В начале Второй мировой войны еврейская община Львова за семь веков своей истории достигла значительных достижений в экономической, общественно-политической и культурной жизни города. Львовские евреи традиционно сохраняли руководящее место в торговле, финансах и ремеслах.

Распределение еврейского населения по сферам занятости было таким: торговля - 40%, кустарное производство - 34%, прислуга, культура, медицина - 22%. Евреи доминировали в текстильной, бумажной и кожной областях. Составляя около 30% населения Львова, евреями были 71% адвокатов, 71% врачей, 70% членов торгово-промышленной палаты.

С первого дня установления советской власти на Западной Украине в 1939 была запрещена деятельность и распущены все без исключения политические партии, общественные организации и общества. Немедленно закрыли все еврейские газеты, журналы, издательства, независимо от их политической окраски. За несколько месяцев 1939-1940 разрушено годами сформированный еврейский экономический уклад жизни. Спешно проведена огосударствление промышленных предприятий, банков, транспорта, торговых заведений, кооперативов, многоквартирных домов. Органы НКВД начали аресты активистов еврейских политических партий. Из Западной Украины депортировали 64583 евреев-беженцев. Террор энкаведистов стал прелюдией к будущему террору гестапо.

По перепеси 1931 евреев во Львове насчитывалось 99,600, что составляло 31,9% от общего количества жителей. В 1939 численность евреев оценивалась в 116000 человек.

На восьмой день германо-советской войны - 30 июня 1941 - во Львов вошли немецкие войска. Вместе с ними прибывшая карательная "айнзацгруппа". В тюрьмах Львова и Львовщины в общем было найдено 22000 политзаключенных. Большевистские зверства "под руководством евреев" стали для геббельсовской пропаганды тогда основной темой. Просто на улицах хватали людей, которые были похожими на евреев, приводили к тюрьмам и приказывали выносить трупы. Гестаповцы подстрекали родственников погибших физически расправляться с виновными евреями, которые были на территории тюрем.

Руководитель польского подполья генерал Ровецкий ("Раконь") прислал 21 августа 1941 лондонскому правительству рапорт о событий во Львове, в котором говорит, что украинско-польские подонки общества, подстрекаемые немцами, совершило антиеврейский погром". В послевоенной антиукраинской "кампании ужасов" появились публикации, которые и погром, и расстрел группы профессоров, да и вообще холокост приписывали украинцам. Во "Вступительном слове" к монографии Владимира Меламеда Ярослав Исаевич делает замечание: "Создается впечатление, что некоторые из авторов, даже того не осознавая, преуменьшают ответственность гитлеровского фашистского государства, которое запланировало и осуществило неслыханное по жестокости и цинизму преступление против человечества. Безосновательным и даже опасным есть проповедование принципа коллективной ответственности наций за преступную деятельность лиц и групп, которые служили тоталитарным режимам."

Уже 14 июля вышел приказ немецкого военного коменданта: все евреи с десятилетнего возраста обязаны носить на правом рукаве белые повязки с голубой звездой Давида. Тем самым отделяли евреев от остального населения города. Stadt-Hauptmann (Штадт-Гауптман - глава города) Ганс Куят 22 июля выдал распоряжение об организации еврейского совета (юденрат) города Львова. Юденрату была передана автономная власть над еврейским населением города, таким образом отделяя евреев административно от остальных жителей. Фактически юденрат стал исполнительным органом гитлеровского аппарата управления и подчинялся полиции и СС. В конце июля на львовских евреев наложили огромную контрибуцию в размере 20,000,000 рублей. Чтобы посеять панику и добиться выполнения контрибуции 25-28 июля гестапо, привлекло украинскую вспомогательную полицию, организовало новую акцию-погром. Снова людей хватали на улицах, врывались в квартиры, забирали в тюрьму на Лонцкого, а оттуда на расстрел. Одновременно немецкие саперы разрушили синагогу на Старом рынке, синагогу Нахмановичей ("Золотая Роза"), синагогу на улице Божничей и другие еврейские храмы. Юденрату поручили разрушать еврейские кладбища. Руководство юденрата, во главе с доктором Йозефом Парнасом, должно было 28 июля обратиться к евреям с призывом немедленно внести деньги или ценности для оплаты контрибуции.

Губернатор Галиции Карл фон Ляш 18 сентября 1941 года известил о создании закрытой еврейской территориальной единицы - гетто. Таким образом, евреев территориално изолировали от остальных львовян. Жизнь в гетто это наиболее трагичные страницы львовского еврейства. В условиях голода, рабской работы, нечеловеческих издевательств началось быстрое вымирание людей. Население гетто было разделено на социальные слои и группы, положение которых было разным. Среди привилегированных особое место занимала ненавистная всем еврейская полиция.

В 1942-1943 геноцид евреев приобрел общеевропейский характер. "Против гитлеровского варварства выступали церковные структуры, в том числе и Греко-католическая церковь. Митрополит Шептицкий всяческим образом помогал евреям. В собственной резиденции Шептицкого перепрятывался ряд евреев, в том числе и главный львовский раввин."В марте 1942 в гетто прибыла немецкая охранная полиция и постоянно вылавливала нетрудоспособных. В сопровождении украинской вспомогательной полиции и еврейской полиции, пойманных людей повели на станцию Клепаров к вагонам, а оттуда в лагерь смерти Белжец. За 14 дней было отправлено 10 транспортов с общим числом 15000 жертв, это было только начало. Началась полоса тотального террора, массовых убийств невиновных людей. На осень 1942 после "большой акции" в гетто осталось 50,000 людей. Их везли на расстрел в Лысыничи возле Львова на песчаные карьеры ("на Пески") или уничтожали на Яновском лагере в "Долине смерти", а также отправляли в Белжец в газовые камеры. За наименьшее проявление помощи обреченным евреям виновных ждало смертное наказание. Об этом оккупанты подчеркивали постоянно. Вот, например, отрывок из распространенного среди львовян типичного гестаповского "Предостережения": "Тот, кто сознательно предоставляет жыдам приют, кормит, или перепрятывает жыдов за пределами жыдовского квартала, будет наказан смертью. В частности, отвечает каждый домовладелец, домоправитель, предприниматель, владелец проживания..." В 1943 лишь в Львовской области гитлеровцы казнили свыше 100 украинцев за "предоставления приюта евреям". После "жесточайшей акции" гетто в январе 1943 превращают в "юлаг" (юдише лягер) под непосредственным руководством чиновников СС. В скором времени расстреляли ненужный уже оккупантам юденрат. Количество львовских евреев к марту 1943 года катастрофически уменьшилось до 20722 лиц. "В апреле 1943 наступила акция физической ликвидации еврейских полицейских и их семей. Напоследок из жизни ушли узники, которые ликвидировали следы кровавых преступлений - сжигали трупы в местах уничтожения еврейского населения. К середине июня палач львовских евреев бригаденфюрер Фриц Кацман после уничтожения последних еврейских граждан объявил город Львов "юденфрай" - свободным от евреев. "За время существования гетто с 7 сентября 1941 года до 6 июня 1943 года немцы истребили свыше 130,000 человек, часть из них была расстреляна в самом гетто, часть в Яновском лагере, остальных немцы отправили для уничтожения в лагерь смерти в Белжец". Немецкую оккупацию во Львове удалось пережить 823 людям еврейского происхождения.

Еврейская община Львова испытала страшный удар во время Катастрофы - гитлеровского геноцида. Погибло возле 160,000 человек.

из Истории Львова. Том трейти. Издательство Центр Европы. 2006 год