Кирилл Устиянович

Литературные явления 1860-90 годов. Национально-культурный подъем в Приднепровской Украине на рубеже 1850-60 годов стимулировал украинскую литературную жизнь в Галичине и Буковине, дал новый мощный импульс к ориентации на украинскую литературу Великой Украины.

Насколько известно, ни один украинский писатель второй половины XIX века не родился во Львове, но часть из них в разные времена жила в этом культурно-образовательном центре Восточной Галиции. Во Львов их приводили возможности получить гимназическое, семинарское и университетское образование, работать учителем, преподавать в университете или найти какую-то другую работу, издавать журналы и книги и так далее. Сам же Львов первой половины и середины XIX века был слишком полонизирован и германизирован, чтобы родить из своего лона будущих украинских писателей.

Евгений Згарский, например, жил во Львове, когда учился в местной нормальной школе, затем - истории и географии в университете (1854-1857), работал супплентом (в 1861-1863) и учителем (1873 - 1882) во Второй львовской гимназии. Во Львове вышли отдельными книжками его поэмы "Святой вечер" и "Маруся Богуславка" (обе 1862 года), а затем сборник "Стихотворения" (1877), составленный преимущественно из стихотворений 1850-60-х годов.

С осени 1861 года по январь 1865 года во Львове жил Владимир Шашкевич (сначала учился на юридическом факультете Львовского университета, а дальше, не закончив его, занимал должность заместителя учителя во Львовской реальной школе). Во Львове выдал он поэтический сборник "Зельник" (1863), в которую вошли лирические стихи, поэма "Черная, княгиня Черниговская", а также переводы стихов Гейне. Важным событием всеукраинского значения стал выход во Львове в 1862 "Поэзий" буковинца Юрия Федьковича, известного тогда западно-украинского писателя. В основанном во Львове первый профессиональный украинский театр общества "Русская Беседа" (1864) ставились пьесы местных (Ивана Гушалевича, Григория Цеглинского) и надднепрянских авторов.

Святой Вечер. Евгений Згарский

Осенью 1865 года, уезжая из вологодской ссылки на лечение в Дрезден, во Львове на несколько месяцев задержался Александр Конисский. Жил в Европейском отеле, встречался с Александром Барвинским, Константином Горбалем, Лонгином Лукашевичем, Львом Лопатинским, публиковал свои поэтические и прозаические произведения и литературно-критические работы в "Слове", сборнике "Галичанин", "Цели", "Русалке". В конце июля - начале августа 1885 года он снова приезжал во Львов для переговоров с народниками касательно выпуска нового журнала, на который часть денег дали киевские общественники. Заметной фигурой в литературной жизни Львова стал Павлин Свенцицкий (псевдонимы: Павел Свой, Павел Стахурский, Даниил Лозовский; 1841-1876). Он был родом из обнищавшей польской шляхты, которая жила на Киевщине, на рубеже 1850-60 годов учился в Киевском университете. Опасаясь последствий за участие в восстании польского народа 1863-1864 годов, перебрался во Львов. В основанном здесь двуязычном украинско-польском журнале "Sioło" публиковал, в частности, свои переводы на польском языке стихов Шевченко, а также собственные драматические произведения на украинском языке: "Катерина" (написана еще в 1862 году в Киеве на фабулу одноименной поэмы Шевченка) и "Мещанка" (где изображены "любители простого народа" из круга студентов Киевского университета, переданы автобиографические моменты). Свенцицкому принадлежат также отдельные украиноязычные стихи, помещенные во львовском журнале "Нива" (1865. - № 2), украинский переводы "Cyganów" Коженевского (Русская читальня. - 1864. - № 3) и шекспировского "Гамлета" (напечатан первый акт: Нива. - 1864 . - № 3, 4), украинских сонетов Мицкевича (Нива. - 1865. - № 3/4). Его самое большое достижение - сборник стихов "Байки в науку молодым и старым" (Львов, 1864; значительно расширенное издание - 1874). С июля 1872 года до конца сентября 1873 года во львовской "Просвите" работал Юрий Федькович редактором популярных книг для народа. Из-за недоразумения с редакционным отделом общества он, однако, вынужден был вернуться на Буковину.

