Святой Йосафат Кунцевич

Церковь и религиозная жизнь

На протяжении второй половины XVII века украинское население Львова и почти всей Галиции оставалось православным, но количество сторонников унии, особенно к концу века, увеличивалось. Одной из причин этого считают перевод Киевской православной митрополии из-под юрисдикции константинопольских патриархов под власть Московского патриархата.

Экскурсии по Львову

 Зато в Речи Посполитой православных братств запрещены контакты с восточными патриархами. После долгих переговоров епископа с королем и его представителями в 1700 году Львовская епархия присоединилась к тем епархиям, которые уже ранее приняли принципы Брестской церковной унии. Изменение произошло по инициативе иерархии, а на приходском уровне она была малозаметной, поскольку сохранился традиционный византийско-украинский обряд, а связи униатского духовенства с православным не прекращались, особенно в первых десятилетиях XVIII века.

Пребывание украинского войска в разных регионах Украины способствовало контактам духовенства этих регионов. Пока можно привести лишь отдельные разрозненные примеры таких контактов, но они, несомненно, были массовым явлением. Так, в библиотеку львовского Свято-Онуфриевского монастыря попала книга, подаренная казаками осенью 1648 года братству села Вербица. Во время осады Львова братья встречались с личным капелланом Богдана Хмельницкого Иваном Гоголовским, который, получив в подарок несколько львовских изданий, подарил Онуфриевскому монастырю Октоих. 

Теребовлянская икона Богоматери

18 сентября 1662 епископ Арсений умер, а преемником был избран его брат Адам Желиборский (в монашестве - Афанасий), который недолго занимал кафедру (умер в сентября 1666 года). Когда в 1664 году киевского митрополита Иосифа Нелюбович-Тукальского арестовали и посадили в тюрьму по обвинению в государственной измене, львовского епископа Афанасия назначили администратором Киевской митрополии. В 1667 году львовским епископом стал шляхтич Иван Шумлянский (в монашестве - Иосиф). Однако, во время пребывания Шумлянского в Молдавии, куда он ездил освячиваться, митрополит киевский (и одновременно перемишльский епископ) Антоний Винницкий захватил Святоюрскую кафедру во Львове и инициировал избрание другого кандидата. 21 января 1668 года из четырех предлагаемых кандидатов на львовскую епархию избрали Евстахия Свистельницького (в монашестве - Иеремия). Вернувшись во Львов, Иосиф Шумлянский несколько раз дедал попытки напасть на кафедральный собор и в конце концов его захватил. 10 мая в день Вознесения во львовской Успенской церкви митрополит Антоний рукоположил Свистельницкого и провозгласил отлучение Шумлянского. Борьба за львовскую епископскую кафедру продолжалась еще много лет и прекратилась лишь после смерти Иеремии (1676) и Антония (1679). После этого Иосиф Шумлянский смог полностью посвятить себя епархиальным делам. Епископ провел ряд важных административных реформ, привел в порядок деятельность церковного суда, церковную документацию, пытался укрепить материальное положение епархии, установить контроль за монастырской жизнью. В 1673 году состоялось торжественное перенесение Теребовлянской иконы Божией Матери из Покровской церкви в Теребовле в кафедральный собор святого Юрия. С тех пор это событие во Львове отмечали в день Покровы Пресвятой Богородицы. Изменения и реформы, частично опиравшиеся на латинские образцы, позволили епископу взяться за реализацию своего давнего намерения. В 1677 году Иосиф обратился к папскому нунцию и выразил готовность принять унию. Предлагая свои условия, он добивался предоставления собственности Киевской митрополии, Львовской епархии, Киево-Печерской Лавры. В начале 1681 года в присутствии папского нунция в Варшаве Иосиф Шумлянский, перемишльский епископ Иннокентий Винницкий, архимандрит Унивского монастыря Варлаам Шептицкий, Игумен Лиснянского монастыря Сильвестр Твардовский приняли унию. А в 1700 году Шумлянский официально провозгласил переход к униацкой церкви Львовской, Галицкой и Каменецкой епархий.

Вениамин Рутский

Правда, 16 июня 1700 года король Август II подтвердил запрет Шумлянскому принуждать к унии Ставропигийское братство. Однако, в марте 1708 года, получив обещание сохранения всех прав, братья согласились на признание верховенства Рима. Главным условием, принятие которой все-таки добилось братство, стало признание традиционной автономии от власти епископа, с подчинением напрямую только Риму - аналогично статуса патриаршей ставропигии, означавшее формальную зависимость от патриархов, но не от местного епископа. Авторитету униатской церкви способствовала деятельность львовских епископов из рода Шептицких: Варлаама (1710-1715), Афанасия (1715-1746), Льва (1749-1779). Значение Львова как главного города греко-католиков подчеркнул новый величественный храм святого Юра. Среди духовенства и мирян преобладали сторонники древнего обряда, поэтому тенденция к латинизации обряда осуществлялась медленно. Однако оксидентализация постепенно находила отражение во внешней церковной атрибутике, например в скульптурных украшениях храмов.

