Казнь украинцев за измену Австро-Венгрии

"Украинская измена"

Уже в начале войны австрийские правительственные круги столкнулись с серьезным вопросом - так называемым "Украинским предательством", суть, которой заключалась в том, что первые поражения австро-венгерской армии обострили проблему москвофильства. Австрийская административная и военная власть, чтобы оправдаться перед обществом, обвинила во всех неудачах украинцев. Среди категории москвофилов намеренно были названы также немало украинских патриотов, чтобы таким образом уничтожить украинскую интеллигенцию и сознательный крестьянский элемент. Зато так называемые великополяки фактически находились под опекой галицкого наместника Витольда Коритовского.

Пытаясь избежать "Украинской измены" в военном тылу, Галицкое наместничество 8 августа, а Главное коммандование 15 августа 1914 опубликовали во Львове установку к борьбе с москвофильским движением с применением средств экзекуции без помилования. Гражданская и военная власть осуществляла и превентивные аресты политически ненадежных подозреваемых. Уже 20 августа 1914 года во Львове арестованы 1200 человек, среди которых были и ученики. 4 сентября 1914 первый транспорт в Талергофф привезли 1600 жителей Львова. Этот лагерь, по удачному выражению Костя Левицкого, "стал символом Голгофы нашего народа в начале войны".

Амбициозные государственно-политические планы лелеяла и польское подполье, которое объединило в городе четыре тайные структуры. Наибольшей была Польская Военная Организация ПВО (руководитель Людвиг де Лаво: более 300 членов, среди них студенты, гимназисты, железнодорожники, солдаты-легионисты), которая имела структуры не только в городе, но и в соседних Дублянах и Рясной Польской. С ней сотрудничали Союз Свободы (Zwiazek Wolnosci) во главе с Адамом Прухником, общество куда входили 15-й и 19-й полк австро-венгерской армии. Среда отставных комбатантов объединилась в Общество взаимопомощи бывших легионистов под руководством Антония Каминского. Польские военные кадры во главе с капитаном австро-венгерской армии Чеславом Мончинским были близки к польской народной демократией. Деятельность польских парамилитарных организаций и партий свидетельствовала о сложной и непредсказуемой борьбе за будущее Львова.

Арестованные на вокзале

В результате массовых арестов за вымышленный шпионаж и помощь российской армии были переполнены все тюрьмы. В докладной записке от 27 августа 1914 дирекция львовской полиции требовала от Галицкого наместника разрешения вывезти около 2000 арестованных москвофилов. Этого требовали как санитарные условия, так и угроза бунта. О том, как вывозили арестованных, свидетельствуют воспоминания одного из узников тюрьмы на улице Казимиривской во Львове: "31 августа 1914 начался настоящий ад. Нас разбудили в 3:00 часа утра и, не дав даже чая, погнали в тюремный двор. Продержали нас там до 9:00 утра. Потом повели всех заключенных, около 1600 человек, по улице Казимировской и Городоцкой к главному железнодорожному вокзалу. Эти несколько километров были для нас настоящим походом на Голгофу. Озверелая толпа львовских "патриотов" из числа поляков и евреев била нас, особенно греко-католических священников, плевали в лицо, били дубинками, палками, в нас бросали навоз и камни. Из окон домов бросали цветочные горшки. Один из арестованных скончался тут же на улице, когда такой горшок проломил ему череп. Мы ждали перед вокзалом два часа. Оказывается, полицейские намеренно продержали нас на улице около пяти часов, чтобы дать разъяренной львовской толпе возможность "проявить чувство" к нам, "предателям".

из Истории Львова. Том второй (1772-1918). Издательство Центр Европы. 2006 год