Украинская литература во Львове

После того как на начале 1867 года профессор кафедры русской (украинской) филологии Львовского университета Яков Головацкий эмигрировал в Московию, на это вакантное место сначала доцентом - заместителем заведующего кафедры назначили доктора философии Емельяна Огоновского. С 1870 года он на постоянно занимал должность профессора этой кафедры. До самой смерти (1894) во Львове разворачивалась его деятельность как преподавателя, писателя и историка украинской литературы. Он выступал как поэт-романтик (поэма "Крест, рассказы со времен наездов татарских" во львовском альманахе "Заря Галицкая как альбум в год 1860", стихотворение "Русская песнь" во львовском сборнике "Галичанин", 1862), драматург-постромантик (лучшая пьеса - историческая драма "Гальшка Острожская", написанная в 1885 году, тогда же поставлена в "Русской беседе" и 1887 тем же украинским театром во Львове издана отдельной книгой). Огоновский переиздал текст "Слово о полку Игореве" с собственным переводом и комментариями (1876), издал под своей редакцией и со вступительной статьей Шевченко "Кобзаря" в двух томах (1893). Ему принадлежат литературоведческие студии (в частности о "Гайдамаках" Шевченко), научно-популярные книги о Шевченке и Маркияне Шашкевиче, а главное - очерк истории украинской литературы в четырех частях, написанный с позитивистских принципов и богатый фактическим материалом. Эта "История литературы русской" (1887-1893) до сих пор не потеряла своей познавательной и фактографической ценности. Время от времени жил во Львове писатель и художник Корнило Устиянович, учась в Бернардинской и Доминиканской гимназиях, затем приехав на короткий срок в 1863 году, позже поселился в 1868-1872 и сблизившись с учредителями львовского общества "Просвита"; затем снова в 1881 - 1886 годах во Львове вышли три тома его произведений ("Письма"): в первом томе (1875) представлено поэтическое "Введение" и две поэмы на историческую тематику "Вадим" и "Искоростень"; ко второму (1876) вошли дума "Святослав Храбрый" и трагедия "Олег Святославич Овруцкий", а третий (1877) содержал трагедию "Ярополк Первый Святославич, великий князь киевский", которую отметило своей премией львовское общество "Русская Беседа". Ценным в прозаическом наследии Корнила Устияновича является автобиографическая книжка "М. Ф. Раевский и российский панславизм. Воспоминания из пережитого и передуманного "(Львов, 1884), в которой автор рассказывает о знакомстве в Вене с российским панславистом и о своем отношении к идеям панславизма.

Владимир Барвинский окончил во Львове последний гимназический курс (1867/68 учебного года в немецкой гимназии), далее учился на юридическом факультете Львовского университета, после окончания которого (1872), пройдя год судебной практики во Львове, работал здесь адвокатским конципиентом, редактировал "Правду" , а в 1880-1883 годах (До конца короткой жизни) - газету "Дело" Львов экскурсии. Показал себя не только умелым и честным журналистом-издателем, но и талантливым публицистом и прозаиком. Лучшее его произведение, выдержавшее несколько изданий и оставило след в истории галицко-украинской литературы, - повесть "Скошенный цвет" (Правда. - 1877. - № 1-18). В нем представлены картины и типы из быта тогдашнего галицко-украинского духовенства.

В 1860-80 годах в галицко-украинской литературе еще сохранялась романтическая традиция с характерными для нее идеальными порывами и поэтизацией и героизацией национального прошлого, развивался также этнографический реализм. Львовские периодические и непериодические издания публиковали произведения не только галицких и буковинских авторов, но и авторов Надднепрянщины - Шевченко, Кулиша, Конисского... Это способствовало их популярности среди галицко-русского народа, постепенно формировало своеобразный культ Шевченка в Галиции. Мерами Александра Барвинского, Григория Боднара и Игната Рожанского во Львове в 1867 - 1869 годах вышли сначала отдельными выпусками, а затем двумя томами (датированными 1867) первое в Галиции издание стихотворения Шевченка - под названием "Поэзии" (фиктивный издатель - Корнило Сушкевич).

Роль галицких (львовских) изданий растет особенно после того, как перестала выходить петербургская "Основа", первый всеукраинский литературно-художественный и научный журнал (1861 - 1862), особенно когда царизм, напуганный польским восстанием 1863 года, предпринял репрессивные меры против национальных движений империи, в том числе украинского (Валуевский циркуляр 1863 и Эмский акт 1876). Львовские периодические издания на долгое время стали основной литературной трибуной для писателей Надднепрянщины. Еще в начале июня 1858 года, возвращаясь из Западной Европы в Украину, Пантелеймон Кулиш во Львове через Августа Бельовского познакомился с Яковом Головацким, оставил ему некоторые украинские книги, потом переписывался с ним. Кулиш также заботился о поставках украинских изданий львовскому книжнику Михаилу Димету, с которым в свое время сотрудничала "Типография П. А. Кулиша". Уже тогда, ободренный прогрессом украинской журналистики в Восточной Галиции, Кулиш в письме от 16 января 1864 года. Подавстрийская Украина, которая пользовалась большими правами и свободами, чем оккупированная Московией, может стать плацдармом общеукраинского культурного развития. Именно благодаря Кулишу Ксенофонт Климкович издал отдельной книжкой во Львове в 1865 году острейшее произведение Шевченко - антицарскую поэму "Сон" ("У всякого своя доля ...") Замки Львовщины.

