Тадеуш Костюшко

Изменения, происходившие в общественно-политическом развитии стран Европы в конце XVIII - середине XIX века, находили живой отклик в Галиции, стимулируя восприятие в образованных кругах новых идейных веяний времени, оживление общественно-политической мысли и зарождение и развитие общественно-политической деятельности. Ареной активной общественно-политической жизни периодически становится Львов.

Первые проявления активизации этих процессов в городе заметны конце XVIII веке. После 1772 своеобразными ячейками общественной жизни во Львове стали масонские ложи. Ложа "Трех белых Орлов", которая была основана в 1767 и объединяла в начале банкиров, промышленников и купцов, и входила в первые обїединения польских лож с центром в Варшаве, после 1772 туда добавились представители австрийской администрации и военные, которые вскоре заняли ведущие роли в организации.

Экскурсии по Львову

С 1774 ложу возглавил офицер Йоганн Клеменс, швейцарец по происхождению. Задача ложи состояла в поисках взаимопонимания новой власти со старой правящей элитой Галиции - магнатами и шляхтой для обеспечения реализации политики просвещенного абсолютизма в крае. В состав ложи входили высшие должностные лица из австрийской администрации, как губернатор Генрих Йозеф фон Ауерсперг, губернские советники, руководители дистриктов... С польской стороны к ней привлекались только оппозиционеры к королевской власти в Варшаве. Однако найти взаимопонимание с магнатами и шляхтой не удалось, и те, в свою очередь, в 1779 покинули ложу.

Иоганн Клеменс основал во Львове две ложи: «Три Штандарта" (1774) и "Иосифа к императорскому Орлу" (1777), которая впоследствии получила статус ложе-матери. Таким образом в городе возникло первое объединение масонских лож, подчинено Пражской префектуре Великой национальной ложи Австрии. 1779 к нему присоединилась ложа "Феникс к круглому столу". Однако вследствие выхода из этих лож большинства членов польского происхождения (1779), объединение вскоре распалось (1782). Кроме упомянутых, во Львове действовали некоторое время ложе других ориентаций: "Трех корон Галиции" (1780-1785), связана с масонскими центрами в Москве и Петербурге, "Искренне Приятные" (1782-1785) и женская под этим же названием ( 1785), подчинены Варшаве, и "Полного равенства" (1779-1785), участники которой были сторонниками умеренного большинства королевской патриотической партии в Варшаве и инициированных ею реформ в духе просвещенного абсолютизма. Деятельность масонских лож привела определенной степени к распространению в крае идей европейского Просвещения. Выдающимися его представителями были профессора Львовского университета И. Мартинович, А. Гильтенбранд, Г. Улих, библиотекарь М. Куральт... С 1787 по 1802 в университете преподавал философию один из выдающихся представителей Просвещения, будущий профессор Петербургского университета Петр Лодий. Профессора университета, среди которых были также и украинцы, прививали просветительские идеи студенческой молодежи.

С началом 1790-тых Львов стал ареной распространения идей Великой французской революции, которая нанесла решающий удар старому строю на европейском континенте. Значительную роль в пропаганде идей революции сыграла связаная с польскими патриотическими кругами газета "Dziennik patriotycznych politykow", которая выходила во Львове с 1792 по 1797, Одним из редакторов которой с 1794 был профессор университета, украинец по национальности Михаил Гарасевич. На страницах газеты подавалась подробная информация о революционных событиях во Франции. Благодаря газете, новости о революции распространялись среди населения и своеобразно трансформировались в сознании различных слоев. Идеи революции вызвали симпатии у некоторых профессоров Львовского университета.

