Нацистский режим во Львове

Громкие заявления нацистской пропаганды относительно "освобождения" Львова и конца "большевицко-жидовского террористического режима" не совпадали с реалиями первых дней немецкой оккупации. Об этом свидетельствовал уже первый приказ военного коменданта Львова полковника Миттергерста, который появился 1 июля 1941. 

<p">Прежде всего, жители Львова упреждались, что за наименьшие покушения на немецких солдат и офицеров будут расстреляны. Комендант, которому пока что принадлежала вся полнота власти, требовал под страхом сурового наказания сдавать оружие, радиоприемники, запретил всякие собрания, митинги, выезды и въезды в город без специальных пропусков. Он внедрил комендантский час от 22.00 до 8.00 утра, отключение света в городе ночью, назначил режим работы торговли с 8.00 до 17.00.

Вместе с тем, командование 17-й армии и всей группы "Юг", занятое управлениям боевых операций на фронте, в основном не противодействовало инициативам относительно создания самоуправления, поддержания порядка в тылу силами собственной милиции, за исключением политической деятельности. В частности, в распоряжении командующего военным округом тыла группы армий "Юг" генерала Рока от 11 июля отмечалось: "Украинскую территорию нужно рассматривать как жизненное пространство дружеского народа". Разрешалась деятельность созданных украинцами органов самоуправления и милиции, вооруженной легким оружием. Затем, комендант Львова установил контакт с городской управой, даже выделил один миллион злотых Панькивскому на упорядочение хозяйства, признал украинских бургомистров районов города, позволил Равлику увеличить украинскую милицию до 1000 человек. С целью обострения польско-украинских взаимоотношений приоритет сперва отдавался украинцам, хотя они составляли лишь 14% населения Львова (52000), тогда как поляки и евреи - 86% (131,000 поляков и 110,000 евреев).

Завоевание "жизненного пространства" и установление господства Германии на оккупированных землях Гитлер поручил прежде всего могущественному репрессивному аппарату спецслужб СС Генриха Гиммлера. Накануне нападения на СССР шеф Главного управления имперской безопасности Райнхард Гейдрих образовал структуры, которые должны были действовать во Львове. Уже 1 июля в город прибывшая так называемая Айнзатцгрупа "Ц" под командованием бригаденфюрера СС (генерал-майора) Отто Раша, которая получила задачу "очистить" город от "особо опасных элементов", которыми определялись функционеры советских партийных и государственных органов, коммунисты, евреи, польские и украинские интеллектуалы. Заметим, относительно последних указания получили от Лаврентия Берии городские органы НКВД и НКГБ осенью 1939.

Айнзатцгрупа "Ц" - военная часть СС для проведения спецопераций: увлечение советских и партийных учреждений и архивов, аресты и ликвидации партийных и советских функционеров, сотрудников НКВД, армейских комиссаров и политруков, подпольщиков и евреев. Сформированная в Кракове в мае 1941 под командованием бригаденфюрера СС и генерала полиции Отто Раша. Общее количество - 600 человек. С 1 июля действовала во Львове, со временем в Днепропетровске, Киеве, Сталине (Донецк). Ею уничтожено 118,000 советских граждан, из них 6000 во Львове.

Чуев С.Г. Спецслужбы Третьего Рейха. Кн. II. - Санкт-Петербург, 2003.

Разместившись в бывшем здании НКВД на Пелчинской, 49 (ныне СБУ на Витовского), зондеркоманда 4а Пауля Блобеля и зондеркоманда 4б Германа Гюнтера (Günther Herrmann), вообще близко 600 эсэсовцев развернули массовые аресты и расстрелы львовян, прежде всего поляков и евреев. С ними взаимодействовала прибывшая 2 июля группа бригаденфюрера СС Карла Эберхарда Шонгарта (Karl Eberhard Schöngarth ) службы безопасности и СД. Именно подразделения этой группы под командованием гауптштурмфюрера (капитана) СС Феликса Ландау, подчиненный львовскому городскому гестапо, осуществил по подготовленным списками арест и расстрел 23 польских профессоров в ночь на 4 июля в районе Вулецких холмов (ныне улица Сахарова).