Кулиш понял, что Галичина потенциально способна сыграть решающую роль в решении украинского вопроса, и принялся готовить его к этой миссии. Живя в 1867-1871 годы в Варшаве, Флоренции, Венеции, Праге, Вене, он особенно сблизился с народниками Емельяном Партицким, Анатолем Вахнянином, братьями Александром и Владимиром Барвинскими, которым помогал издавать во Львове единственный на то время общеукраинский общественно-литературный журнал "Правда" (1867-1870), частично финансируя его и публикуя в нем свои произведения, а в первой половине 1869 даже являясь фактически главным редактором. В отличии от литературоведческих, популярно-исторических, фольклорно-этнографических и публицистических публикаций Кулиша в "Основе" подобные публикации в "Правде" имеют акцентированный национально-демократический характер: писатель дал волю тем чувствам и убеждениям, которых не мог выразить вполне в подцензурной прессе Российской империи. По поручению Кулиша, издательством на его средства "Псалтиря" в его переводе во Львове первой половины 1871 занимался Владимир Барвинский, который присылал ему в Вену факсимиле.

В значительной степени благодаря влиянию Кулиша произошла определенная украинизация галицко-русской интеллигенции: "В истории национального и интеллектуального развития Галицкой Руси в 1860-1870 годов, - признавал Франко, - Пантелеймон Кулиш играл значительную роль; влияние Кулиша было огромным и стало твердой основой так называемой народной, или украинофильской партии в Галичине". Поэтому, вследствии сотрудничества народников и Кулиша центр литературного движения в Украине с конца 1860-ых годов понемногу переместился в Галицию: во Львов.

Влияние Кулиша на Восточную Галичину в 1860-1870 было национально-патриотическим, национально-культурным, народно-романтическим, в духе тогдашней этнографически-бытовой школы в украинской литературе. Кулиш мечтал о национальном освобождении Украины из-под московского ига в неопределенном будущем мирным, ненасильственным путем. Он выразил это в философско-историческом стихотворении "Три брата", выданном во Львове в 1869 отдельной брошюрой под псевдонимом Даниил Коваль. Кулиш продолжал создавать в Галичине культ Шевченка, который уже развивал в центральной Украине на рубеже 1850-1860 годах. В ответе Бояну- Стебельскому на "Письмо к Кулишу" (Письмо к редактору "Правды"), изданном под псевдонимом Русин в дополнение к 14 числу "Правды" за 11 августа 1867 года, он широко цитировал "слова великого Кобзаря", сослался на "авторитет самородного поэта", который "сохранил неизменную любовь к своему народу", "доказал своими неподражаемыми творениями", что стоит беречь "благозвучный, самобытный, сильный языкукраинского народа". До тех пор никто не писал о создателе "Кобзаря" с таким огромным пиететом и в таком радикальном духе, как Кулиш в "Мыслях при отмечании восьмой годовщины со дня смерти Шевченка" (Правда. - 1869. - № 11. - 22 март, № 12. - 30 январь), где отношение к Шевченко измеряется сама национальная ценность каждого украинца. В то же время в частных письмах Александра Барвинского от 9/21 и 18/30 мая, 8/20 и 13 июня 1869 года, консультируя его по поводу составления учебника по украинской литературе, Кулиш призвал галичан трезво, аналитически и дифференцированно подходить к творчеству Шевченко, не опираться только на нее, а ориентироваться также на высокие достижения европейского Просвещения и романтизма (Шиллер, Гете, Мицкевич, Пушкин, Байрон), литературной классики эпохи Возрождения (Данте, Шекспир) и глубже изучать национальную историю и народную культуру.

Когда же Кулиш решительно взялся переориентировать соотечественников критическое позитивистское переосмысления казацкой и гайдамацкой истории и ее воспевание Шевченко и вместо этого признания культуртрегерской роли в Украине польско-шляхетских колонизаторов и российского просвещенного абсолютизма ("Рисованная гайдамащина" в "Правде", 1876, № 9-12, "Пасхальное яйцо полякам и русинам на Пасху года 1882 ", Львов), то общественность Галицкой Руси в подавляющем большинстве категорически не приняла такой радикальной ревизии романтической парадигмы национального бытия. Новый редактор "Правды" Владимир Барвинский опубликовал полемическую статью-ответ Кулишу "Взгляды на историю русского народа" (1876. - № 13/14, 15, 17, 18). 30 декабря 1881 Кулиш вместе с женой приехал во Львов, чтобы выдать здесь за имеющиеся у него средства поэтический сборник "Хуторная поэзия" и переводы нескольких пьес Шекспира, поработать в библиотеке Оссолинских. Сначала остановились на несколько дней в Краковской гостинице, потом больше месяца жили в двух комнатах на улице Святого Николая, 11, недалеко от здания Университета, наконец поселились в скромной комнате небольшого домика в районе Цитадели. Кулиш вел официальные переговоры по поводу издательства переводов шекспировских пьес и "Хуторная поэзия" Кароля Беднарского, народниками Корнилий Сушкевичем (председателем Литературного общества имени Шевченко), членами этого общества Юлианом Романчуком (редактором политической газеты "Батькивщина") и Демьяном Гладиловичем. Дальше встречался с основателем и редактором газеты "Дело" Владимиром Барвинским, редактором журнала "Мир" Иваном Белеем, опубликовавший в этом журнале его новое сатирическое стихотворение с откровенным антипанславистичним и антисамодержавным направлением "Славянская ода и Отзывы на панславистические призывы в Европе российского генерала Скобелева "(Мир. - 1882. - № 2/14. - 25 февраля). Ближе сошелся с публицистом и библиографом Иваном Емилияновичем Левицким, а через него - с польским газетчиком-украинофилом Теофилем Шумским.