Йозеф Бем

Но самый большой отклик, начиная с 1790-тых годов и в последующие десятилетия, имели попытки возобновления борьбы за возрождением независимости Польши. На тогдашнюю общественно-политическую мысль во Львове значительно повлияло освободительное восстание 1794 года под коммандованием Тадеуша Костюшко в Польше. В городе был образован комитет содействия, который возглавил шляхтич Валериан Дедушицкий. Он занимался сбором средств на поддержку восстания, вербовал добровольцев для волынского повстанческого корпуса в районе Бродов. Член комитета, эмиссар Тадеуш Костюшко Йозеф Джевецкий на нелегальных собраниях участников движения солидарности с восстанием пропагандировал идею сближения шляхты с народом. "Ежедневная газета патриотических политиков" систематически печатала воззвания Тадеуша Костюшко, официальные акты повстанческого правительства, информировала население о ходе восстания. Восстание нашло сторонников преимущественно среди шляхты, интеллигенции, студенческой молодежи.

В 1796 во Львове основали клуб Краковской конфедерации под названием Централизация, целью которой было формирование польских легионов как военной подмоги Франции. Главным действующим лицом клуба был шамбелян Валериан Дедушицкий, который принимал и организовывал переправу добровольцев через границу в Молдову и Валлахию, где формировался легион. В июне 1797 многие отряды легиона под руководством бригадира Дениска ворвались на территорию Буковины, но были разбиты австрийским войском. Дедушицкого арестовали и посадили в крепость Оломоуц.

Австрийское правительство, в страхе перед французской революцией и ее эха по стране, в 1890-тых годах усилили реакционный курс, ведя беспощадную борьбу со всем, что напоминало революцию. Во Львове, как и во всей Галиции запретили какие-либо тайные общества. С каждым годом усиливалась цензура. Распространение идей Просвещения преследовалось. После разгрома якобинского движения (1795) в стране наступила эпоха реакции, надолго затормозила развитие общественно-политической мысли. Волнообразная вспышка общественной активности жителей Львова была связана с вступлением в город в мае 1809 передовых отрядов союзного с Наполеоном польского войска под командованием князя Йозефа Понятовского, расценено как признак восстановления независимости Польши. Колонну ожидаемых освободителей под руководством генералов Александра Рожнецкого и Игнация Каменского 28 мая в освещенном огнями городе на площади святого Юра вышли встречать около 6000 львовских поляков с лозунгами "Vivat Napoleon!", "Vivat narod polski!".

По инициативе польских патриотов во Львове началось формирование полка уланов под командованием полковника Александра Потоцкого, которому поступала, главным образом, молодежь. Одним из добровольцев был Александр Фредро. Полк уланов участвовал в походе на Российскую Империю в 1812 году. В битве под Малоярославцем 12 октября 1812 потерял половину своего состава, а тяжело ранен командующий Александр Потоцкий через несколько дней скончался.

По указанию Временного правительства к польскому войску мобилизовали около 300 крестьян пригородных сел, преимущественно украинских. Всего польское войско подкрепилось тогда почти тысячей львовян и пригородных крестьян.

Лояльность по отношению к новой власти обнаружил львовский магистрат, который даже выслал навстречу генералу Александру Рожнецкому депутацию во главе с бургомистром Лоренцом, и немало евреев. Но большинство чиновников, лояльных к Австрии, отказалась принять присягу на верность французскому императору. По приказу Временного правительства 11 высших австрийских чиновников, которые оставались во Львове, были взяты под арест и, как заложников, их отправили в Люблин. Не присоединилась к охваченным эйфорией польским патриотическим кругам и церковная иерархия. Лояльный к Австрии архиепископ Каетан Кицкий отказался служить Тe Deum в честь новой власти, а церковные колокольни, которые приняли участие во встрече авангарда польского войска, ударяя в колокола, подвергли отлучению от церкви, и впоследствии их пришлось освящать заново. Отказался присягнуть на верность Наполеону и прославлять его имя в стенах храма святого Юра и греко-католический митрополит Антон Ангеллович, который в сопровождении каноника Михаила Гарасевича тайно покинул Львов".