Объективные исследования этого трагического события целиком опровергают долголетние утверждения советской и польской историографии относительно участия в акции украинских воинов "Нахтигаля". Замалчиваемый архивный документ Отчет Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию нацистских преступлений во Львове от 23 декабря 1944 с подписью ее главы первого секретаря обкома партии Ивана Грушецкого, который объявлялся на Нюрнбергском процессе 15 февраля 1946, однозначно утверждал, что уничтожение польской профессуры осуществлено немецким гестапо. Об участии украинских воинов "Нахтигаля" даже не упоминалось, хотя в симпатиях к ним заподозрить комиссию невозможно.

Не считая то, что среди польского населения распространено утверждение о вине "Нахтигаля", оно было отвергнуто польскими правительственными комиссиями и немецким судом.

Еще до оккупации Львова части гестапо имели списки фамилий руководящих ученых, подлежащих к уничтожению, которые были составлены по приказу немецкого правительства. Массовые аресты и расстрелы начали немедленно после немецкой оккупации. Гестапо арестовало профессора Тадеуша Бой-Желенского, члена ассоциации советских писателей, автора многих литературных работ, профессора Романа Ренцкого из Медицинского института, Владимира Серадзкого - ректора и профессора криминальной медицины, Романа Лоншана де Беръе - профессора права, вместе с его тремя сыновьями, профессора Яна Грека... Для большего унижения человеческого достоинства арестованных научных работников немцы прибегали к пыткам, а после в их растреляли...

Специальная комиссия для установления преступлений во Львове: Иван Грушецкий, Николай Козырев, Е. Грушко и прочие.

После уничтожения примерно 6000 евреев во Львове Айнзатцгрупа Отто Раша отошла на восток, а дом на Пелчинской заняло гестапо (тайная государственная полиция) под руководством оберштурмбанфюрера (подполковника) СС Гельмута Танцмана, которого в январе 1943 заменил Йозеф Витиска. Его главной задачей была борьба с антинацистским подпольем и партизанами, на всей территории дистрикта "Галиция". Львовское городское отделение возглавлял штурмбанфюрер (майор) СС Курт Ставицки.

Гестапо было составляющей службы Полиции безопасности - СИПО, к которой также входили Криминальная полиция - КРІПО, другие полицейские структуры и формирования, в частности муниципальная (во Львове - украинская, польская и еврейская). Кроме Полиции безопасности во Львове было отделение Службы безопасности - СД, которая осуществляла надзор за населением города и его жизнью, для чего имела широкую сеть своих агентов во всех сферах общества. Службу полиции безопасности и СД дистрикта "Галиция" возглавлял бригаденфюрер Фріц Кацман, а с августа 1943 Й. Тин.

Именно структуры и подразделения служб полиции безопасности и СД совершали во Львове массовые репрессии, прежде всего еврейского населения, а также украинцев и поляков, осуществляли охрану гетто и концлагерей, контролировали всю ситуацию в городе. Для осуществления наиболее брутальных акций Кацман имел в подчинении специальные команды эсэсовцев, в частности батальон "Лемберґ" в составе четырех рот вооруженных и подготовленных воинов, исключительно немцев, под командованием И. Фромма. Городское управление СИПО во главе с штурмбанфюрером Дитером Шенком размещалось на площади Смольки, 3 (ныне здание областного управления Министерства Внутренних Дел).

Руководство КРИПО размещалось на Галицкой площади. Именно ему подчинена муниципальная полиция. В течение июля-августа 1941 во Львове действовала созданная самостоятельная украинская милиция под руководством Ивана Равлика, ее подразделения несли патрульную службу, проверяли и задерживали по спискам управы лиц, охраняли важные для жизнедеятельности города объекты. 31 августа ее расформировали и реорганизовали в украинскую вспомогательную полицию, которую возглавил майор Володимир Питулей (Равлика в декабре 1941 арестовали гестапо и расстреляли вместе с семьей). Украинская полиция была подчинена немцам и начисляла 850-900 лиц, вооруженных карабинами и пистолетами, имела свою национальную форму, в частности мазепинки с тризубом. Делилась на шесть городских комиссариатов (районов). С 1941 на улице Чистой (ныне Бой-Желенского), 5 действовала школа украинской полиции, которой командовал майор Ежи Вальтер.

