Ставропигийский Институт во Львове

В украинской среде в новых условиях продолжили свою деятельность созданные ранее в городе древнерусские заведения: Ставропигийский институт, Галицко-русская-матица и Народный дом, которые однако, руководствуясь архаическими представлениями о неделимости восточнославянского сообщества, длительное время они не могли определиться с национальной идентичностью галицких русинов и наконец разминулись с адекватными ориентирами и стали носителями искусственно внушаемой московской ментальности.

Ставропигийский институт.

Институт в 1850-тых годах находился в зависимости от местной светской власти, а с 19 декабря 1860 года был передан под юрисдикцию Галицкой митрополии Греко-католической церкви. Первый устав института утвержден в 1864 году. По новому уставу 1868 года, согласно новому закону об обществах 1867 года, институт получил статус культурно-просветительского общества для "высших слоев" галицких украинцев с широким спектром деятельности (за исключением политической) и по его требованию ему вернули прежний статус религиозного мирского ставропигийского объединения в структуре Греко-католической церкви. В основу устава были положены давние братские традиции, деятели института пытались подражать, часто не осознавая их нецелесообразности в новых условиях.

Требования к кандидатам в члены Ставропигийского института (русская национальность, исповедание греко-католического обряда, занятие высокого положения в обществе) превращали его в замкнутую, элитарную организацию, которая объединяла известных представителей науки, культуры, промышленных кругов, чиновников и затрудняла вступление в её ряды обычных людей. Количество членов в среднем не превышала 60 человек. Так, в 1886 году институт насчитывал 56 человек, в 1890 году - 61.

В начале XX века в собственности Ставропигийского института находились: Успенская церковь, башня Корнякта, часовня Трех святителей, дома № 192 (теперь улица Русская, 3) и № 193 (улица Ивана Федорова, 9), школа дьяков и обрядово-певческая бурса, типография, литографическая и переплетная мастерские, книжные склады, книжный магазин и киоск, музей, архив, библиотека, многочисленные стипендиальные фонды.

Изидор Шараневич

Сеньорами Ставропигийского института были: Иван Товарницкий (1852-1863), Йоахим Хоминский (1864 - 1866), Константин Кмицикевич (1867-1870), Василий Ковальский (1871-1883), Исидор Шараневич (1884-1901), В. Ивасечко - до 1914.

Типография института выдавала произведения Дениса Зубрицкого, Якова Головацкого, Антона Петрушевича, Исидора Шараневича экскурсии Львов. С 1864 года начал выходить "Временник Ставропигийского института" научно-литературного характера, который выходил на "язычии". С 1870 года институт, как и другие культурно-просветительские организации Галичины, начал издавать книги по хозяйственной тематике, в частности "Временник" содержал хозяйственную рубрику. С 1870-ых годов непонятный церковно-славянский или московский язык изданий Ставропигии делал их неконкурентоспособными по сравнению с изданиями "Просвещения" и Научного Общества имени Шевченко, а после 1882 Галицкий сейм прекратил выделять институту средства из регионального краевого бюджета для печатания учебников, зато передал их "Просвите".

Ставропигийская школа во второй половине XIX века приобрела характер школы дьяков, ее ученики изучали церковный устав и хоровое пение. На базе бурсы действовал знаменитый хор Успенской церкви. Ставропигийский институт был также коммерческим предприятием, которое владело недвижимым и движимым имуществом, многочисленными фондами, выступало дебитором и кредитором. Приоритет в расходовании средств члены Ставропигии оказывали уходу за церковью и домами, издательству, сооружению новых помещений и так далее, при этом принося в жертву другие области деятельности, как, например, содержание школы.

Австрийские власти причислили Ставропигийский институт к разряду фондов, коллективных налогоплательщиков, что существенно ограничивало его финансовую самостоятельность. Ставропигия по уставу не могла заниматься политической деятельностью. В конце 1850-тых институт совместно с иерархией Греко-католической церкви выступил против намерений австрийского правительства ввести латинский алфавит для украинцев, а также новый календарь Греко-католической церкви. С 1880-тых начался период противостояния между Ставропигийским институтом и Греко-католической церковью. Институт выступил против реформы 1882 года, которая предусматривала модернизацию 15 василианских монастырей, перевод во Львов ордена "Zmartwychwstania".

В дискуссии между народническим и москвофильским лагерями вокруг вопросов национальной идентичности галицких украинцев Ставропигийский институт выступил на стороне последнего. На рубеже XIX-XX веков "Общерусский язык" стал официальным языком деловой документации Ставропигии и ее издательсва. Институт как старая консервативная организация выступал также против распространения в Галичине радикальных общественных воздействий. В XX веке его члены оставались приверженцами монархической власти и отрицали демократический и социальный прогресс общества Львов экскурсии. Среди его членов накануне Первой мировой войны преобладали проправославные и антиукраинские настроения, что объяснялось тесными связями с московскими славянофильскими обществами.

из Истории Львова. Том второй (1772-1918). Издательство Центр Европы. 2006 год