Не раз Кулиш разговаривал и с польским историком Людвиком Кубалей, председателем "Литературного круга". Внимание к Кулишу с польской стороны усилил выход в начале марта 1882 сборник "Хуторна поэзия". Уже 10 марта польский и украинский литературовед украинского происхождения Йозеф Третьяк произнес доклад о ней в "Литературном кругу". Где тогда же Кулишу передали письмо от Йозефа-Игнация Крашевского, который заочно знал его еще с 1843 года (при посредничестве приятеля Михаила Грабовского) и теперь выражал восхищение "Хуторной поэзией". По инициативе польского писателя Кулиш, пребывая во Львове, переписывался с ним в течение марта - апреля 1882.

17 марта того же года польские литературно-научные круги Галичины во главе с Антонием Созанским устроили обед в честь Кулиша; на следующий день он ответил на этот прием речью, собственноручно написанной по-польски. По его замыслу, это было "слово братской любви и истинной правды" о причинах украинско-польских исторических конфликтов и перспективы согласия, потребность объединить культуротворческие усилия интеллектуальной элиты обоих народов для предотвращения угрозы социальной и национальной революции, целесообразность содействия и помощи культурному развитию галицких Украинцев со стороны польской шляхты и интеллигенции. Эту речь напечатали "Gazeta Krakowska" (1882. - № 52. - 30 апреля), а также львовские журналы "Dziennik Polski" (1882. - № 100. - 2 maja) и "Gazeta Narodowa" (1882. - № 101. - 3 maja).

Вследствии этих дружеский отношений у Кулиша появилась надежда на культурное сотрудничество с польской интеллигенцией и шляхтой. По поводу открытия во Львове собственной "украинской типографии" для издательства газеты "Хутор" и журнала "Новая Основа" писатель продолжал многообещающие переговоры с польскими князьями - непосредственно с Романом Пузиным, Романом Чарторыйским, Адамом Сапегой, посредством Людвика Кубали - с Юрием Чарторыйским, а также с австрийским министром для Галичины Флорианом Земялковским. К переговорам привлекался посредник Адама Сапеги - редактор львовской газеты "Dziennik Polski" Михаил Савицкий. Юрий Чарторыйский и Адам Сапега обещали значительную финансовую помощь на учреждение типографии (из фондов, которые предназначались на "Народное Образование") и издательства газеты "Хутор". Наконец договорились и даже подписали соглашение (с польской стороны - два поверенных местных аристократических рода, очевидно, Кубаля и Савицкий). Во Львове Кулиш общался также с польским политическим деятелем, конспиратором, эмигрантом, бывшим студентом медицины Киевского университета Тадеушем Ожеховським-Окшей.

С целью вдохновить украинскую и польскую интеллигенцию Восточной Галичины в культурном сотрудничестве Кулиш издал во Львове в начале апреля публицистическую брошюру "Пасхальное яйцо русинам и полякам на Пасху 1882 года", посвященную "мученикам человеколюбия Адаму Мицкевичу и Тарасу Шевченко". "Хуторная поэзия", а особенно "Пасхальное яйцо ..." вызвали острую полемику с автором старых народников, которые принадлежали к правому крылу народовского лагеря (Барвинский и Партицкий), представителей народовского левого лагеря, социалистов-радикалов (Иван Франко), галицких москвофилов (Владимир Луцик).

В отличие от украинских отзывов, голоса польской прессы звучали благосклонно и конструктивно, хотя отчасти и дискуссионно. Они принадлежали преимущественно авторам, которые искали украинско-польского взаимопонимания на демократических началах. Это были комментарии на "Хуторную поэзию" и "пасхальное яйцо ...": статья "Лозунг согласия" львовского журналиста и писателя Яна Ляма в газете "Dziennik Polski" (1882. - № 86. - 16 kwietnia) отзыв (за подписью: Gente Ruthenus Natione Polonus) к послесловие к "Пасхальному яйцу ..." в журнале "Dziennik Polski" (1882. - № 99. - 30 kwietnia) статьи Теофила Шумского во львовских двухнедельниках "Sztandar Polski" и "Strażnica Polska"; статья- рецензия "Пасхальное яйцо "Кулиша" львовского филолога Стефана Рамулта в варшавском еженедельнике "Prawda" (1882. - № 20. - 20/8 maja; под псевдонимом Rewera) и другие. Во Львове в 1882 году появилась даже стихотворный отзыв на украинском языке, изданный латинскими буквами, отдельной брошюрой "Пасхальное яйцо за яйцо: Пантелеймону Кулишу послано", подписанное Борисом Якименко (один из псевдонимов польского литератора Зигмунта Малаховского, политического эмигранта из Правобережного Приднепровья). Брошюра была явно антицарского, антимосковского и антимосквофильского направления. Автор приветствовал "Апостольский труд" Кулиша примирение украинцев с поляками как братских народов, призвал его будить "Русь" (Украину) от сна, чтобы она "как иные народы / добивалась Свободы...", чтобы ее лозунгом стала вооруженная борьба против московско-имперского порабощения, пропагандировал идею совместного украинско-польского освобождения от ига "Полуночной Вавилонии".

