Львовский художник

Содержание художественной жизни во Львове с 1860-тых годах определялось, с одной стороны, вытекающими политико-административными трансформациями в Австрийской монархии, а с другой - общим для всей Европы тенденциями, которые назревали в результате "движения возрождения" в системе искусства, ремесел и промышленности. Если первые из них сказались на социальной адаптации художественной культуры, с последующим формированием национально-идейных программ (духовно-культурной базе украинского и польского этносов), то цивилизационные факторы открывали путь к новым эстетическим стандартов при динамических урбанизационных процессах. С последним происходили существенные изменения в видовой системе пластических искусств и архитектуры, с актуализацией прикладных отраслей и их синтезом. Искусство рассматривалось важным фактором формирования лица крупных городских центров. Львов стал городом, в котором довольно быстро чувствовалась вся полнота нарастающих культурно-цивилизационных перемен.

Первым признаком этого стала структуризация художественной жизни в регионе, закладки соответствующих государственных и общественных профильных институтов. Часть из них сформировалась на стыке между художественной практикой и образованием. В середине XIX века во Львове функционировали разрозненные частные ячейки профессионального художественного подготовки. Одним из них была мастерская живописца Яна Машковского, где получили первые художественные навыки Юлиуш Коссак, Артур Гроттгер и некоторые другие, впоследствии известные польские художники. В области скульптуры немалое значение имела робочая студия Леопольда Шимзера, представителя великой династии местных художников, которые вносили выразительные пластические акценты в урбанистическое пространство Львова на протяжении длительного времени.

В то же время активно функционировало литографическое заведение Пиллеров, вокруг которого группировались графики и живописцы, а также разного рода предприниматели, искавшие пути оптимизации тех или иных деловых замыслов (это, отчасти, касалось таких отраслей, как краеведение, реклама товаров местного производства...). Наличие во Львове этого, а впоследствии и других литографических заведений благоприятно сказывалась на масштабах общественной коммуникации и межкультурных диалогов: вследствии либерализации общественно-политической жизни в Галичине после 1848 года почти каждая общественная организация основывала собственный печатный орган. Часть таких изданий (журналов, журналов, альманахов) "обслуживались" художниками-графиками. Но все эти «очаги» художественной жизни Львова возникли еще в первой половине XIX веке и действовали по старой инерции.Львов экскурсии. К ним присоединились и некоторые новые, более приближены к общеевропейским (академическим) стандартам художественного образования. Это, в первую очередь, авторитетная в профессиональных кругах частная школа рисунка и живописи Алоиза Рейхана (с 1859 года) и частная школа скульптуры Париса Филиппи (1866), благодаря которым художественное пространство Львова постоянно пополнялся новыми творческими именами. И все же, развитие промышленности с соответствующими цивилизационными вызовами нуждался значительно более широком институциональном масштабе. В Англии или Германии в 1860-1870-тых годах уже наметился уклон в сторону художественно-промышленных специализаций. Импульс, данный Лондонской выставкой 1851 году в Хрустальном дворце, вызвал открытие во многих крупных городах Европы школ и музеев художественно-промышленного профиля. "Важным фактором внедрения художественно-промышленного образования стала рыночная необходимость повышения художественных и эстетических качеств промышленной продукции. В новых социально-экономических условиях не могло самостоятельно выжить традиционное ремесло, не потеряв при этом своих лучших художественных качеств. В этой ситуации для корректировки развития традиционного и фабричного промысла также необходима была организация системы художественно-промышленного образования".

Красавица. Львов

Базовой структурой, вобравшей в себя весь спектр культурных вызовов времени, стал Городской художественно-промышленный музей, основанный 1874 году в Львове по инициативе профессора Львовской политехники Юлиана Захаревича и других художников и граждан города. Первым председателем Наблюдательного совета музея избрали Францишка Балутовского. Составляющей процесса формирования музея был комитет, созданный годом ранее из числа руководителей ремесленных корпораций и частных лиц. За средств, собранных общественностью города, были закуплены первые музейные экспонаты из всемирной выставки в Вене, позже многие изделия народных промыслов гуцулов и бойков. В дальнейшем сборки Городского художественно-промышленного музея во Львове пополнялись путем дарования, закупок, в том числе и целых художественных коллекций с выставок, которые здесь проводились.

