Средневековое празднество

Львов. Ассимиляционные процессы.

Со второй половины XVII-XVIII веков сохранились метрические книги с ежегодными записями браков двух существовавших тогда львовских латинских приходских костелов: Латинского кафедрального костела в центре города и Марии Снежной на предместье, вблизи Краковских ворот.

В 1668 - 1693 годы поженилась 2371 пара, 55 из них, или 2,2%, были смешанными, из которых 49 оказались польско-украинскими. Однако не все новобрачные были выходцами из мещанской среды Львова, поскольку в престижной архиепископской латинской кафедре женились многие шляхтичи и шляхтянки из окрестных земель.

В отличие от более ранней практики, при заключении брака в римо-католическом храме обходилось без религиозных обращений. Жених или невеста "русской" религии обязывались и давали присягу о том, что они будут выполнять "все необходимое в католичестве", особенно условие, чтобы будущие дети от брачного ложа были крещены в католической вере. В первой половине XVIII века число смешанных польско-украинских браков в Латинской катедре оставалось стабильным, не превышая 2% ежегодно. Однако со середины XVIII века заметна тенденция к учащению смешанных браков польского и украинского населения, число которых уже превысило 5%. В приходе Марии Снежной на Краковском предместье в 1696-1772 годов обвенчалось 3020 пар, из которых 224 (7,41%) были украино-польскими. Беспокойство львовского владыки Льва (Шептицкого) уменьшением своей паствы вылилось в его распоряжении подать реестр лиц, перешедших в Львовской, Галицкой и Каменец Подольской епархиях по греко-католическому обряду на латинский в 1758-1765 годы. В реестре, который был составлем по показаниям приходских священников, записаны имена и фамилии 18 мужчин и женщин, которые изменили обряд во Львове. С последней трети XVIII века до нас дошла метрическая книга браков, крещений и регистраций умерших в приходе Архикафедрального собора святого Юрия (Юра) - униатской церкви за 1770 - 1785 годы. В 1770-1772 годы священники записали сведения о 56 крещениях. Четыре ребенка (7%) родились в смешанных браках украинцев и поляков.

Средневековые львовяне

Из 14 зафиксированных браков в 1770-1772 годы два (14%) были смешанные. На рост количества религиозных переходов среди украинцев повлияло расширение с 13 до 27 сети римо-католических монастырей во второй половине XVII-XVIII веков, которые вели активную миссионерскую работу, впрочем, не только среди украинского населения.

Протоколы заседаний армянских старших (с 1686 года - судей), а также записи тестаментов (завещаний) и брачных контрактов XVII-XVIII веков позволяют частично проследить процесс аккультурации и ассимиляции "изнутри". Анализ содержания армянских завещание первой трети XVIII века подводит к выводу о культурных и религиозных двуличностях тех, кто заключал эти документы - большинство армян перед смертью делали пожертвования как армянском духовенству (архиепископу, суфрагану, священникам), армянским религиозным учреждениям (церквям, монастырям, братствам), так и в римо-католический костел, братствам и монастырям. После перехода на унию, особенно со второй половины XVII века, многие армянские юноши стали принимать монашеский постриг в римо-католических монастырях. Некоторые из них сделали блестящую духовную карьеру, становились учеными, проповедниками, богословами, которые возвращаясь во Львов уже приорами католических монастырей, в дальнейшем имели мало общего со своим национальным обществом. Такого религиозного объединения и принятия другого обряда не замечаем у украинских львовян после акта приобщения к унии в начале XVIII века.

Записи о брачных соглашения - кроронки - записывали преимущественно браки в рамках львовской армянской общины. Во второй половине XVII века смешанные браки с поляками были редкостью. Однако из-за ограниченного брачного рынка во все меньшей по численности армянской общине, когда приток армянских мигрантов во Львов фактически прекратился, начали появляться и соглашения о смешанных браках. Характерный кроронк был заключен в 1717 году между жильцом Эльблонга Вилим Вильнером и армянской семьей его невесты Анастасии Вартанович. После женитьбы Вильнер обещал жить во Львове и заниматься торговыми операциями. Кроме того, поскольку немец брал жену из армянского дома, то со времени женитьбы он должен был придерживаться всех прав и приписей армянского права. Главным было предбрачное условие, касающееся его перехода из лютеранства в католическую веру. В XVIII веке армянские девушки из патрицианских семей все чаще выходили замуж за польских шляхтичей, львовских патрициев, однако большинство брачных контрактов заключалась и дальше между армянскими невестами.

Среди всех четырех национальных общин Львова - еврейская оказалась самой отпорной в ассимиляционных процессах. В ней сохранила влияние полная социальная структура еврейской общины (банкиры, богатые купцы, ростовщики, средний класс еврейства и беднота). Фактически, кроме польской численно доминирующей общины, только украинская община могла считаться самостоятельно, имеющей полную социальную структуру.

Армянская община в XVIII веке ее уже потеряла, с полноценной общины она превратилась в небольшую группу, что повлияло на скорость ассимиляционных процессов.

Среди львовских евреев случаи конверсии случались довольно редко. С 1640 до 1770 года во Львове из иудаизма в католическую веру перешло 92 еврея, из которых 15 - за пределами Львова. По наблюдениям Мора-Левицкого, в метрических записях XVIII века упоминалось о возрасте конвертитов - преимущественно 15-18 лет. Можно высказать мнение об удачной миссионерской деятельности римо-католических орденов среди еврейской молодежи. На количество конверсий влияли и другие факторы, их пик (10 случаев) пришелся на год наибольших погромов еврейского населения во Львове - в 1664 году. Отмена еврейской автономии ("сейма") в границах Речи Посполитой в 1764 году, также способствовало активным изменениям вероисповедания. Евреи меняли свою религию не только на господствующий католицизм - известно несколько примеров крещения ими в православной вере. Религиозная конверсия даже одного еврея имела громкое эхо не только в мещанском обществе. Иногда крестными родителями конвертитов становились влиятельные благородные князья и магнаты. В 1640 году при крещении Якоба Абрахама и его жены Ребекки из Сохачева крестными выступили Якуб Собеский, белзкий воевода, и Екатерина Мястковска, жена львовского подкомория. В аналогичной ситуации в 1684 году крестным согласился стать русский воевода Стефан Чарнецкий. Конверсия каждого еврея больно воспринималась в еврейской среде. Кроме полной обструкции и исключения из национальной общины, нередко делались попытки снова обратить "заблудшего" на "истинную дорогу". В 1728 году состоялся резонансный судебный процесс со смертными приговорами над главными деятелями львовского еврейского кагала братьями Райцес, которые пытались вновь обратить на веру Моисея конвертита Яна Филиповича. Несмотря на упомянутые конверсии, львовская еврейская община продемонстрировала высокую устойчивость против ассимиляционных процессов. Сильнейшим испытанием для верности львовских евреев закона Моисеевого оказался так называемый диспут в 1759 году с представителями еврейской секты Якуба Франка ("контрталмудистами"). Они обвиняли ортодоксальных евреев в ритуальных преступлениях (потребление крови христиан, позор их символов и том подобное), одновременно в городе накалялась антиеврейская атмосфера, которая сочиталась с острой экономической борьбой в городе. После проведенного во Львове безрезультатного диспута франкисты, которые происходили в основном из городков Подолья, в 1759-60 начали массово принимать католическую веру. Но в среде семитысячной львовской еврейской общины, сохранявшей верность древней религиозной общине, в настоящее время почти не было случаев конверсии.