Пожар во Львове во время революции 1848 года

C 1772 года отношения городской власти к предотвращению пожаров и их тушению стало придирчивым. Этому способствовал "Универсал, устанавливающий порядок тушения пожаров в имперско-королевском городе Львов" от 31 мая 1782. Это объемное распоряжение из шести разделов содержало основные правила пожарной полиции. Так, пекари, пивовары, кузнецы, изготовители красок, мыла, водки могли заниматься своим промыслом только в пригородах. Вблизи открытого огня приходилось строить стену в два кирпича. Здания без дымоходов следовало снести. Дымоходы, в зависимости от их величины, пришлось чистить каждые 14 дней или ежеквартально.

В случае возникновения в городе пожара сторож на башне ратуши должен был сообщить об этом ударами в колокол. Направление пожара днем указывалось вывешенной хоругвью, а ночью красным фонарем. Поскольку город не имел в то время пожарной команды, то тушение огня доверялось соответствующим ремесленным цехам. Доставкой воды до места пожара занималась установленная властью определенная группа евреев. В Универсале указывались пруды и колодцы, из которых имели право брать воду для тушения. Экскурсии Львов. В то время Львов владел четырью насосами, которые должны были обслуживать слесари.

В службу пожаротушения, кроме членов соответствующих ремесленных цехов, входил эскадрон войска, насчитывавший около ста человек и постоянно наховшийся в казарме на теперешней площади Мытной. Однако со временем предписания Универсала от 31 мая 1782 устарели. Поэтому Муниципалитет города 17 января 1840 принял новые противопожарные правила быстрого обнаружения, оповещения и тушения пожаров с некоторыми нововведениями. В частности, доставлять лошадей к для перевозки насосов и бочек с водой должны были владельцы фиакров, почтовая служба, извозчики за определенную плату. Каждый староста, извещенный о возникновении пожара, должен был позаботиться, чтобы насосы, повозки с бочками и другие пожарные орудия, находившиеся на его участке, были доставлены к месту огня. Дважды в году - 1 мая и 1 августа в 7 часов утра следовало проводить противопожарные учения у казарм пожарных. Во время тушения каждого пожара на месте обязаны были присутствовать городской физик, врач общины и городской акушер Львов экскурсии. Копальщики колодцев и трубопроводчики должны были во время пожара позаботиться о том, чтобы в ближайших к ней водонасосах, поступало как можно больше воды. Лица, которые проявляли особую отвагу при тушении пожара, удостаивались наград, о чем должен был заботиться городской пожарный комиссар.

Инфраструктура по тушению пожаров подчинялась бургомистру или его заместителю. На городскую полицию возлагалась обязанность поддерживать во время спасательных работ порядок. А чтобы можно было отличить чиновника от других лиц, в их шляпы прикреплялись красно-белые кокарды.

Такое сложное противопожарное состояние во Львове продолжалось до революции 2 ноября 1848 года, когда по приказу коменданта города Вильгельма Гаммерштайна пушки подвергли обстрелу центральную часть Львова. В нескольких местах одновременно вспыхнул огонь, который уничтожил здания Университета, Старый Театр, Университетскую Библиотеку, Ратушу и ряд других сооружений. Этот пожар сыграл заметную роль в истории пожаров Львова. Пожар привлек внимание городских советников по поводу пожарной безопасности. Вскоре после пожара на заседании в Ратуше 16 ноября секция полиции обратила особое внимание на плачевное состояние пожарной безопасности в городе, необходимость приобретения оборудования для тушения огня как городом, так и частными лицами. Поэтому в бюджете на следующий год было предложено выделить на пожарную полицию соответствующие средства.

В то время в собственности города было 748 кожаных рукавов, 138 крюков, 16 повозок с бочками и 12 ручных насосов.

8 февраля 1849 магистрат немедленно организовал корпус пожарных воинов в числе 45 простых пожарных, 6 капралов и 2 фельдфебелей под военной юрисдикцией. Командование над пожарными и водителями насосов, "шприцмастерами" и "рурмастерами" доверили адъюнкту строительного управления Пелопидасу Ейтельбергеру, который стал первым начальником городской пожарной службы Львова.