Достигнув соглашения с польской стороной, Кулиш 21 мая выехал из Львова в Вену для аудиенции у австрийских властей (первый том "Шекспировских произведений", в который вошли песни трех пьес - "Отелло", "Троил и Крессида" и "Комедия ошибок" - вышел уже после его отъезду).

Между тем "Gazeta Krakowska" (1882. - № 62-64. - 22, 26, 28 maja) опубликовала апостольское письмо папы римского Льва XIII от 12 мая о реформировании Василианского ордена, которую должны были провести под руководством отцов иезуитов. Под опеку иезуитам передавался, в частности, василианский монастырь в Добромиле на Львовщине. Узнав об энциклике с "Gazety Krakowskiej" по дороге (железной дорогой) в Вену, Кулиш безосновательно заподозрил, что реформа стала следствием скрытой от него римско-польского заговора, осуществляемой под мнимым прикрытием достигнутых договоренностей с ним о украинско-польском культурном сотрудничестве, а потому отказался от его продолжения.

В состоянии возмущения действиями римско-католического и московского православного духовенства, московских, польских и австрийских имперцев и бюрократов, украинских народников и москвофилов у Кулиша родился интерес к исламу и мусульманскому Востоку, его морально-религиозным ценностям и культурным достижениям, вследствие чего появилась поэма "Магомет и Хадиза", изданная отдельной книгой 1883 во Львове, где писатель вместе с женой снова осел со второй половины февраля - в марте 1883 года. В тот период создал первые четыре действия драмы "Байда, князь Вишневецкий".

Следствием пребывания Кулиша во Львове в 1882 - 1883 годах стал роман "Владимирия, или Искра любви. Приключения Недригайло из Недригайлова Городка. Посмертные записки моего приятеля" (написан в 1894 году, впервые опубликован только в 1998 году в" Киевской старине ", № 1-3). Произведение проникнуто идеей соборности Украины.

По периодизации Ивана Франко, в Галицкой Украине в 1860-ых годах доминировало влияние Кулиша, в 1870-80-тых - Драгоманов, а в 1890-тых Грушевский [Франко И. Собрник сочинений: В 50 т. - Т. 41, с. 189; см.. также с. 86,87]. В других работах Франко уточнял, что Кулиш "был главным двигателем украинофильского движения в Галичине в 1860-ых и почти до половины 1870-ых годов" [Франко И. Собрник сочинений: В 50 т. - Т. 31, с. 333], а доминирование Драгоманова началось с середины 1870-тых. Из этих "трех направлений" Франко называл первый "формально национальным" (его можно назвать национально-культурным), второй - "радикально-социальным", третий - "национально-радикальным" [Франко И. Собрник сочинений: В 50 т. - Т. 41, с. 189].

Идеологическое влияние Михаила Драгоманова в Восточной Галиции, который в 1873 побывал проездом во Львове и тогда же эмигрировал в Швейцарию, выражался в духе радикального социализма с наклоном к федерализму и космополитизму, материализма и атеизма, а в эстетике - к реализму. В этом русле развивались (впрочем, с большим вниманием к национальной идее) молодые Иван Франко, Михаил Павлик, Александр Терлецкий. Эпоха позитивизма в галицко-украинской литературе (конец 1870- первая половина 1890-ых годов) принесла ориентацию главным образом на натурализм Золя, прежде всего в творчестве Франко, обозначенной оригинальным "научным реализмом" с выражением идеальных устремлений ("идеальный реализм") и постепенным углублением психоаналитического подхода.

Жизнь и деятельность Ивана Франко связанные со Львовом с 1875 года, когда молодой писатель стал студентом философского факультета Львовского университета (учился в 1875-1881) и снимал разные квартиры. После трехмесячного ареста весной 1880 года в Коломые и короткого пребывания в Нагуевичах Франко вернулся во Львов, однако с 14 апреля 1881 года до 20 января 1883-го жил в Нагуевичах. Затем - снова во Львове, как и раньше, жид в съемных квартирах (с мая 1886 года - с женой Ольгой Хоружинской). С октября 1892 до начала июля 1893-го ездил в Вену для получения в Венском Университете степени доктора философии. Во Львове провел другие свои тюремные заключения: июнь 1877 - март 1878 года, август-октябрь 1890 и в марте 1893. С осени 1902 поселился вместе с семьей в собственном доме (теперь в нем Литературно-мемориальный музей Ивана Франко).

