Это кажется парадоксальным явлением: литературная (шире - культурно-художественная) жизнь Львова в период немецкой оккупации была активной и насыщенной. Такая ситуация сложилась вследствие многих причин. Прежде всего, высшие функционеры рейха не могли не воспользоваться благоприятной для себя ситуацией: развернуть пропаганду против большевистского режима, который при отступлении от ударов немецких войск, руками энкаведистов уничтожил в тюрьмах тысячи мирных граждан.

Уже 7 июля 1941 во  Львове был основан Литературно-художественный клуб, который объединял пять творческих союзов: журналистов, писателей, изобразительных художников, музыкантов и театральных художников, которые возглавили известные деятели культуры. Инициатором создания Клуба и первым его главой стал искусствовед и писатель Николай Голубец, а после его смерти в мае 1942 руководство клубом взял на себя писатель и журналист Григорий Лужницкий. Итак, Союз украинских писателей был создан и действовал в рамках Литературно-художественного клуба. Главой избрано Василия Пачовского, заместителями Ярослава Цурковского (во время большевистского режима был ответственным секретарем Оргкомитета клуба писателей, а после создания отделения СРПУ - ответственным секретарем журнала "Литература и искусство") и писателя и антрополога Ростислава Ендика. В апреле 1942 Василий Пачовский умер, и Союз украинских писателей возглавил Григорий Лужницкий, соединив эту должность с руководством клуба после смерти Николая Голубца. Львов был единственным городом Украины, где существовали такие возможности культурной работы: нацисты поделили этническую территорию Украины и не допускали связи между разными ее частями. Литературный критик Григорий Костюк, которому в 1943 удалось перебраться из Киева в Львов, так характеризовал со временем ситуацию в обеих городах: "То, что я увидел, познал и ощутил во Львове, меня очень приятно поразило. Несмотря на официально имеющуюся и действующую оккупационную немецкую власть, Львов жил как истинный украинский город. Это было несравнимо с тем, что мы имели в Киеве".

Литературно-художественный клуб стал важной сердцевиной культурной жизни Львова. Он сплотил представителей разных областей искусства для подготовки театральных спектаклей, литературно-музыкальных вечеров, рефератов на темы литературы и искусства... Союз писателей развернул свою деятельность в трех секциях: "издательсько-книжной, библиотечной и представительной". Что касается "представительной" формы деятельности, то это были преимущественно вечера, посвященные обсуждению творчества отдельных писателей, вечера-воспоминания, вечера-дискуссии... Вполне естественно, что такие массовые мероприятия Союзы писателей прямо или посредственно имели политическую окраску. Как подтверждает пресса, значительный резонанс имел вечер в честь украинских писателей-жертв большевистского террора, на котором Пачовский выступил с характеристикой творчества Григория Чупринки и Николая Волнового; вечер воспоминаний о встречах с украинскими писателями и учеными - узниками советских лагерей и тюрем, с которыми выступал репрессированный в 30-тые Григорий Костюк и другие. При обсуждении творчества писателей, которые жили в условиях большевистского террора, подчеркивалось, что все, написанное в настоящее время, "надо из украинской литературы выбросить как "большевистскую пропаганду", отмечалось участие галичан в процессе национального возрождения на Поднепровской Украине, которая нуждается в исследовании, поскольку и имена и судьба многих из них неизвестны".

Часто практиковались вечера, посвященные памяти выдающихся украинских писателей, как тех, что отошли - Ивана Франко, Ольги Кобилянской, Василия Стефаника, Николая Волнового, Николая Кулиша, так и тех, которые активно работали в литературе - Святослава Гординского, Василия Софронова-Левицкого, Юрия Косача, Богдана Нижанковского, Алексея Гай-Головка, Ростислава Ендика, Тодося Осьмачки, Михаила Ореста.

Следует отметить и такую форму дискуссий, как литературный суд. Таких "судебных расправ" в Литературно-художественном клубе состоялось два: над спектаклем за пьесой Константина Гупала "Триумф прокурора Дальского" и над творчеством Ростислава Ендика. Пьеса Гупала была поставлена в Украинском театре Львова, имела большой успех, ее постановку осуществили во многих театрах Западной Украины. Литературный суд осуществлялся по правилам судового процесса с неизменным прокурором, защитниками, судьей. Эта своеобразная форма литературной критики должна была побуждать писателей и критиков к творческой дискуссии, столкновению разных взглядов, вообще - к оживлению литературной атмосферы. Пьеса Константина Гупала (после войны автор был арестован и казнен) напомнила события, еще свежие в памяти людей: доносы, аресты, убийства. В основе произведения "лежала деятельность советского прокурора Дальского, который осудил к смертной казни четверых украинских революционеров, за что был уничтожен пулей Полины Переясловец, их товарища".