Массонская ложа во Львове

Львов стал свидетелем массовых торжеств, устроенных на призыв правительства по случаю падения Наполеона и окончания войны. По инициативе бургомистра Франца-Антония Лоренца в городе 29 июня 1814 устроили "праздник мира". Все гильдии, школьная молодежь с учителями, обе духовные семинарии, духовенство с иерархией во главе, магистрат, генералитет с военным гарнизоном собрались возле костела доминиканцев, откуда под руководством армянского архиепископа отправились процессией по улицам, вдоль которых стояли военные шеренги, под звон церковных колоколов и орудийные залпы возле Латинского кафедрального собора. В храме отслужили торжественное богослужение, дали праздничную проповедь и спели государственный гимн. На Рынке построили триумфальную арку. экскурсии Львов. Вечером общественные и частные дома были освещенны праздничной иллюминацией и украшены транспарантами. В театре устроено праздничное представление.

Вспышка патриотических настроений в европейских странах в период борьбы против наполеоновской Франции имело своим следствием мощную волну революционных и национально-освободительных движений в послевоенные годы, которую пытался остановить созданый в 1815 году Священный Союз консервативных абсолютных монархий Европы - Австрии, Пруссии и России. Европейский континент покрыла сеть тайных и полулегальных политических обществ и организаций, нацеленных на борьбу с реакционными режимами. В этот процесс включилась и польская молодежь, представителем которой стал сын львовского мещанина, литератор Людвик Пйонткевич. Закончив учебу во Львове, он в течение 1818-19 учился в Геттингенском университете, где был членом политического клуба, созданного польскими и венгерскими студентами.

Переехав в начале 1819 на учебу в Варшаву, вместе с Виктором Гельтманом учредил подпольную студенческую организацию "Союз свободных поляков" и начал издавать и работать редактором журнала "Декада польская", вызвав на себя подозрение правительства публикациями о революции в Испании, Неаполе, Пьемонте и особенно распространением конституции 3 мая 1791. Арестовали его в мае 1821 в Варшаве. Его обвиняли в организации и руководстве подпольным обществом с целью подрыва власти законных монархических правительств и внедрения народовластия и восстановление целости бывшей Польши. После двухмесячного содержания в тюрьме, согласно обязательствам государств-участниц Священного Союза, его выслали в Галицию. Во Львове Пйонткевич, устроившись на должность корректора в типографиях Вильда и Пиллера, находился под полицейским надзором, дважды выдержал допрос у директора львовской полиции, но ни в чем не признался. Тем временем между Львовом, Веной и Варшавой началась оживленная переписка властных структур для выяснения всех обстоятельств дела, которое в правительственных кругах оказывало чрезвычайную важность. Наконец, по настоянию великого князя Константина, правителя Королевства Польского и государственного канцлера Меттерниха, 17 января 1825 Пйонткевича арестовали и вызвали на еще один допрос, во время которого он снова категорически отрицал свою подпольную деятельность. Выслать же его для очной ставки в Варшаву император, следуя австрийскому законодательству, не позволил. И только в июле 1826 постановлением Львовского апелляционного суда уголовное судопроизводство против Пйонткевича после его пересмотра в Вене, прекратили, его выпустили на свободу, однако, вновь взяли под полицейский надзор. Впоследствии Пйонткевич стал участником национально-освободительного восстания в Королевстве Польском 1830-1831, во время которого в ранге майора польского войска он продвигал идею вооруженной борьбы совместно с революционными силами Франции и Италии против Австрии, подготовил мемориал в этом деле для генерала Скшинецкого и был делегирован Национальным правительством в Галиции для выяснения возможности распространения восстания и на этот край. Был награжден почетным военным орденом "Virtuti Militari". После 1831 года Пйонткевич во Львове снова находился под полицейским надзором замки Львовщины, а губернские власти в 1832 даже добивалась его выдворение за пределы Галиции и заточения в крепости.