Учитывая значительную часть среди львовян польского населения, немцы образовали, правда небольшую по количеству (260 лиц), польскую полицию с числа довоенных полицейских во главе с капитаном Балицким. Ей также была разрешена национальная форма и легкое вооружение. При Юденрате действовал отряд еврейской полиции в количестве 500 человек, он был вооружен лишь резиновыми палками и был вынужден принимать участие в акциях.

Первой значительной репрессивной акцией против украинства во Львове был арест 9 июля 1941 членов временного правления Украинского государства с его главой Ярославом Стецко. До этого в Кракове был задержан и вывезен в Берлин Степан Бандера с группой руководящих деятелей ОУН. Немцы требовали от них объявить Акт 30 июня недействительным. Но украинцы отвергли требования и после пребывания в Берлине под домашним арестом были брошены в концлагерь Заксенгаузен (кстати, в нем находился и погиб сын Сталина Яков). Бандера и Стецко в обращениях к рейхсканцелярии фюрера и к Розенбергу подчеркивали, что "провозглашение восстановления украинской государственности 30 июня 1941 года во Львове стало уже историческим фактом", что государствообразующие процессы развернулись по всей стране, что украинское правительство уже имеет свое правительство и удар по нему "будет рассматриваться украинским народом как вражеский акт Немецкого Рейха против идеи украинской государственности".

Но Берлин был охвачен эйфорией первых грандиозных успехов на фронтах и считал, что не нуждается в союзниках в лице Украины. А 16 июля во Львов прибыл райхсфюрер СС Генрих Гиммлер, который прежде всего проверил, как выполняются указания Берлина относительно наведения "нового порядка" и укрощения украинского государствообразующего движения. В те же дни он посетил в тюрьме бывшего премьера Польши и профессора политехники Казимира Бартеля. Считают, что он имел разговор относительно возможного создания польского государства под протекторатом Германии. Заметим, что в 1939-1941 Бартель трижды вызывался в Москву и имел разговор со Сталиным и, как думают, по тому же поводу. Бартеля расстреляли 26 июля по распоряжению Генриха Мюллера.

Гиммлер Генрих (07.10.1900, Мюнхен - 26.05.1945, Люнебург, Германия) - руководитель спецслужб Третьего рейха, рейхсфюрер СС (генерал-фельдмаршал). Доброволец Рейхсвера 1918-1919, член штурмовых отрядов СА. С 1925 сблизился с Гитлером, возглавлял подразделения СА, полиции, гестапо, организатор войск СС, концлагерей. В 1944 командующий групп армий на фронте. За участие в переговорах с американцами в апреле 1945 отстранен от должностей. Задержан английской контрразведкой, покончил жизнь самоубийством.

16 июля 1941 на совещании Гитлера с руководством Третьего рейха было решено отделить Галицию как бывшую австрийскую провинцию от Украины и образовать дистрикт "Галиция", присоединив его к Генеральной губернии. Первым губернатором стал руководитель дистрикта "Радом" Карл Ляш, который привлек к управлению сотрудников из Генеральной губернии - Людвика Лозакера, Отто Бауера, Альфреда Бизанца, Фрица Кацмана и других. Одной из наиболее влиятельных была фигура руководителя спецслужб дистрикта Кацмана.

Для реализации решений Берлина во Львов 1 августа прибыл из Кракова генерал-губернатор Ганс Франк. Украинцы постепенно отодвигались от властных структур. Уже того дня вместо Юрия Полянского, который с 30 июня руководил городской управой, городским старостой (бургомистром) назначен немец Ганц фон Куят. Правда, передача власти состоялась лишь 13 сентября. Со временем немцы полностью взяли в свои руки руководство Львовом, хотя решительных кадровых изменений в средних и нижних звеньях не было. В конце 1941 в городской управе среди 759 работников украинцев было 432, поляков - 307 и лишь 20 немцев. В составе главных управлений работали 26 украинцев, среди них В. Бакинский, О. Барвинский, В. Децикевич, 3. Пеленский, О. Сербин. Но в начале 1942 новый городской староста О. Геллер на должностях руководителей управлений оставил лишь трех украинцев.

Свое господство во Львове нацисты подчеркивали переименованиями улиц и площадей. Немецкие названия получили 156 улиц и площадей, и переименовано было больше, чем в советское время. Интересно, что против этих мер протестовали командиры вермахта, которые пользовались старыми планами. Возле Оперного театра был установлен монумент в честь Гитлера - гранитный красноватый куб с соответствующей надписью "Адольф Гитлер ринг" (в советское время до восстановлению независимости Украины там стоял памятник Ленину).