Следующим важным звеном этого процесса стало создание при музее Школы рисунков и моделирования, задача которой состояла в "предоставлении возможностей подготовки рисунка и моделирования способным ученикам гимназий, реальных школ, технической академии и других учреждений, которые изъявляли желание готовиться к дальнейшему обучению в высших художественных школах". Со времени основания в 1876 ее возглавил Винцентий Чиршниц, который заботился о глубинной связи учебного процесса с региональными особенностями художественных традиций. С годами успешного функционирования это заведение трансформировалось в Школу художественного промысла и в дальнейшем развивало те творческие специализации, которые могли удовлетворить большую градостроительную активность на рубеже ХIХ-ХХ веков. Развитие художественно-промышленных направлений в практике львовян подтверждают и регулярные региональные промышленные выставки, по которым можно было отслеживать определенные тенденции в сближении искусства и промышленности. Непременным атрибутом новизны на таких выставках (сохранились подробные фотофиксации с 1877 и 1894 годах) были павильоны с оригинальной образной архитектурой, с привлечением традиционных, а иногда и новейших материалов, с помощью которых создавался соответствующий экспозиционный фон под различные выставочные разделы. Наряду с промышленными изделиями часто экспонировались также произведения искусства, которыми те или иные "хозяева" подчеркивали свою ориентировку на эстетическую сферу.

Леонард Маркони

Вместе с тем во Львове отмечали и другие формы институализации художественной жизни Замки Львовщины. С 1866 года здесь активно функционирует Общество друзей изобразительного искусства (TPSP), которое объединило на профессиональной основе художников разных национальностей. Став самой массовой организацией такого профиля, TPSP быстро наладила отношения с Городским художественно-промышленным музеем во Львове и другими культурно-художественными учреждениями региона, стимулируя творческую работу и координируя творческие мероприятия. На этой и несколько более поздней стадии формирования активными членами Общества были, в частности, Леонард Маркони, Станислав Роман Левандовский, Теофил Копистинский, Станислав Дембицкий, Тит Романчук, Тадеуш Баронч, Циприян Годебський, Григорий Кузневича и других. TPSP в своей уставной деятельности не склонялось к насущнейшим идеям искусства, в том числе и к таким, которые выходили из логики общеевропейского "движения возрождения". Поэтому среди широкого представительства художников много было сторонников реализма, неоромантических тенденций, меньше импрессионизма (к этим идеям художники круга TPSP больше обращались уже в начале XX веке). При перспективности прикладных специализаций искусства, через которые осуществлялся синтез искусства, архитектуры и промышленности, на протяжении 1870-90-тых годов во Львове продолжали развиваться классические виды изобразительного искусства: живопись и скульптура, а также рисунок - эстамп и графика. В общей идейно-эстетической направленности этих явлений определился движение от позитивизма и историзма к раннему модернизму. Рационалистическая позитивистская философия придавала большое значение фактам, но недооценивала теорию. Она распространяла мнение, будто предметом знаний могут быть физические явления, а вовсе не психологические, в области искусства вело к натурализму или реализму или даже до так называемому критическому реализму, по мнению Тадеуша Добровольского. Однако, уже во второй половине 19 века в Галиции (в частности во Львове) позитивизм не занимал ведущего положения, поскольку его поставило под сомнение сама жизнь, в том числе нарастание национально-культурных движений украинского и польского народов. Сложные общественно-политические процессы после "Весны народов" побудили интеллигенцию искать этнические и национальные первоисточники в истории, в традиционности. Романтические тенденции, которыми сопровождался это движение, набрали большей глубины и сосредоточенности в условиях подъема национально-политических движений и взрыва идеологии освободительной борьбы.

Это нашло отражение в творчестве некоторых польских художников, в частности в Артура Гроттгера, биография которого тесно связана со Львовом. Накануне варшавского восстания 1863 года он создал два графических цикла "Варшава 1" и "Варшава 2", дав свое видение национальной идеи поляков в этот сложный для их истории время. Вершинами романтического подъема художника стали циклы рисунков - "Полония" и "Литуания (Литва)". Хотя эти произведения и были выполнены художником не во Львове, их следует рассматривать в данном контексте из-за того, что формат Гроттгера художника и патриота формировался именно здесь. Во Львове были заложены основные черты романтического видения мира этого одаренного художника, реализовались, отчасти, и в его станковых картинах. После творчески насыщенных лет, проведенных во многих европейских городах, Гроттгер умер еще молодым и был похоронен на Лычаковском кладбище во Львове.

В то время во Львове постоянно или эпизодически работало много других известных польских художников. Это, в частности, живописец и график Вильгельм Леопольский, создавший много картин на исторические и бытовые темы. Большой популярностью у современников пользовались его художественные портреты. Здесь работали и такие известные художники, как Ян Стыка, автор многочисленных пейзажных полотен и исторических композиций, Казимир Сихульский, посвятившего часть своего творчества быту украинсцев Гуцульщины, и прочих.