В первой половине 1820-тых годов, Львов стал опорной базой для галицких участников варшавского подпольного Патриотического общества, основанного в 1821. В состав организации входили Винцентий Тышкевич, бывший полковник польской армии, участник антироссийского восстания под руководством Тадеуша Костюшко - Ян Стшельбицкий, Игнатий Стадницкий, полковник Людвик Оборский. Они неоднократно встречались во Львове, где принимали представителей варшавского центра, прибывшего из Дрездена бывшего генерала Княжевича, с которыми обсуждали дела темной организации, имевшей целью завоевать независимость Польши и искала контактов с российскими подпольщиками-декабристами. Стадницкий неоднократно выезжал по делам подполья в Варшаву, Краков и Пулавы. В январе 1824 он посещал Киев, где проходили переговоры Южного и Патриотического общества и встретился с руководителем Патриотического общества Яблонским, трижды посещал генерала Николая Раевского, в доме которого собирались декабристы.

С появлением во Львове известий о декабристском восстании в Петербурге и в Украине в конце 1825 года, город превратился в центр накопления информации об этом событии для австрийских властных структур, в частности о руководителях и участниках восстания, его цель, планы восстановления независимости Польши и объединение всех польских земель, контакты декабристских организаций с Патриотическим обществом, аресты руководителей и участников подполья в России и в Польше, их связи с Галицией... Чтобы оградить Галицию от возможного воздействия декабризма и выявить польских подпольщиков, правящие круги Вены и Львова наладили тесное сотрудничество с властными структурами Петербурга и Варшавы в вопросе поимки, выдачи и преследования деятелей освободительных движений. С этой целью в Петербург выезжал в феврале 1826 эрцгерцог Фердинанд д'Эсте. Там он установил по материалам следствия факты связей польского подполья с Галицией и причастности к ним вышеперечисленных лиц. Их взяли под полицейский надзор и вскоре арестовали и посадили во Львове в тюрьму. Но за нехваткой улик Стшельбицкого и Стадницкого вскоре выпустили на свободу, хотя и оставили под полицейским надзором. Оборский же, который признался в своей деятельности в Патриотическом обществе до переезда в Галичину, выслали в Россию.

Переломным событием, которое повлияло на коренное изменение характера общественно-политической жизни во Львове, стало национально-освободительное восстание в Королевстве Польском 1830-1831. Известия о штурме Бельведера и детронизации Николая I молниеносно дошли до столицы Галиции и вызвали небывалый патриотический подъем польского населения. Студенты и молодежь на призыв варшавского Национального правительства, тысячами бросала учебу и спешила в Королевство, чтобы стать в ряды повстанческого войска и завоевать национальную независимость. Несмотря на правительственные запреты, в городе проводили вербовку участников восстания по частным домам, кофейням, ресторанам, магазинам. Повстанческие отряды пополнили немало известных впоследствии ученых, литераторов, публицистов, общественных деятелей, среди них Август Бельовский, Лешек Борковский, Людвик Набеляк, Людвик Пйонткевич. Среди революционеров были и украинцы Каспер Ценглевич, Тома Кульчицкий, Иван Федорович).

Из Львова после многолетнего пребывания в городе отправился взять участие в восстании выдающийся польский военный деятель Йозеф Бем. За проявленное в боях мужество, он удостоился звания генерала и был награжден военным орденом "Virtuti Militari".

Во Львове основали Комитет помощи соотечественникам в Королевстве, который занялся сбором и пересылкой за границу денег, оружия, лошадей, одежды, обуви, лекарственных средств и оказал значительную материальную помощь по формированию повстанческого Надвислянского легиона. К движению поддержки восстания присоединились шляхта, духовенство, женщины, военные. Чтобы избежать перлюстрации австрийскими чиновниками переписки, между Львовом и Варшавой налажена тайная почтовая связь. В городе неблагосклонным к полякам чиновникам рисовали виселицы, карикатуры, писали на них пасквили.

Сравнительно свободно проявлять свои патриотические чувства поляки могли благодаря снисхождению губернатора, чеха Августа Лобковица, благосклонного к польскому делу, из-за чего его впоследствии по требованию Петербурга отозвали со Львова. Восстание в Королевстве Польском, хотя и потерпело неудачу, оно вызвало подъем общественно-политического движения во Львове в течение 1830-40-тых годов, как интегральной части общеевропейского процесса. В борьбу против абсолютизма включались все шире общественные слои, особенно студенческая и школьная молодежь. Ощутимо демократизировалось не только социальное лицо, но и идеология движения. В ней каждый раз заметное место занимала ориентация на народные массы, особенно подневольное крестьянство как наиболее многочисленную общественную силу, потенциально способную существенно повлиять на успех освободительной борьбы.