Союз украинских писателей имел тесные связи с Союзом театральных художников, которые уже в июле 1941 г. на базе Львовского театра оперы и балета открыли "Украинский театр Львова" (правда, название пришлось изменить на "Львовский оперный театр"), а в конце 1942 театр-ревью "Веселый Львов", литературные тексты для которого писали почти все львовские прозаики.

Особая роль в объединении литературно-искусственных сил во Львове принадлежит Григорию Лужницкому. Он в сложных условиях оккупационного режима сумел помочь стать членами Союза украинских писателей многим беглецам с Восточной Украины, среди которых Федор Дудко, Михаил Орест (Зеров), Аркадий Любченко, Григорий Костюк, Александр Оглоблин, Тодось Осьмачка, Юрий Шевелев, Мария Цуканова, литературовед и архивист Владимир Мияковский...

Члены литературно-художественного клуба

Когда речь идет об организационных мероприятиях Союза украинских писателей, то чуть ли наиболее представительской акцией была встреча писателей и художников в июне 1943, на которой присутствовали Евгений Маланюк, Улас Самчук, Аркадий Любченко, Святослав Гординский, Юрий Стефаник, театральные деятели Владимир Блавацкий, Иосиф Гирняк и др. Как информировала газета "Наши дни" " в дружеских встречах между писателями обсуждено разные дела в связи с современной украинской литературой и искусством".

Эта встреча была чуть ли не единым, закроенным на широкий формат, обсуждением литературно-художественных проблем. Больше таких уже не могло быть: колесница войны поворачивалась на запад, усиливалась тревога и неуверенность, с приближением фронта каждый думал о будущем, которое ждет его и Украину. Разворачивалось движение сопротивления, с которым некоторые писатели связали свою судьбу, или погибли (Юрий Липа, Олег Ольжич, Иосиф Позичанюк), другие готовились к "исходу" из родной земли".

Какими произведениями зафиксировал себя этот драматический, но интересный период? Шедевров он, конечно, не дал. Наоборот: каждый раз громче постоянно точиться разговор о кризисе литературы. Впервые озвученная Ростиславом Ендиком в докладе на вечере в Литературно-художественном клубе в феврале 1943, она продолжилась на июньской встрече писателей 1943.

Литературную жизнь Львова освещали не только "Наши дни". Художественные произведения публиковались также на страницах журналов "Малые друзья" и "Дорога", газеты "Львовские вести" и "Краковские вести". Газета "Львовские вести", хотя и была, как и польськоязычная "Gazeta Lwowska", органом немецкой администрации Генерал-губернаторства, все же вмещала немало литературных материалов: поэзий, коротких прозаических произведений, обзоров и рецензий - с последним, в частности, часто выступал поэт Остап Тарнавский. Литературные материалы "Львовских вестей" не были так втянуты в пропагандистскую антисоветскую и анти-еврейскую кампанию, как об этом пишет исследователь польской печати времен оккупации Львова Гжегож Грицюк, твердя, что "в широко скрытой антисоветской и антисемитской кампании использованы все средства влияния на читателя, даже литературное творчество было перенасыщено пропагандистским содержанием".

Условия для книгоиздания не были благоприятными. Несмотря на это, выдано сборники Ивана Франко, Пантелеймона Кулиша... Во Львове разрешили открыть лишь филиал Украинского издательства. Его программа охватывала публикацию произведений (иногда даже полные собрания) классиков украинской литературы (Иван Вишенский, Иван Величковский, Тарас Шевченко, Юрий Федькович, Василий Стефаник), книг писателей, репрессированных большевистским режимом (Николай Зеров, Валерьян Подмогильный, Григорий Косынка, Алексей Влизько, Алексей Слисаренко, Владимир Гжицкий, Николай Кулиш). Среди произведений тогдашних авторов - сборники "Эхо лет" Михаила Ореста, 

Даже коварные действия оккупационного режима, в частности расчленения живого тела Украины границами между искусственно созданными территориально-административными образованиями, чтобы предотвратить связь и консолидацию национальных сил, не смогли удушить культурную жизни Львова, которая в этих ужасных условиях сумела развиваться и объединять творческие силы народа.

из Истории Львова. Том третий. Издательство Центр Европы. 2006 год