В новых исторических обстоятельствах, после общественно-культурной деятельности представителей "Русской Троицы" во второй половине XIX века во Львове продолжают закладываться основы нового украинского национального изобразительного искусства. Лидерами этого движения стали живописцы и графики Корнил Устиянович и Теофил Копистинский. Первый из них связал свои национально-культурные устремления с романтическим мировоззрением, философским взглядом на историю. Корнилу Устияновичу присущ широкий взгляд на украинскую проблематику, а его творческие идеи реализовались и в станковой, и в монументальном живописи, в графике, а также в поэзии. Художественное образование художник получил в Венской академии искусств. Много путешествовал, посетил Киев. Крупнейшими картинами Корнила Устияновича стали "Василько - князь Теребовельский", "Христос перед Пилатом", "Тарас Шевченко в ссылке", а также крупноформатный образ "Моисей" для Преображенской церкви во Львове. Не менее ценным в художественном смысле его работы как иллюстратора львовского сатирическо-юмористического журнала "Зеркало". Теофил Копистинский (учился в Кракове и Вене) достиг выдающихся результатов в станковом портрете, аллегорических композициях и иконописи. Ему свойственна виртуозность художественного почерка, тонкость в передаче интимно-личностных качеств каждого портретируемого. К известнейшим произведениям его авторства принадлежат "Далматинка", портреты Ивана и Льва Ковшевичей, "Автопортрет". По заказу Ставропигийского института во Львове Теофил Копистинский создал большую серию портретов деятелей украинской культуры и Церкви в Галичине. В успешных образных воплощениях выполнены портреты Амвросия Яворского, Льва Трещаковского, Антона Петрушевича и других, в которых автору удалось передать не только индивидуальные черты портретируемых, но и раскрыть через них гражданскую позицию галицкой интеллигенции конца XIX века. Значительным был вклад Теофила Копистинского в церковное искусство Галичины, а также в газетно-журнальную графику, через сотрудничество с редакциями "Зеркала" и "Нового зеркала".

Корнил Устиянович и Теофил Копистинский стали теми художниками, которые внесли новые по качеству и по духу эстетические акценты в художественную практику галицких украинцев, связав ее тематику с этнической историей, традицией и религиозностью.

Кроме них работали и другие талантливые художники - Тит Романчук, Антон Пилиховский и некоторые другие, художники интересовались украинской историей, народным бытом и лирическим пейзажем. Впрочем, в каждом случае национально мотивированные и романтически возвышенные усилия художников приводили их к высоким эстетическим результатам. Два последних десятилетия XIX века были переходными между историзмом, реализмом, академизмом и ранним модернизмом.

Меньшая дистанция между позитивистской эстетикой и новаторским движением чувствовалась в скульптуре. Во Львове работала большая группа художников, которые выполняли разного рода работы для архитектуры эпохи эклектики, а затем сецессии. К наиболее известным принадлежал Леонард Маркони, живший во Львове с 1874 года. Он преподавал орнаментальный рисунок и моделирование в Технической академии (будущая Политехника). Сотрудничая с архитекторами, Маркони вписывал в новопостроенные здания собственные аллегорические композиции. Так, для фасада главного корпуса Львовской политехники он выполнил аллегории Строительства, инженерии и механики, а также скульптурные декорации лестничной клетки к некоторым помещениям. Чуть позже, в конце 1870-тых годах Леонард Маркони создал ряд скульптурных работ для сейма, а в 1880-1890 годах. целый ряд других заметных работ: аллегории Электричества, Механики, инженерии, а также композицию с Меркурием на фасаде Дирекции государственных железных дорог, персонификации четырех континентов - Европы, Азии, Африки, Америки и рельеф с образом Святого Юрия на здании гостиницы "Жорж" во Львове.... 1892 Маркони победил на конкурсе памятника Александру Фредра во Львове, который был установлен на Академической площади (после войны перевезен во Вроцлав).

Большое творческое наследие оставил и другой, чисто львовский скульптор Юлиан Марковский, один из наследников рода знаменитых Шимзеров. Профессиональное образование художник получил в частной школе Париса Филиппи, а потом основал свое собственное предприятие на улице Пекарской и нанял скульпторов и каменщиков. Юлиан Марковский работал в жанрах мемориальной, монументальной и архитектурной скульптуры. Он был автором надгробного памятника Северину Гощинскому на Лычаковском кладбище во Львове, памятника Яну Килинскому в Стрыйском парке, вместе с Тадеушом Барончем работал над установкой памятника Яну III Собескому на Гетманских валах. С участием Григория Кузневича он создал аллегорическую фигуру "Фортуна" для вестибюля Галицкой сберегательной кассы и ряд других интересных скульптурных работ.