После поражения восстания в Галиции, в частности во Львове, нашли приют многие его участники. Здесь возник ряд польских тайных политических организаций, которые развернули пропаганду антиабсолютистских идей среди различных слоев населения с целью привлечения их к освободительной борьбе. К подпольному движению включалась и значительная часть украинской молодежи Львова. Одной из первых тайных организаций был "Союз друзей народа", основанный во Львове в 1833 как составная часть Общества польских карбонариев. Среди его основателей и руководителей были известные польские революционные деятели Северин Гощинский, Игнатий Кульчинский, Теофил Висьневский, а среди членов - литераторы Август Бельовский, Казимир Вуйцицкий, Эмиль Корытко, Жегота Паули, Луциан Семенский, Казимир Туровский... Целью "Союза" было свержение власти монархов путем вооруженного восстания, образования федеративной демократической республики на территории бывшей Речи Посполитой, ликвидация шляхетских привилегий, освобождение крестьян от крепостного права и передача им земельных наделов. Ближайшей задачей организации стала пропаганда освободительных идей среди народных масс. Программа "Союза друзей народа" нашла сторонников среди украинской студенческой молодежи. В состав "Союза" входило 12 украинских-семинаристов Львова (Михаил Минчакевич, Ромуальд Крыжановский, Теодор Кульчицкий, Иосиф Константинович, Иосиф Охримович, Кирилл Слоневский...), которые образовали отдельную секцию. Они проводили собрания, на которых обменивались мнениями по политическим вопросам, читали запрещенную литературу.

Члены "Союза" горячее воспринимали идеи, почерпнутые из этих книг. По свидетельству одного из его участников Минчакевича, чтение запрещенной литературы утверждало у юношей убежденность в преимуществах республиканского строя над монархией. Воспринимая и разделяя принципы "Союза", студенты- украинцы не соглашались с ошибочными взглядами своих польских товарищей, что якобы население Восточной Галиции является частью польской нации, и поэтому подлежит асимиляции, пытались отстаивать национальную идентичность своего народа. В результате длительной дискуссии над вопросом о государственном устройстве будущей польской республики участники "Союза друзей народа", чтобы обеспечить права других национальностей в Польше, высказались за федерацию.

В то время среди львовских гимназистов было основано Общество галицких древностей, которое возглавили Кароль Шайноха и Антон Шашкевич - брат Маркияна Шашкевича. Участники Общества тесно сотрудничали с львовским подпольщиком Казимиром Туровским - сотрудником Института Оссолинских и студентом университета Эмилем Корытком. Разоблачение в 1834 австрийскими властями принадлежности Корытко к подполью, его работе в типографии института Оссолинских и распространение среди подпольщиков революционной литературы, в томе 200 экземпляров "Книг польского народа и паломничества польского" Адама Мицкевича, привело к его аресту и ссылке в 1837 в словенский город Любляну. Арестованы и репрессированы были и другие участники львовских кружков, среди них Бельовський, Семенський, Туровский, Кароль Шайноха, Антон Шашкевич и прочие.

Однако, несмотря на отдельные аресты, организации "Союза друзей народа" продолжал свою деятельность и стал, по определению одним из доносчиков, "школой революции" для молодежи. Уезжая после окончания обучения в разные концы края, они, продолжали подпольную деятельность, несли освободительные идеи в массы.