В армянской епархии программа латинизации оказалась успешной, в основоном вследствие начатой в 1664 году деятельности миссии монахов театинцев. С 1691 года по инициативе нового архиепископа Вардана Хунаняна во Львове происходили регулярные провинциальные синоды для рассмотрения вопросов канонической дисциплины и литургических практик. Было утверждено главные особенности армяно-католического обряда, среди других заимствований из западной традиции был введен целибат - безбрачия священников. В первой половине XVIII века латинские образцы в реформировании церковной жизни львовских армян стали еще более выразительными. Постепенное исчезновение религиозных, экономических, языковых причин противостояния армян с доминирующей польской общиной Львова способствовало налаживанию взаимопонимания, но одновременно ускоряло ассимиляционные процессы.

Институциональная перестройка Римско-католической церкви, строительство ею новых храмов и часовен, увеличение количества монашеских орденов были особенно заметными на фоне ее экономического упадка и дезорганизации политической жизни. Ослабление государственных структур в условиях шляхетской анархии, успешная пропаганда контрреформационной идеологии - все это способствовало усилению влияния римско-католического духовенства. Многим обращение к религии казалось единственным возможным спасением от хаоса и нищеты.

Среди архиепископов той эпохи заслуживают упоминания Константин Липский (1677-1698), Ян Скарбек (1713 - 1733), Николай-Игнатий Выжицкий (1737-1757), Вацлав-Иероним Сераковский (1760-1780). Скарбек провел (через своих представителей) визитацию 107 костелов, занимался благоустройством имений, заботился о дисциплине духовенства и восстановлении храмов. Сераковский обращал внимание на состояние школ и госпиталей, заботился восстановлением костелов (освятил 67 их них), в кафедральном соборе провел коронацию образа Матери Божьей Ласкавой. За поддержку противников влияния Петербурга московская армия интернировала его на Дунае. Во Львове было построено ряд монастырей (в том числе бонифратров, доминиканцев-обсервантов, кармелиток обутых, паулинов, тринитариев). Построены несколько новых костелов, некоторые восстанавливаются после военных разрушений. Так, костел святых Роха и Себастьяна при монастыре реформатов, сожженный в 1648 году, впоследствии отстроили, в 1664 году был освячен храм святого Казимира. В 1669 освячен новый костел Антония Падуанского при основанном еще в первой половине XVII века монастыре францисканцев Конвентуальних, Украшением города стал новый величественный костел отцов доминиканцев.

До 1783 года весь Львов принадлежал к одному приходу - при Кафедральном соборе, при котором существовал также двор деканата. В 1784-1786 годы из кафедрального прихода выделяются приходы при костелах Матери Божьей Снежной, Воздвижения святого Креста, св. Марка, св. Николая, св. Антония. Больше, чем в предыдущий период, распространяются такие формы сохранения благочестия, как процессии, юбилейные торжественные богослужения. Особенно пышно отмечалась 1 июля 1751 года коронация иконы Богородицы присланными из Рима папой Бенедиктом XIV золотыми коронами. Львовские Доминиканцы считали, что икона нарисована апостолом Лукой, ранее принадлежала королю Данилу и князю Льву Даниловичу. Она издавна была во львовском доминиканском костеле, но к тому времени он был разобран и началось строительство нового, поэтому коронация состоялась в костеле св. Антония Падуанского. Были сооружены специальные пирамиды, на которых установлены образы, посвященные чудесам, которые произошли благодаря молитве к иконе. Надписи под образами разных языках и шрифтами, в том числе кириллическим, еврейским, греческим, арабским, армянским, "иллирийском" (глаголицей), держали "гении" - представители народов, языками которых сделаны надписи. Доминиканцы сознательно стремились засвидетельствовать многокультурность города и вселенскость своего ордена.

В быту латинский обряд и дальше называли "польской верой", вместо византийско-славянской - "греческой" или "русской". Более того, даже в полуофициальных документах украинцы нередко фигурировали как "греки". Итак, во Львове "греками", людьми "русской веры", считали до конца XVII века православных, а с XVIII века - Греко-католиков. Межэтнические конфликты, обусловленные социальным статусом этнических общин и правовыми нормами, воспринимались прежде всего как межрелигиозные. Упоминания о взаимных обидах трансформировались в иррациональные стереотипы, которые фиксировали отчуждение или и враждебность к иноверцам. Процесс сближения львовян разных религий, формирование общих черт быта и ментальности был неуклонным, но медленным, а потому и малозаметным. В источниках и в памяти людей ссоры и несправедливость отображались ярче и они лучше запоминались. Исследовательское мастерство требуется для адекватного воспроизведения сложных процессов не только общежития, но и взаимопонимания этносов и религий. Культурное наследие Львова, его письменные и художественные памятники дает для такого исследования материалы, которые до сих пор использовались лишь частично.