В широком диапазоне жанров станковой, монументальной скульптуры и медальерства работал Станислав Роман Левандовский, создавший ряд аллегорических композиций, большое число портретов (в частности известных фигур истории, науки и культуры - Генрика Сенкевича и Флориана Земялковського), сборных образов ( "Сербка", "Черногорка", "Дервиш", "Саломея", "Марокканка"), памятники Адаму Мицкевичу (в Ряшеве), Фредерику Шопену (Душники в Силезии), мемориальная скульптура для саркофагов в католических храмах Львова, Варшавы и памятников на Лычаковском кладбище, скульптурные группы и фризы для архитектурных сооружений. Свои труды выполнял в различных материалах - гипсе, мраморе, камне, бронзе, майолике, терракоте. Художник склонялся к академическому реализму с элементами символизма и модернизма.

Из генерации новых скульпторов, которая формировалась в художественной среде Львова, отличался украинец Григорий Кузневич. Его интерес к скульптуре проявился еще в годы учебы в местной народной школе, под впечатлением от народной резьбы по камню. Первым его творческие способности заметил профессор Львовской политехники, архитектор Юлиан Захаревич, который порекомендовал его для специализированной художественной подготовки. К скульптурной практике Кузневича привлек Юлиан Марковский, с которым они вместе выполняли аллегорические композиции для Галицкой сберегательной кассы, Дворца искусств, а также памятник Яну Килинскому в Стрыйском парке. Уже самостоятельно Кузневич был автором медальона для надгробия С. Олесницкому на кладбище в Стрые (1903), памятников Станиславу Щепановскому (1903) и Бартошу Гловацкому (1906) во Львове, фигур апостолов Петра и Павла на портале церкви в Сокале (1900-ых годах), Многочисленных надгробий.

В конце XIX веке большое значение в интеллектуальном и культурной жизни Галичины играла пресса. Постоянное совершенствование способов печати - от литографии к типографике - способствовало жанровому разнообразию изданий. Значительной популярностью пользовались сатирически-юмористические журналы, которых в самом Львове было достаточно много.

С некоторыми из них - "Страхопуд" (выходил с 1863 года), "Зеркало" (выходило с 1882 года), "Новое зеркало" (с 1883 года), "Liberum Veto" (1904-1905) сотрудничали известные художники Корнило Устиянович, Казимир Сихульский и другие. Несмотря на то, что формально художественные (образные и пластические) идеи в такого рода изданиях не отличались особой новизной, они стали рассадниками либерального мышления галичан, возможностью для морально-этического самовыражения тогдашнего общества. Не менее важными для обогащения проблемного поля искусства являлись общественные издания, в которых часто печатались материалы из живой художественной практики, предпринимались различные обзоры культурных событий с элементами их рецензирования или даже теоретизирования. Такими были, в частности, украинские журналы "Заря", "Будущность", "Дело".

Частичную координацию культурной деятельности среди украинских Галичины взяли на себя общественные организации - общество "Просвита" и Литературное (c 1892 года Научное) общество имени Шевченко. Для двух последних десятилетий XIX и первого десятилетия XX века характерно сосуществование консервативных и инновационных художественных тенденций. Если первые из них являлись своего рода конгломератом различных "неактуальных" стилей недавнего прошлого (классицизм, академизм, романтизм, историзм, реализм), то новые идеи вырастали из синтетической природы искусства и архитектуры в условиях динамичного индустриального развития в европейском контексте. Время сопоставление "старого" и "нового" сопровождалось мыслями о кризисе искусства, или растворялось в таковом понятии, как декаданс. Со временем явления раннего модернизма выразирось в более конструктивных формах, созвучных с литературно-философским течениям символизма, неоромантизма. Эстетико-философской основой искусства Львова конца XIX- начала ХХ Львов обязан, частично, Кракову и "Молодой Польше" - литературному объединению польских символистов, и "Молодой Музе" - аналогичной группе украинских литературных модернистов, а практической (пластические концепции) - Венской архитектурной школе и Венским художественным мастерским. Во Львове и во всей Галичине это создало базу для такого историко-художественного явления как сецессия.