В 1835 "Союз друзей народа" влился в новую тайную организацию - "Содружество польского народа" (руководители Северин Гощинский, Леслав Лукашевич, Франтишек Смолька...)., которое пыталось распространить свою деятельность на все земли бывшей Речи Посполитой. В организации шла борьба между умеренным и радикальным течениями. В противоположность первым сторонникам умеренных реформ, радикалы выступали за социальную революцию и пытались пропагандировать эту идею среди ремесленников и крестьян. В Восточной Галиции инициатором такой агитации был Кульчинский - связной между Главным собором и руководителем групп "Содружества" в Украине, Литве и Белоруссии Шимона Конарского. По его примеру, активную антиабсолютистскую агитацию развернул член "Содружества" Каспер Ценглевич, автор украиноязычных стихов и "Инструкции для учителей русского народа", в которых призвал объединиться для борьбы за свободу и национальную независимость Польши, к которой причислял как собственно польские, так и литовские и украинские земли.

Примеру Кульчинского и Ценглевича последовал львовянин Юлиан Горошкевич. Он написал воззвание "Письма к друзьям народа", в которой, изобразил печальную картину тяжелого положения народных масс под гнетом монархов и помещиков на всех землях бывшей Речи Посполитой, писал, что, как только народ осознает свою силу и будет готов разорвать свои оковы, придет конец неволе. Для этого крестьяне должны с полным доверием воспринимать и распространять учение, которое несут им апостолы свободы - тайные агитаторы, объединять свои силы и быть готовыми по первому зову взяться за оружие (мечи, ножи, косы), чтобы под их руководством покончить с царской и панской неволей во имя братства, свободы, равенства и счастья. Воззвание распространялась среди студентов-украинцев Львовского университета. В частности копированием ее занимались И. Винницкий, М. Котович, Л. Охримович. М. Проскурницький и К. Станкевич, которые в связи с этим в апреле 1837 были арестованы и впоследствии одних забрали в армию, других - исключили из университета и передали под надзор полиции.

В состав львовской организации "Содружества польского народа" входили и украинцы - студенты университета (Василий Граб, Филимон Минчакевич, Осип Шухевич...). Среди украинских подпольщиков распространялась запрещенная литература (произведения Вольтера, Константина-Франсуа Вольнея, Фридриха Шиллера, Адама Мицкевича и других.), а также стихи Ценглевича, "Письма к приятелям народа" Юлиана Горошкевича, рукописная воззвание "Народ русский!", в которых звучали призывы к украинским крестьянам и молодежи вместе с польским народом бороться за свободу.

После прихода в 1837 к руководству "Содружеством польского народа" представителей умеренного крыла, радикальная часть вышла из нее, образовав самостоятельную организацию "Всеобщая конфедерация польского народа". Ответвлением ее стал "Союз свободных галичан", члены которого вели агитацию среди украинских студентов Львова и имели среди них своих сторонников.

В конце 1837 на базе "Содружества польского народа" возникла подпольная организация "Молодая Сарматия", которая в основном унаследовала платформу своей предшественницы, дополнив ее положением о подготовке вооруженного восстания, хотя она и оставалась на втором плане. Вспомогательное ее звено было основано одновременно "Союз сынов отечества", в состав которого входило несколько десятков представителей украинской студенческой молодежи Львова и низшего духовенства, среди них Василий Граб, Иосиф Константинович, Ромуальд Крыжановский, Иосиф Охримович, Василий Подолинский, Даниил Танячкевич, Иосиф Шухевич и другие.

Филиал "Союза сынов отечества" действовала среди студентов-галичан в Вене. Она поддерживала связи с другими славянскими студентами-подпольщиками столицы. "Молодая Сарматия" и "Союз сынов отечества" развернули политическую пропаганду и среди военных. По их инициативе и при их поддержке создали в 1838 подпольную организацию "Демократическо-военный союз" в составе около 50 военнослужащих во главе с поручиком Дмитрасиновичем, хорватом по национальности, который занялся подготовкой вооруженного восстания с целью свержения абсолютных монархий и замены их республиками, в частности создание большого славянского республики, куда входила бы также и Галичина. Из украинских подпольщиков тесные контакты с военными вели Константинович и Граб.

