бы только заплатить сто тысяч дукатов Польше, а Русь оставить для Венгрии. Хотя этот случай и не наступил, но кто знает, как хорошо Людовик помнил о претензиях Венгрии на Русь, тот мог по-настоящему бояться последующих событий.

На самом деле, Людовик хотя и был хорошим королем как Польши, так и Венгрии, но для него интересы Венгрии всегда имели преимущество, а превыше всего благо своей династии. Для обеспечения наследия своим дочерям Людовик Анжуйский задабривал поляков привилегиями и угрожал потерей Руси. Подобно как позже Ягеллоны обеспечивали преемственность в Польше своей династии, под угрозой потери Литвы. Король сделал предварительно Русь отдельным королевством от Польши и независимым от Венгрии, правление над ней передал князю Владиславу Опольскому. Новый наместник, который имел такую безграничную власть, что его правильно было бы называть вице-королем Руси, правил очень заботливо: поддерживал колонизацию и торговлю, раздавал вольности и организовал Латинскую Церковь на Руси. Хоть он и происходил из германизированных силезских Пястов, тем не менее был более благосклонен венграм, чем полякам. Но всего этого было недостаточно Людовику. Когда появилась возможность, когда освободилось Добринское княжество над рекой Висла, отдал Людовик Владиславу Добрин за Русь, а Русь обсадил венграми (1378).

Это был крайне опасный момент для Польши. К счастью, Провидение послало в дар мудрый совет. Людовик вскоре умер, и из двух его дочерей правление в Венгрии приняла старшая Мария, а в Польше младшая Ядвига. Ядвига была обручена при жизни отца с эрцгерцогом Вильгельмом Австрийским, но когда она взяла на себя правление в Польше, польские магнаты постарались, чтобы ее руку попросил Великий Князь Литовский Ягайло. Прислушиваясь к голосу коронного совета в краковском замке Ядвига пожертвовала своей любовью к Вильгельму и приняла руку Ягайла (1386). Из-за этого не только Литва в результате была открыта для веры христианской и для союза с Польшей, но и решили судьбу Руси. Ядвига имела за собой определенное династическое право, да и вообще противостоять такой объединенной силе как Польша и Литва не мог противостоять ни один враг. Поэтому, когда Ягайло переубеждал литовцев в Вильнюсе, молодая, красивая и смелая королева во главе больших отрядов польского рыцарства входила в стены Львова, чтобы на вечные времена отобрать его вместе со всей Русь у Венгрии (1387).

Львов экскурсии

Русь принимала Ядвигу охотно — только под Галичем столкнулась с сопротивлением и то незначительным - и взаимно "Королева Польши приветствовала Русь вольностями". Львов вскоре получил от Ядвиги после прибытия подтверждение своих привилегий. В том подтверждении между прочим было подтверждено, что то что городу незаконно было отобрано, должно быть возвращено и чтобы отменить все пошлины и сборы, которые после смерти Казимира несправедливо установлены. Это явный признак того, как в памяти держалось венгерское правление на Руси. Венгерские старосты заботились прежде всего о собственных интересах, угнетали налогами, даже несколько городов продали литовцам. Поэтому ничего удивительного, что Ядвигу приветствовали с такой радостью, когда она завершила правление венгеров на Руси. И не менее радостно принимали Ягайла, когда вскоре после своей жены он прибыл на Русь. Львы просил от него снова подтверждение своих прав, и вскоре после этого (1389) очень интересный документ, который сохранился как один из наиболее ценных привилегий. В данном документ не было никаких подтверждений, кроме того, что Львов и Львовская земля никогда не будет отданы никакому князю или господину, но на вечные времена составляют неразрывное целое с Короной Польской, чтобы оставаться в ее постоянной опеке (Гродские и земские акты). Львов ни в коей мере не хотел принадлежать никакому другому месте, как только союзу государств, которая объединила в единую мощную империю своим счастливым кольцом. Львов вернулся с надеждами в польскую корону, вернулся навсегда - среди более удачливых, чем ренее условий.

„Краткая История города Львов”

Фридрих Папе

(Книжная Польша, Второе издание, исправленное и дополненное, Львов — Варшава 1924)

Часть Первая — Средневековый Львов (1250—1527)