Как уже ранее упоминалось, Львов, лежащий на главном европейском водоразделе, разграничивая бассейны Балтийского и Черного морей, не имеет большой реки. Через территорию города переплывает только маленькая речка, уже сто лет как невидимая из-за того что закрыта под землей, называемая Полтва и являющейся левым притоком Буга. Она начинается как поток, куда сливаются несколько меньших потоков, из которых наиболее значительными являются Пасека, Сорока и Железная Вода.

Пасека, названная в средневековье Серебряным Потоком, выплывая из источника в Лычаковских Пасеках в юго-восточной части теперешнего Львова, собирает воды из Цетнеровки, Мазуровки и Погулянки, проплывая по яруге к так называемым Рурам (в памято о старом львовском водопроводе под позднейшей улицей Кохановского, чтобы влить в себя по дороге отходящие источники из множества львовских прудов и водоемов на старом Галицком пригороде, соединиться на площади Академической с Сорокой. Та последняя появляется из двух ручьев в юго-западной стороне Львова, проплывая там дугой выгнутой вокруг возвышенностей, на которых в XIX веке построили Цитадель, а потом параллельно со стрийской дорогой и собирая по дороге, примерно так же как Пасека, вытекающие ручьи из многих прудов, чтобы наконец под мостом Святого Иоанна, который когда-то существовал в древнем Галицком пригороде, соединиться с Пасекой. Сорока является первым, употреблявшимся названием ручья со времен средневековья до XIX-XX веков, которое на позднейших планах Львова уже называется Вулецким ручьем. Его новое название привязано к Вульке — той части района Львова, в близи которой ручей имеет свой источник.

Третий значительный приток Полтви — это Железная Вода, выплывающая из двух источников в юго-восточной части современного Львова, в Снопкове, неподалеку от истока Пасеки. Оплывая возвышенность Снопкова, этот ручей бежит на север, через появившийся в первой половине ХХ века парк и купальни Железная Вода, впадая в Вулецкий поток недалеко от его слива с Пасекой. Появившаяся из трех упомянутых потоков Полтва плыла когда-то свободно, соответствуя природной форме ландшафта, а значит по дну долины, через те места, в которых появлялись позже площади и улицы Львова: площадь Академическая, улица Коральницкая, Сокола, Белевского, Шайнохи, Резницкая и Солнечная. Только во времена строительства средневекового Львова, инициированного королем Казимиром Великим, ее проложили на этом отрезке в новое русло, которое находилось ближе к востоку, по оси позднейшей улицы Академической.

Здесь, поблизости места, где пять столетий спустя построилио городское казино, Полтву спрятали и как по желобу направили на мельницу во рву у Галицких Ворот в городских оборонительных стенах. Остальную часть вод Полтвы направили под улицей Академической и Марийской площади ко рву у выше упомянутых стенах. Легкой дугой она оплывала западную стену старого Львова, аж до Краковского пригорода. Оттуда Полтва, усиленная водами потока, выплывающего из-под Высокого Замка вдоль улицы Театинской, бежа к месту будущих улиц Резницкой и Полтвяной, попадала в свое старое русло.

В своем протяжении эта река формировала ранее просторные болота и топи. Выгибаясь к северу и востоку и проходя по Побужью, Полтва упадает наконец под Буском в Буг, собирая по пути все ручьи, выплывающие из львовских возвышенностей. Ручьи из источников Полтви и она сама плыли аж до конца XIX века открыто, так как на то позволяли природные условия котловины, в которой развивался Львов. Со временем, однако, как сама Полтва, так и ее ручьи, из которых началась река, были практически по всему пространству Львова закрыты и включены в систему канализации Львова. При нормальных условиях Полтвой, выполняя функции главного львовского коллектора, плывет не много воды — от 400 до 500 литров на секунду. Исключением есть время ливней, когда проходит 60 000 литров на секунду.

На старых картах Львова название "Полтва" писалось только на самом севере его бассейна, от места, в котором река переставала быть подземным каналом, выплывая при улице Ордона в районе Замарстынова на поверхности территории Львова. Ее источники сохранили на этих планах свои традиционные названия. Только на планах от 1930-тых годов название львовской речки появилось также в их южной части, заменяя название источника Железная Вода. Таким способом обозначала его своеобразно главный, начальный отрезок Полтви.

Кроме Полтви и ее притоков, которые принадлежат к бассейну Вислы, в окрестностях теперешнего главного вокзала Львова появляется Белогорский поток, чьи воды бегут через Старую Реку и Верещицу в Днестр. На юге Львова начинается Щерек, а сразу за львовским поселком Персенковка-Зубра, реки, являющийся также притоком Днестра.

Насыщенность потоков в комбинации с большим количеством прудов, которые окружали ранее со всех сторон старый Львов в его средневековых границах, имела для Львова слишком существенное значение — гарантировала ему достаточное количество питьевой воды, и одновременно усложняла, особенно с запада и севера, доступ неприятеля к нему. Львовские горожане при помощи продуманных подкопов умели отыскать отдельные потоки и их водой наполнить рвы городских укреплений. Известно, например, что не существующей издревле рекой Ортышей, которая ранее выплывала, из самого края Плато Львова вблизи Высокого Замка и впадала в Полтву вблизи Галицких Ворот; уже в XV веке заменили на ров, окружающий юго-восточную сторону Львова.

Со средневековья аж до XIX века, сначала в недалеком соседстве от окруженного крепостными стенами Львова, а позже, по мере роста города, в самом его, постоянно увеличивающемся пространстве, уже расширенным за пределами старого кольца укреплений — существовало много прудов. Некоторые из них были природными, которые появились в результате самостоятельного наполнения углублений территории водами из многих ручьев, другие были искусственно созданы с помощью направления водных течений с помощью препятствий. Те другие появлялись обычно при возносящихся над потоками водными мельницами. Прегражденные, нередко несколько раз, ручей создавал перед мельницами пруды, которые служили как для регулирования приплыва воды для нужд мельников, так и выращиванию рыбы для потребления львовскими горожанами. Как пишет в своем труде Р. Зубык, "множество мельниц пользовались их движущей силой, рыбаки львовской гильдии своим существованием, а городские консулы вкусными явствами к праздникам".

Исходя из представленных разными исследователями архивных данных, а также из сравнения старых планов Львова, конце XVI века в его ближайших окрестностях было примерно 40 прудов, в другой половине XVIII века - меньше, собственно примерно 30, а сто лет позже — уже только 20. Тем не менее, их число систематически уменьшается, так что уже в начале XX века количество упало к нескольким. Самыми важными из них были три, которые находились на потоке ручья, называемого когда-то Сорокой, а позже Вулецким: пруд Собков у Вулецкой дороги, а также Пелчинский и Паненский пруды под улицей Пелчинской, возле уступов горы Вроновских (Цитадели). В 1921 году исчезли также и те последние пруды. Во Львове остались немногие и небольшие пруды в форме наполненных водой глиняных карьеров и ново-появившихся открытых бассейнов, некоторые созданные на месте старых натуральных сборников воды (например "Железная Вода" или "Свитезь"). A также один-единственный среди старых, издревле существовавших прудов Львова — пруд, когда-то назвавшийся Врублевским, который проходил по закрытой местности монастыря Сестер Сакраменток между улицами Пекарской и Сакраменток. Он пережил принятый для этого труда срок 1939 года и его можно было видать на планах Львова даже годами позже.