У входа в некоторые рестораны, кафе, трамваи появились предостерегающие вывески: "Только для немцев". Немецкий язык объявлен государственным, хотя разрешалось в учреждениях пользоваться украинским или польским. Внедрена обязательная трудовая повинность, для чего на бирже работы на площади Смольки, 30 (сейчас генерала Григоренко) регистрировались мужчины и женщины возрастом 15-60 лет. "Все, кто не вернется на место своей работы или покинет ее, - предупреждал новый комендант генерал Ренц, - будут расстреляны как саботажники".

Во времена губернаторства в дистрикте Карла Ляша (август 1941 - январь 1942) начались широкомасштабные угнетения и репрессии львовских евреев Львова. 8 ноября 1941 на территории северной и северо-западной части города в треугольнике нынешних улиц Хмельницкого, проспекта Чорновола и улицы Липинского образовали одно из самых больших в Украине гетто "Юденлаг", куда переселили из других частей Львова 70,000 лиц. В ноябре в конце нынешней улице Шевченко создано так называемый Яновский трудовой лагерь, в котором одновременно находилось примерно 11,000 евреев. Тогда же осенью 1941 на территории старинной крепости "Цитадель" основан лагерь для военнопленных, через который прошли свыше 140,000 солдат и командиров Красной армии, много из которых умерли от голода и болезней. Украинская городская власть, общественные, религиозные объединения и оуновское подполье предоставляли помощь пленникам, их усилиями в сентябре освобождено 1500 пленных уроженцев Галиции. Силами Краевого Комитета Панькивского и немецкой администрации из лагерей в районе Ярослава освобождено 40,000 военнопленных украинцев.

В январе 1942 Карл Ляш был отозван со Львова и со временем расстрелян за преступление в криминальной сфере. В феврале губернатором дистрикта "Галиция" стал групенфюрер СС Отто Вехтер, сын австрийского генерала, который длительное время служил в Галиции. При нем оккупационный режим испытал определенные изменения. В целом воплощая в жизнь стратегический курс Третьего рейха на востоке, Вехтер, вместе с тем, надеялся путем тактических уступок украинцам предрасположить их к сотрудничеству с немецкой администрацией, вел гибкую политику относительно украинцев, отстаивал особое место Галиции в системе оккупированных земель.

Вехтер Отто (1901-1949) - немецкий военно-политический деятель, губернатор дистрикта "Галиция" с центром во Львове (1942-1944). В начале 1920-тых приобщился к нацистскому движению. Групенфюрер СС (генерал). В оккупационной политике на Украине занимал умеренную позицию, контактировал с украинскими общественными учреждениями, в частности УЦК. Инициатор создания украинской дивизии "Галиция". После войны прятался в римском монастыре, где умер от туберкулеза.

На деятельность губернатора определенной мерой влияло его ближайшее окружение администрации, в частности уроженцы Львовщины, бывшие старшины Галицкой армии и активные участники украинских освободительных движений 1918-1920, полковник абвера Альфред Бизанц и капитан Ганс Кох, а также вице-губернатор Отто Бауер, который ведал вопросом социального обеспечения. Именно под его руководством во времена оккупации в Галиции действовали 1366 народных бесплатных столовых для 104,000 бедных и 2500 детсадов. Немец украинцев или поляков не боялся, ездил без охраны. Так вот, советскому разведчику Кузнецову было нетрудно застрелить вице-губернатора 9 февраля 1944 возле его дома в конце улице Франко, в глухом уголке Львова. Кстати, на его похоронах на кладбище в верхней части нынешнего парка имени Хмельницкого, а почетной стражей была сотня из дивизии "Галиция". Это давнее военное кладбище в советское время уничтожено. Бывший глава УЦК Кубийович и Паньквский в воспоминаниях отмечали, что им приходилось положительно решать много актуальных проблем из жизни украинцев во Львове. В частности, освободить из гестапо ученого Василия Симовича, писателя Любченка, члена Провода ОУН генерала Капустянского, спасти от ареста бывших депутатов Верховной Рады УССР профессора Возняка и актера Стадника.

