Шевченковские дни

Для львовских украинцев получение иностранного признания было одним из средств "политики этнического выживания" в конфликте с поляками, обострившегося в начале XX cтолетия. Хорошей возможностью стало празднование в июне 1914 года 100-летия со дня рождения Тараса Шевченко, на которое усилиями Украинского информационного комитета были приглашены несколько видных гостей из Англии: известного проукраинского журналиста Джорджа Раффаловича, лондонского журналиста и адвоката Джулиана Фуллера, члена британского парламента Альмерика Паже... Кроме англичан на празднование приехали еще представители чешского "Сокола" и украинская делегации из Буковины и Приднепровья. Поскольку английские гости представляли вцелом западный мир, то к ним было приковано особое внимание.

экскурсии Львов.

Уже после начала войны Джулиан Фуллер опубликовал под псевдонимом свои впечатления от поездки в газете Оксфордского университета "The Varsity": "Большая процессия, состоящая из организаций, известных как "Соколы", "Сеч" и "Стрельцы" и представителей крестьян из всех частей Галиции вместе с невероятным количеством духовых оркестров, состоялась утром. Картина была сказочно красивой: яркое солнце, униформа и красочные народные одежды, в которых преобладали красные, синие и золотые цвета. Всех вместе там было около 28 тысяч мужчин и женщин в процессии [это явно завышенная цифра, поскольку даже "Дело" начислило 13,346 человек] ... "Среди участников похода Джулиана Фуллер заметил и две группы украинских" бой-скаутов "- пластунов в униформе "После обеда все перешли на большую спортивную площадку за пределами города. Здесь опять произошел один большое взрыв цветов. Под мелодичные звуки военного оркестра "Сеч", "Соколы" и "Стрельцы" выполнили разного типа маршевые и физические упражнения, в то время как женские атлетические общества продемонстрировали упражнения с булавами, а сельские женщины - с длинными цветными лентами..!". Особенно Фуллера заинтересовали упражнения с гуцульскими топориками. Перед окончанием, поздно вечером распространились слухи о покушении в Сараево. "Собрание завершилось с заходом солнца, и потоки ярко одетых, смеющихся и разговаривающих крестьян возвращались назад. Но в тех, что услышали новость, настроение упало". (Raseur, Galicia in 1914 II The Varsity. - 1915, January 19, p. 15-16).

Спортивное общество

Английские гости остались во Львове еще на два дня, а затем отправились в обществе нескольких "стрельцов" на почти одномесячное путешествие по Восточной Галиции. Во Львове они посетили университет, церковь святого Юра и митрополичьи палаты и художественную студию Алексея Новакивского. Из записок Фуллера видно, что он смотрел на Львов и Галичину с украинской перспективой, о поляках вспоминая лишь в контексте их борьбы с украинцами. Львов в целом заинтересовал Фуллера как своей архитектурной красотой, так и экзотичностью. "Город приблизительно разделен на две части, еврейских и нееврейских, евреи сосредоточены главным образом в районе вокруг Оперного театра, очень хорошего современного здания, и за ним. Большая часть торговли города находится в руках евреев... Галицкий еврей - частично, без сомнения, из-за неприязни, с которой к нему относятся - сохранил очень средневековую внешность и мышление... Гетто в Лемберге чрезвычайно интересно и живописно "(Raseur. Galicia in 1914 II The Varsity. - 1915, January 26, p. 11). В другом месте своих путешественных записок Фуллер отметил, что "в Лемберге украинцы крушат польские окна так же часто, как поляки - украинские. Это неизбежно происходит каждый раз, как только одна из партий проводит национальное празднование. Это одна из "характеристик" Лемберга "(Raseur. Galicia in 1914II The Varsity. -1915, April 27, p. 11.).

из Истории Львова. Том второй (1772-1918). Издательство Центр Европы. 2006 год