Во Львове Франко развернул всестороннюю деятельность (поэт, прозаик, драматург, переводчик, публицист, литературный критик, историк и теоретик литературы, вообще ученый гуманитарного профиля, а также журналист, издатель, общественно-культурный и политический деятель). Он внес юношеский дух полемики, высокой требовательности, беспощадной критики предшественников и современников, пыл борьбы с провинциальностью и серостью, оживлением эстетических представлений и литературных форм, настойчиво наставлял ориентироваться на высочайшие образцы европейской литературы, творческое освоение их новых достижений. Начав как восторженный романтик, подвержен идеальным порывам и ориентирован на книжные образцы, Франко быстро увлекся натуралистическим бытописанием и социальным, а затем психологическим анализом, хотя не только в поэзии, но и в прозе и драматургии выражал преимущественно свои духовые изыскания, субъективное мироощущение, душевные муки и комплексы, тревожные предчувствия, превращая литературное творчество на автопсихографию и автопсихотерапию. Из-за радикальных, социалистических взглядов был годами определенной степенью дистанцирован от львовской и вообще галицкой общественно-культурной жизни, тон которой задавали народники, которые ограничивали Франко участием в редактировании их журналов или и вообще странились его, избирательно печатали его произведения, препятствовали членству в "Просвите" и Научном обществе имени Шевченко. Вследствие этого, с мая 1887 до мая 1897 Франко работал в польской ежедневной газете "Kurjer Lwowski", где печатал свои публицистические статьи, литературно-критические исследования, рецензии, художественные произведения, написанные на польском языке. Только в конце века писатель стал признанной, хотя и контроверсионной фигурой в галицко-украинском литературном процессе.

В эпохальных книгах Франко, изданных во Львове к началу 1890-тых годов, относятся историческая повесть "Захар Беркут. Образ общественного жития в Карпатской Руси 13 века "(1883), повесть "Boa constrictor" (1884; журнальный первопечатник 1878), сборники рассказов "Галицкие образки" (1885), "В поте лица. Рассказ из жизни рабочего люда" (1890), поэтический сборник "Из вершины и низины"(1887, второе, значительно дополненное издание - 1893), поэма "Смерть Каина" (1889), поэма-сказка "Лис-Никита" (Звонок. - 1890. - № 3/4, отдельные издания во Львове - 1891, второе, переработанное и расширенное - 1896, третье, исправленное - 1902, четвертое - 1909). Среди более поздних - сборник "Увядшие листья" (1896).

Большой успех у зрителей имела драма Франко "Украденное счастье", поставленная в "Русской беседе" во Львове в ноябре и декабре 1893 года в зале гостиницы "Жорж", на нижнем этаже, где обычно выступал галицко-украинской передвижной театр. В следующем году эту "драму из деревенской жизни" издано во Львове отдельной книгой.

Рецепцию Шевченка в Галиции Франко вслед за Михаилом Драгомановым в своих литературоведческих публикациях поставил на позитивистскую основу, отдавая предпочтения реалистичным, социально-обличительным и психологическим произведениям поэта над героико-романтическими и уничтожая его местный романтический культ: "Причины к оценке стихотворений Тараса Шевченко", рецензия на "Хуторную поэзию" Кулиша (Мир. - 1882. - № 15), "Предисловие" к львовскому изданию Шевченка "Перебенди" (1889), "Тарас Шевченко" (Зоря. - 1891. - № 5), "Служанка" Т. Шевченко "(Записки НОШ. - 1895. - Т. 6) и другое. Несмотря на то, что Франко почти три десятилетия жил во Львове и написал здесь подавляющее большинство различных произведений, сравнительно в немногих из них события разворачиваются в этом городе. Виды Львова и его окрестностей нашли отражение в романах "Лель и Полель", "Для домашнего очага", рассказах "Григорий и паныч" (1898), "Герой поневоле" (1904), поэме "На Святоюрской горе" (сборник "С дней печали", Львов, 1900). В романе "Лель и Полель", написанном на польском языке в 1887 году, предпринята попытка отразить состояние львовской журналистики 1880-ых годов. Из этого произведения писателю удалось опубликовать лишь отрывки как самостоятельные рассказы: "Jeden dzień z życia uliczników lwowskich" (Kurjer Lwowski. - 1889. - № 205-207, 209), "Bohater mimo woli" (календарь на 1890 год "Lwowianka dla wszystkich ", 1889)," Cuwaksy "(Tydzień [еженедельное приложение к газете" Kurjer Lwowski "]. - 1894. - № 2-5).