Подъем демократического движения в Галиции и во Львове при широком участии как польской, так и украинской молодежи, с одной стороны, и растущая опасность объединения и сотрудничества славянских освободительных движений - с другой, вызвали серьезное беспокойство правящих кругов Австрии. Генерал-губернатор Галиции Фердинанд д'Эсте в письме на имя Клеменса Меттерниха от 21 января 1840 настаивал на необходимости подавления антиправительственных выступлений военной силой и с этой целью добивался построения во Львове цитадели. Меттерних в разговорах с прусским послом во Франкфурте в октябре 1838 года высказывал особое опасение в связи с опасностью сочетание польского освободительного движения с общеславянского делом, считая, что в таком случае пришел бы конец господству Австрии на славянских землях. В связи с этим он высказался против дальнейшего существования "Священного союза" и за замену его "естественной связью действительно консервативных государств, то есть Англии, Пруссии и Германского союза против Франции и России".

Перед лицом растущей опасности правящие круги развернули широкое наступление против освободительных движений. Конце 18З0 - начале 1840 годов широко развитое подполье во Львове и других городах было разгромлено. Десятки его участников оказались в тюрьме, сотни поставлены под надзор полиции, немало отправились в армию.

Однако вскоре антиабсолютистские агитации возобновились. В то время ее в городе активно проводил участник подполья Юлиан Госляр. По данным львовской полиции, он пытался "прививать студентам принципы свободы и равенства, вызвать у них ненависть к австрийскому правительству, склонять к свержению существующего строя и внушать им идею о возможности восстановления Польши". Особенно активную пропаганду развернул Госляр среди подмастерьев портняжного цеха. Почти каждый день он встречался с ними в мастерских, проводил беседы на политические темы, распространял книги революционного содержания.

Накануне национально-освободительного Краковского восстания 1846 года освободительные идеи активно пропагандировались среди польской и украинской рабочей и ремесленной молодежи Львова под руководством польского революционера Эдварда Дембовского. Он создал здесь комитет, поставил задачу привлекать к предстоящему восстанию студенческую молодежь и представителей "низших слоев" населения. Представители комитета вели активную пропаганду среди швейный подмастерьев, столяров и механиков предприятий для изготовления сельскохозяйственных машин... Они призвали рабочую молодежь к участию в борьбе за свержение австрийского господства и действующего общественного порядка и установления равенства сословий и демократической конституции.

В начале января 1846 готовыми к будущему восстанию были 300 человек, преимущественно студенты и подмастерья, а к февралю того же года их количество возросло до 600. Однако аресты, проведенные австрийскими карательными органами во Львове (ночью с 13 на 14 февраля 1846), Сорвали планы привлечения рабочих и ремесленников Львова к восстанию.

Непосредственное участие в подготовке восстания 1846 года взял бывший воспитанник Львовской духовной семинарии, сын греко-католического священника, воспитанный на произведениях польских писателей-романтиков с так называемой Украинский школы (Йозефа-Богдана Залеского, Томаса Падуры, Михаила Чайковского) - любителей древней казацкой Украины - Михаил Свидзинский. Учитывая склонность к признанию политической независимости Украины теми кругами польской монархической эмиграции во главе с князем Адамом Чарторыйским, которые заботились о союзниках накануне восстания, он считал своим моральным долгом помочь подготовке восстания во имя возрождения Польши как предпосылки освобождения Украины. С этой целью, летом 1845 прибыл к агенту Чарторыйскому в Константинополе Михаил Чайковский и предложил свои услуги в подстрекательстве азовского, черноморского и донского казачества против России. Посланный с этой миссией в Таганрог, он, однако, был арестован, осужден военным трибуналом и стал, очевидно, первым галичанином-украинцем на сибирской каторге, где и умер.

Деятельность демократического подпольного движения имела огромное значение для развития освободительных движений. Благодаря ему популяризировались передовые мысли эпохи - идеи демократии и свободы проникали во все более широкие группы населения, способствовали росту недовольства устаревшим общественным строем, вовлекали в общественно-политическое движение новые силы, приближая события "Весны народов".

из Истории Львова. Том первый (1256-1772). Издательство Центр Европы. 2006 год