Михаил Грушевский

Наука

Интеллектуальная революция конца XVIII века, связанная с рационализацией всех сфер человеческой деятельности, дала мощный толчок для "отхода от чудес" мира, поиска в нем законов развития природы и человека, превращение научного познания в творческую силу. Промышленно-техническая революция, охватившая развитые страны Европы в XIX веке, утвердила представление об автономной роли науки и научных знаний в процессе изменения условий жизни общества. Бурное развитие научно-естественных, технических и социально-гуманитарных знаний формировало оптимистическое позитивистское видение лучшего будущего человечества, основанного на познании законов развития живой и неживой природы, представление о способности науки решить насущные проблемы человеческих сообществ.

XIX век стал временем создания многих научных теорий и доктрин, технических изобретений, открытий новых источников энергии, материалов и технологий, быстрой институционализации науки и рост ее кадров. Утверждение и специализация научных знаний происходило в неразрывной связи с общими процессами модернизации европейских обществ - развитием производительных сил и коммуникаций, изменением социальных структур и их демократизацией, гуманизацией человеческих взаимоотношений. Все эти культурные наработки приобретались в острой борьбе и противостоянии старого с новым, традиционных представлений с новым взглядом на мир. Наука и научные знания были рычагом, призванным разрушать старые стереотипы и формировать новую оптимистичную картину мира. Образование, научная информация ломали традиционные представления о неизменности природы и человека, их роль и назначение в модернизированном обществе. Из глубин научной мысли возникали идеи "естественных прав" отдельной личности и целых народов. Эмансипационные национальные и социальные движения стали отличительной чертой XIX века.

Модернизационные процессы не могли обойти стороной Львов - центр провинции (коронного края) Габсбургской монархии - Королевство Галиции и Владимирии.

Владимир Антонович

После поражения "Весны народов" и десятилетней неоабсолютистской реакции, оживление общественной и культурной жизни в Галичине началось с наступлением "конституционной эры" региональной автономии, в которой больше всего заинтересованы были польские круги.

Начиная с 1870 годов бурными темпами развивалась польская национально-культурная жизнь во Львове, которая в конце века превратился в мощный центр, собирая лучшие научные и культурные силы из других земель бывшей Речи Посполитой Замки Львовщины. Многочисленные польские научные и культурные общества концентрировались во Львове, польские ученые занимали ведущие позиции во всех высших учебных заведениях, а польские политики проводили курс на "пьемонтизацию" Галичины, видя ее будущее исключительно в возрожденном польском государстве.

Украинское национальное движение в годы послереволюционной реакции переживало кризис, который проявился во временном усилении москвофильской ориентации, которая давала польским политикам повод обвинять украинцев в сотрудничестве с Московией. Зарождение народовского течения украинского национального движения в 1860 годы создало основания для выдвижения требований к Вене и польской администрации обеспечить равные права украинцев в Галичине и Львове. С этого времени создавались украинские общественно-культурные и научные организации и средства массовой информации. Их возникновению и развитию особое значение придавало преследования украинской культуры в самодержавной Московии. Не имея возможности свободно печатать и распространять свои труды и произведения в Московской Империи, украинская патриотическая интеллигенция с Великой Украиной стала помогать галицким народовцам учреждать во Львове украинские газеты и журналы. По инициативе киевской Старой общины во Львове и на ее средства в 1873 году было создано литературное Общество имени Шевченко, призванное беречь украинский язык и мысль как в Галичине, так и в Приднепровье. В конце столетия культурная деятельность украинцев, угнетаемых во всех государствах, где они проживали, не могла ограничиваться созданием языка и литературы. Особенно остро стоял вопрос подготовки кадров высокообразованной украинской интеллигенции, способной стать авангардом нации. Поэтому в 1880-тые руководители Старой общины (Владимир Антонович, Василий Вовк-Карачевский, Александр Конисский) при поддержке правительственных кругов Вены добились соглашения с польскими консерваторами Галичины относительно расширения прав и возможностей деятельности украинских народников в крае экскурсии Львов. Следствием соглашения "новой эры" (1890-1894) стало превращение 1892 общества имени Шевченко на Научное общество имени Шевченко (НОШ) по образцу существующих в других европейских странах академических обществ, а также основание в 1894 году во Львовском университете "кафедры всемирной истории с особенным вниманием к Восточной Европе и русскому языку преподавания" (по сути - истории Украины), которую занял молодой неутомимый киевский историк Михаил Грушевский. Прибыв во Львов с конкретной миссией, Грушевский за сравнительно короткий промежуток времени сумел так построить НОШ (возглавил в 1897 году), что оно превратилось в мощный и известный в мире - единственный на то время - полноценный центр украинской науки.

Политизация украинского движения в Галиции в конце XIX века вызвала беспокойство и сопротивление со стороны польских правящих кругов, а также ряда польских политических партий (прежде всего, национальных демократов - эндеков), которые увидели в украинском лагере, все более активно поддерживаемом крестьянством, опасного конкурента и препятствие на пути построения независимой Польши. Они принимали все меры, чтобы не допустить политических прав и свобод украинцев в управлении регионом, ограничить доступ украинской молодежи к образованию и науке. Особую остроту приобрело украинско-польское противостояние в деле преобразования Львовского университета в утраквистичный, а позже - создание отдельного университета во Львове для украинцев.

Поляки-профессора Львовского университета оказывали всяческие препятствия, чтобы не допустить украинскую интеллигенцию в стены академии: в 1895-1896 годах они отказали в предоставлении досторской степени Ивану Франко, Кириллу Студинскому, В. Мильковичу, Михаилу Зобкову. Со своей стороны Вена не давала украинцам необходимой помощи, пытаясь лавировать между двумя лагерями - польским и украинским.

Вследствие обструкции со стороны польских профессоров немало талантливых украинских ученых вынуждены были искать работу в зарубежных университетах. Возможности развития украинской науки в Галиции и Львове оставались ограниченными на многие десятилетия. Обещания Вены и правящих кругов Галиции открыть в 1916 году во Львове украинский университет остался на бумаге.

из Истории Львова. Том второй (1772-1918). Издательство Центр Европы. 2006 год