Привлекает внимание тот факт, что роман "Для домашнего очага", действие в котором происходит во Львове (за исключением ретроспективных "боснийских" эпизодов), Франко написал в другом городе - в Вене (1892 году, на польском языке - "Dla ogniska domowego "). Очевидно, сказался эффект тоски на чужбине за городом, с которым писатель сроднился, где осталась семья. В украинской версии роман опубликован в Львове в 1897 году "Львовский текст" романа построен на противопоставлении сюжетных локусов Боснии и Львова (положение и психоэмоциональное состояние капитана Ангаровича там, на войне, и здесь, дома) и (в меньшей степени) Вены и Львова (как центра и периферии). Таким образом представлено специфическое здешнее пространство и колоритные местные фигуры в начале 1880-тых годов при этом городские реалии всегда переданы через призму душевного состояния персонажей. Именно в таком ключе изображено блуждания смущенного Ангаровича конкретными, точно названными львовским улицам за якобы случайным, а на самом деле с психологической точки зрения глубоко смысловым, смыслообразующим маршрутом (например, движение с низины Пекарской улицы по направлению к Лычаковской и Высокому замку меняет ход мыслей капитана от отчаяния к восстановлению веры и любви к жене). С помощью конкретных топонимов и упоминаний о различных учреждениях и заведениях писатель выстраивает достаточно точный образ реального львовского пространства - то есть, как кружево различных мест: Дома, улицы, казино, бойницы и так далее. По наблюдениям исследователя, кто захотел бы пройти во Львове всеми маршрутами, указанными в романе Франка, "смог бы сделать это без всяких усилий - настолько точным и подробным был автор в прослеживании движения своих героев".

В романе "Пути-дороги" (Львов, 1900) Львов, где впервые встретились Регина Твардовская и Евгений Рафалович, который изучал там право в университете, фигурирует в воспоминаниях персонажей как город их любви (само же действие происходит правдоподобно в Дрогобыче).

В галицко-украинской литературе 1860-1870 годов развитие публицистики, литературной критики, народоведения, фольклористики и историографии преобладало над развитием художественной литературы. Работы, в которых осмысливалась отечественная литература, культура, история, имели широкий резонанс и до сих пор сохраняют большую познавательную ценность, чем собственно художественные произведения. Ни один из галицких писателей 1860-1870-тых годов не стал всеукраинским явлением, не получил признания в Приднепровской Украине. В 1880-тых публицистическое и научное осмысление национального бытия развивается в Галичине дальше, но одновременно значительно продвигается вперед развитие художественной литературы, главным образом благодаря таланту Ивана Франко. Его прозаические и поэтические произведения приобретают не только всеукраинскую, но и славянскую огласку, становятся заметными в немецкоязычной среде. Львовянин Франко утверждается ведущим украинским поэтом, прозаиком и критиком 1880-1890-ых годов.

Со Львовом связана творческая жизнь и других литераторов. Здесь окончил гимназию, а с 1874 года учился в университете публицист и писатель Михаил Павлик. Вместе с Франко он занимался журналистской деятельностью. В "Общественном друге" и его продолжениях - сборниках "Звон" и "Молот" разместил свой рассказ "Юрий Куликов", повести "Ребенщукова Татьяна", "Падший человек". Все три произведения цензура конфисковала. В повести "Ребенщукова Татьяна" (Общественный друг. - 1878. - № 2) Павлик описал горькую супружескую жизнь свояченицы, Татьяны Ребенщуковой, и за пренебрежение святости семейного очага, попытку разорвать святой институт брака, пропаганду "свободной любви" был осужден на шестимесячное заключения (28 сентября 1878 года). Процесс Михайла Павлика по поводу "Татьяны Ребенщуковой" в свое время сделал небольшую сенсацию во Львове. Это было необычное появление: судьи и присяжные признали журналиста виновным! Это во Львове большая редкость. А вторая редкость - получить за правонарушение в печати шесть месяцев ареста. Спасаясь от ареста, Павлик в конце ноября эмигрировал в Швейцарию, в Женеву, после чего в 1881 году вернулся во Львов.

Во Львове работал Григорий Цеглинский - с сентября 1879 заместителем учителя в украинской гимназии, а с августа следующего года - действительным учителем в той же гимназии. Он проявил себя талантливым публицистом, критиком, драматургом, новеллистом, став фактически по значению вторым после Франко украинским литератором во Львове и в целом в Галичине 1880-ых годов. По поручению общества "Русская Беседа" в 1882-1888 руководил Украинским театром. Особая заслуга принадлежит Цеглинскому в создании оригинального галицко-украинского театрального репертуара. Для театра "Русской Беседы" писал он реалистичные комедии из современной ему галицкой жизни, имевших успех у зрителей и издававшихся во Львове (под псевдонимом Григорий Григориевич): "На благотворительные цели" (1884), "Папа на помолвке" (1884-1885), "Соколки" (1885), "Плохой день" (1886), "Шляхта ходачковая" (1887). Наибольший успех выпал на сценическую судьбу "Соколик" и лучшей его пьесы "Шляхта ходачковой". С июля 1888 Цеглинского перевели управляющим самостоятельных параллельных украинских классов при Перемышльской гимназии.