Смысл львовской сецессии в изобразительном искусстве состоит в органическом слиянии различных творческих отраслей с архитектурой как базовой составляющей комплекса большого художественно-эстетического синтеза. В искусстве львовской сецессии шли интенсивные интеграционные процессы: все национальные варианты развивались в условиях взаимосвязи и взаимозависимости. Проявлялось это в переплетении орнаментальных мотивов, композиционных приемов, фольклорных сюжетов, тем и образов. Идею синтеза закладывали в свои творения известные архитекторы - Альфред и Юлиан Захаревич, Владислав Садловский, Роман Фелинский, Иван Левинский и другие. Основанное профессором Львовской политехники Иваном Левинским архитектурное бюро, стало самодостаточным творческим институтом того времени, вырабатывавшим новые стандарты во взаимодействии между художником, архитектором и предпринимателем. В структуру бюро вошла керамическая фабрика, которая наладила отношения с художниками разных творческих профилей, стали разработчиками образцов для массового производства (с фабрикой сотрудничали скульпторы Михаил Гаврилко, Станислав Левандовский, Григорий Кузневич и другие.). Таким образом создавался ансамбль, где звучали различные материалы, такие как керамика, металл, дерево и стекло. Художественно-эстетическая целостность многих зданий определялась созвучностью приложений творческих специализаций таких, как круглая и рельефная пластика, декоративный металл, витраж, декоративная роспись... Для различных архитектурных объектов свои работы выполняли многие талантливые художники - как из Львова, так и из Кракова, Вены, Варшавы и других городов Центрально-Восточной Европы. Для идеи синтеза искусств и архитектуры много работ выполнили Феликс Михаил Вигживальский (полихромные росписи), Марьян Ольшевский (проекты интерьеров, витражи, занавес театра-варьете, комплексное оформление аптеки Маркуса Эттингера), Зигмунт Курчинский (скульптурно- декоративная отделка).

Выработка четкой стратегии градостроительства побудила строгий отбор художественных решений каждого объекта, который вводился в городское пространство. Событием в художественной жизни Львова стало открытие в центре памятника Адаму Мицкевичу авторства Антона Попеля, при соучастии Михаила Паращука (1898-1904).

В этой новой историко-культурной ситуации ищутся новые формы институализации искусства. Для украинской Галичины большую роль сыграло Общество Расцвета Русского (Украинского) искусства, основанное в 1898 году по инициативе Ивана Труша, Василия Нагорного и других. Того же года во Львове состоялась Первая украинская художественная выставка. Общество развивало художественный процесс в Галичине, сблизило его с теми идеями, которые процветали тогда в других культурах Европы. Вместе с тем художники Общества (среди них Юлиан Панькевич, Теофил Копистинский, Антон Пилиховский) имели возможность координировать работу в области церковно-декорационной практики. При обществе были созданы соответствующие специализированные мастерские. На высоком организационном уровне в 1904 года в Львове основали Общество сторонников украинской литературы, науки и искусства, учредителями которого выступили Иван Труш, Иван Франко, Михаил Грушевский и другие. Достижениями этого общества стали основания первого в Галичине украинского художественного журнала "Артистический вестник", а также организация общенациональной выставки, на которой кроме галичан, работы показывали надднепрянские украинцы. Главными членами Общества были Модест Сосенко, Михаил Бойчук, Станислав Дембицкий и другие.

В 1900-1910 впервые выступают на художественной арене выдающиеся украинские художники Елена Кульчицкая, Михаил Бойчук и Олекса Новакивский. Каждый из них внес свои оригинальные идеи в русле европейского модернизма. Елена Кульчицкая, в частности, выставлялась на львовских выставках TPSP, солидаризируясь с эстетикой венского Сецессиона. Вместе с тем уже в начале большого творческого пути художницы заметны ее попытки адаптировать универсальную природу модернизма к национальной духовной и эстетической основе. Михаил Бойчук получил первым профессиональные навыки от Юлиана Панькевича, а позже его поддержали материально в Научном обществе имени Шевченко для дальнейшей учебы в европейских художественных центрах. Бойчук поставил себе целью реформировать область украинского церковно-декоративного искусства, страдало от случайных влияний в ущерб традиции. Олекса Новаковский в те годы только наращивал свой мощный талант, впервые экспонируя собственные произведения на львовских выставках.

В начале XX века сохраняло авторитет Towarzystwo Przyjaciół Sztuk Pięknych, но уже накануне Первой мировой войны спокойная жизнь его членов была "атакована" сторонниками польского и украинского модернизма.

из Истории Львова. Том второй (1772-1918). Издательство Центр Европы. 2006 год