Пожарная телега

В ходе организации в корпус приняли 20 физически здоровых лиц из полиции. На головных уборах они носили эмблему "LP", что означало "львовский пожарник". Местом постоянной дислокации была казарма на той же площади Пожарного гарнизона. При необходимости пожарным помогала муниципальная охрана, которая должна была учиться приемам пользования насосов и другими спасательными орудиями. Первое сообщение о наличии во Львове пожарного корпуса разместила "Gazeta Lwowska" от 13 апреля 1850.

1 августа 1852 наместничество утвердило "Закон о пожарной безопасности в Королевском столичном городе Львове и его окрестностях" (Ustawa ogniowa w krolewskiem stolecznem miescie Lwowie и jego przedmiesciach).

В нем, в частности, указывалось, что руководство пожарной полицией осуществляет магистрат при посредничестве совещательно-исполнительной пожарной комиссии. В ее состав входили президент города или его заместитель, референт Магистрата, директор городского строительства, два члена Городского правительства, начальник пожарной команды (в Законе он назван "инспектор городских пожарных"), по одному представителю от дирекции полиции, военного командования и жандармерии, а также комендант полицейской стражи.

Спасательной операцией должна была управлять именно эта комиссия. С ней согласовывали свои действия пожарные при развертывании позиции. Этой комиссии передавалась в управление вся рабочая сила, вспомогательная и наблюдательная службы. С 1 февраля 1851 до конца 1852 пожарный корпус принимал участие в ликвидации 50 пожаров. Из них 44 раза пожарные потушили огонь еще в зародыше, а в 6 случаях не позволили пожару распространиться.

С 1853 на домах, где находилось учрежения Староств, а также на пожарных дежурных постах велели вывешивать керосиновые красные фонари. Зажигали их с наступлением сумерек на всю ночь. Такое нововведение помогало горожанам ориентироваться в темноте, куда обратиться при необходимости за помощью.

Быстрое разрастание территории Львова приводило к потребности в усовершенствовании пожарной службы безопасности.

Однако ее финансирование в новых границах города не соответствовало реальным нуждам. К тому же, на расходы и финансирование корпуса имело влияние общественное мнения. У населения не было четкого представления о его реальных потребностях. Только крупный пожар давал повод обратить внимание на нужды пожарных. Когда об огне сообщали колокола, к месту его появления собирались толпы любопытных. Глядя на это зрелище, оживленно обсуждалисься действия спасателей, выдвигали возможные версии причины беды, сочувствовали (а кто злорадствовал) пострадавшим.

Так было и 12 февраля 1858, когда на улице Краковской пламя охватило магазин Яна Зега, где продавался керосин для освещения и бензин для чистки одежды. В тот день в магазин подвезли бочки с керосином. Перед входной дверью легко воспламеняющаяся жидкость разлилась, и от небрежно брошенной зажженной спички начался пожар. Пожарные прибыли очень быстро, и огонь не нанес ущерб жителям высших этажей. Однако сама лавка сгорела, к тому же погибла жена хозяина Дорота, а ее младшая сестра Гермина Облочинская скончалась от полученных ожогов в больнице.

Трубачи на Львовской Ратуше

Это событие всколыхнуло весь Львов. Ей уделили значительное внимание местные журналы. Ведь трагедия постигла семью известного исследователя и владельца патента на переработку нефти на керосин, одного из изобретателей керосиновой лампы Яна Зега. По городу поползли слухи, домыслы, версии о вине пожарных в смерти двух женщин. И здесь принципиальную позицию заняла "Gazeta Lwowska". Ее репортеры, будучи свидетелями происшествия, всталися защищать руководителя и весь корпус спасателей.

Роковой по своим последствиям для пожарного корпуса и его начальника стал пожар 9 июня 1864 в здании на углу Краковской и Армянской. Лишь в 5-часов утра следующего дня огонь был ликвидирован. Но во время руководства работами смертельную травму получил Ейтельбергер. И уже 11 июня город прощался со своим первым начальником пожарного корпуса. По результатам проведенного конкурса его на долгие годы заменял капитан инженерных войск в отставке Павел де Праун. С этой личностью связано не только укрепление городского пожарного корпуса, но и создание и всесторонняя поддержка добровольного пожарного движения после появления соответствующего Закона от 15 ноября 1867.

из Истории Львова. Том второй (1772-1918). Издательство Центр Европы. 2006 год