1882 во Львов приехал Лев Василович, который публиковал в "Заре" 1880-1883 новеллы и литературно-критические статьи и рецензии (под псевдонимом Лев Сапоговский, образованным от села Сапогов Борщевского уезда, где учительствовал). Емельян Партицкий, тогдашний редактор "Зари", взял его к себе помощником при редакции, однако Василович заболел, попал в госпиталь, затем вынужден был уехать на село к приятелю-учителю в Гусятинский уезд, где и умер в мае 1883 года. В его рассказах (из "народной", "солдатской" и "венской" жизни, "из жизни учителя" и так далее), а также в новеллах и музыкальных пьесах шутливого характера романтическая традиция сочетается с реалистичным подходом.

Поэт-идеалист, романтик Владимир Масляк жил во Львове с осени 1879 года, когда был студентом философского факультета Львовского университета, до весны 1886. Стихи, написанные во время быта во Львове, опубликовал в сборнике "Стихи", изданном уже в Кракове в 1886 году. Учась на философском факультете Львовского университета (с 1880), свои стихи и рассказы печатал в "Заре" и "Мире" Илларион Грабович (в 1880-1882).

Работая учителем во Львове в Василианском девичьем институте (1884-1886), опубликовала здесь свой сборник стихов "Prima vera" Ульяна Кравченко (псевдоним Юлии Шнайдер) (книга вышла в 1885 году на средства Евгения Олесницкого в "Русско-украинской библиотеке").

В 1898-1901 на философском факультете Львовского университета учился новеллист Орест Авдикович (после окончания уехал работать гимназическим учителем в Перемышль). Во Львове он издал отдельной книжечкой "Очерк одних суток" (1899, в серии "Живые струны", которую начал того же года Антон Крушельницкий), новеллистические сборники "Поэзия и проза" (1899), "Бабочки", "Нетли" (обе 1900), "Демон руины" (1901). Позже на средства "украинско-русского издательского союза", особенно одного из ее редакторов - Владимира Гнатюка во Львове увидела свет самый большой по объему сборник Авдиковича "Моя популярность" и другие рассказы" (1905), состоявший из произведений, написанных в 1898-1901. (Кроме "Моей популярности", написаной позже). Этот общественный издательский союз до сборника Авдиковича выпустил отдельные произведения Ивана Франка, Леси Украинки, Михаила Коцюбинского, Василя Стефаника, Владимира Винниченко, Ольги Кобылянской, Михаила Яцкива, Богдана Лепкого, Леся Мартовича, Льва Толстого, Антона Чехова, Максима Горького, Владимира Короленко, Ги де Мопассана, Герхарда Гауптмана, Эмиля Золя. В части новеллистических произведений Авдиковича действие происходит в городе – скорее всего, во Львове ("По городу", "Очерк одних суток", "Из балла"...). В течение 1898-1901 Авдикович в своей новеллистике эволюционировал от натурализма к декадансу и символизму, главное под влиянием Станислава Пшибышевского, лидера польских модернистов, который с весны 1900 года на время переселился во Львов, где еще годом ранее его книжка "Из цикла Вигилий" в украинском переводе начала серию "Живые струны". Как автор декадентских "песен" прозой, Авдикович выступил предшественником "Молодой Музы".

Кроме периодических изданий и отдельных литературных альманахов, таких как "Радуга", "Первый венок" (оба 1887), во Львове выдавались целые издательские серии, насчитывавшие десятки и даже более сотни книг на украинском языке:

• "Библиотека самых знаменитых повестей" под редакцией А. Горбачевского, с 1884 - И. Белея, литературное приложение к "Дела", 74 тома в 1881-1906 годы. (Произведения И. Нечуя-Левицкого, А. Чайковского, Е. Гребинки, П. Кулиша, Т. Бордуляка, инонациональных писателей);

• "Библиотека "Зари" под редакцией А. Партицкого, 11 томов в 1884-1886 годов, в томе и произведения И. Франко, О. Партицкого, комедии Г. Цеглинского;

•"Русско-украинская библиотека" под редакцией Евгения Олесницкого, 14 томов в 1884-1886 годов. (Произведения И. Нечуя-Левицкого, В. Барвинского, А. Стороженко, Д. Мордовца, А. Свидницкого, И. Франко, Г. Цеглинский, А. Конисского, поэзии Юлии Шнайдер);

• "Литературно-научная библиотека" под редакцией И. Франко, 26 томов в двух частях в 1889-1898 годы. (Произведения И. Франко, М. Драгоманова, Агатангела Крымского, сборник стихов Ульяны Кравченко и других) • две серии "Украинско-русского издательского союза", основанного в 1898 году (главные редакторы в 1912 году - В. Гнатюк, И. Франко, Н. Кобринская): "малая" серия - "Литературно-научная библиотека", 117 названий в 162 выпусках, большая серия - "беллетристическая библиотека", 150 книг украинской и мировой литературы.

После снятия запрета на выпуск украинской периодики и украинских книг во время революции 1905-1907 годов в России центр всеукраинского литературно-издательского движения из Львова переместился в Киев.

из Истории Львова. Том второй (1772-1918). Издательство Центр Европы. 2006 год