После того, как немцы сделали достоянием гласности преступление сталинского режима против поляков - расстрел в Катыне в апреле 1940 примерно 11,000 плененных и интернированных польских офицеров и генералов - и резкого ухудшения советско-польских отношений, нацистская оккупационная власть постоянно заигрывала с польским населением Львова. Летом 1943 образовали Консультативный Совет, в который вошли по пять украинцев и поляков. В частности, с польской стороны - бывшие руководящие деятели самоуправления города С. Беляк и И. Гижа, а с украинского -Й. Полянский, Ю. Павликовский, О. Голинатый и прочие.

Следует заметить, что репресино-карательные органы оккупационной власти, в частности гестапо, и вообще служба полиции безопасности и СД подчинялось Кракову и Берлину и практическое влияние на них губернатора Вехтера было довольно ограниченным. В течение всего периода оккупации в городе осуществлялись массовые смертные казни евреев, расстрелы и прилюдные повешения отдельных групп львовян. Осенью 1943 впервые привселюдно выполнили шесть смертных приговоров через расстрел или повешение. За убийство 15 декабря солдата-строителя были прилюдно расстреляны пять и повешаны двое львовян. 4 ноября на площади Стрелецкой повесили восемь человек, а 14 декабря расстреляли 30 заключенных из Бригидок.

На жизнь Львова определенным образом влияло наличие военного гарнизона и пребывания союзных частей армии Италии, Венгрии... В состав постоянного гарнизона входили 4-5 батальонов пехоты вермахта, части Люфтваффе, которые базировались на аэродроме Новый Скнылов, военные госпитали, составы, ремонтные базы и прочее. Комендантом города был после генерала Рентца генерал-майор фон Приттвитц. Временно находились в городе другие военные части, в частности в мае 1943 г. - шесть рот так называемых «Хиви» (Hilfswillige) - вспомогательных подразделов вермахта, созданых из добровольцев-военнопленных, большей частью уроженцев России, Украины, средней Азии и Кавказа.

Во Львове базировались, или переходили через него многочисленные военные части союзников Германии, которые принимали участие в боевых действиях против Советского Союза. Много было итальянцев, особенно летом 1943 их штаб размещался в родственном доме Шептицких на улице Зеленой (ныне педагогическая библиотека). После падения Муссолини и капитуляции Италии они были интернированы и переброшены: в Шталаг 323 на Цитадели. Считают, что 2000 итальянских военных, среди них троих генералов и пятьдесят офицеров, расстреляли нацисты в Лисиницком лесу.

Во Львове базировалось также много венгерских военных частей. Историк Ярослав Дашкевич вспоминает как в 1941 к его маме, галицкой национальной героине Елене Степанив приходили в гости венгерские офицеры, которые во времена Первой мировой войны воевали как и она, в составе австрийской армии и были с ней в российском плену в Ташкенте. Вообще итальянцы и часть венгров довольно благосклонно относились к галичанам. Именно у итальянцев украинские и польские подпольники покупали оружие. А венгры летом 1944 перед отступлением передали или продали УПА большое количество стрелецкого оружия.

Среди факторов, которые влияли на состояние оккупационного режима, значительную роль играла греко-католическая церковь во главе с митрополитом Андреем Шептицким. Пользуясь возможностями для религиозной деятельности, ее духовенство делало все возможное для стабильности и нормализации жизни в регионе, сохранения верующих от жестокости оккупантов. Рискуя своими жизнями, священники спасали евреев, помогали украинскому подполью и Повстанческой армии. Не уступая главными принципами церкви, национально-культурными интересами украинцев митрополит А.Шептицкий шел на необходимые для выживания компромисы как с немецкой так и с советской властью.

В целом, нацистский оккупационный режим во Львове существенно отличался от положения в рейскомиссариате "Украина" во главе со злым врагом украинцев Эрихом Кохом. В условиях запрета политической деятельности важную роль отыгрывали созданные Украинский Центральный Комитет Кубийовича и Украинский Краевой Комитет Панькивского, которые вступали в контакты с оккупационной администрацией, добивались определенных поблажек в политике нацистов. Немалый взнос в общее дело сделала церковь.

из Истории Львова. Том трейти. Издательство Центр Европы. 2006 год