Галицкое Наместничество во Львове

Император Иосиф II, осуществляя в 1780 годы грандиозный план перестройки Габсбургского государства на основе принципов просвещенного абсолютизма, сделал Галичину "лабораторией" своих реформ. В рамках его радикальных административных реорганизаций во Львове отменили управление по магдебургскому праву - старый магистрат заменен аппаратом немецких чиновников. Также ликвидировали систему цехов гильдий, вместе с ее составной частью - цехом строителей, существовавшим с 1572. Основные архитектурно-строительные проекты взяла под свой контроль новая Дирекция Строительства. По распоряжению австрийской администрации были разобраны старые городские укрепления, что привело к дальнейшим революционным изменениям в территориальном развитии. Город расширили за линию средневековых фортификаций и разделили на пять районов (Галицкий, Краковский, Жовковский, Лычаковский и Центр города). На месте стен устроены променады. В первую очередь благоустраивается территория западного сегмента городских укреплений, прилегающего к руслу реки Полтвы (будущие Гетманские валы). Вдоль этого западного участка формируется новая центральная улица Львова, которую с 1850 годов называли улицей Карла-Людвига. В эпоху Классицизма и Бидермейера вдоль берегов Полтвы были построены новые импозантные здания - такие, как дом Гауснера и Виоланда или театр Скарбека (1837-1842, по проекту венского архитектора Людвига Пихля это здание выполнял Иоганн Зальцман).

Экскурсии Львов

Таким образом, к концу XVIII века во Львове началось формирование второго городского центра - альтернативы площади Рынок. Из площади Рынок средневекового города XIV века, построеннного по нормам Магдебургского права, центр переместился на бывшую западную периферию, в сторону новопостроенных променад. В 1810-1820 годы привели в порядок также и восточную часть бывших укреплений -Губернаторские валы. В 1800-1850 годы в их окрестностях появляются репрезентативные кварталы с губернаторским дворцом (бывший дом Франца Краттера - 1820 годы) и резиденцией католического архиепископа (архитектор Иоганн Зальцман, 1844). Следует заметить, что в отличие от Гетманских валов, которые к концу XIX века стали многолюдной магистралью, вроде Ринг-Штрассе в Вене, Губернаторские валы сохраняли уют, который они имели в эпоху Бидермейер.

Одновременно происходит интенсивное освоение других территорий за пределами старой линии фортификаций, где еще в период ренессанса утопали в зелени летние резиденции львовских патрициев, а позже - шляхетские и церковные земли. В 1784 провели кассацию церковных и монастырских владений. Ряд храмов и монастырей закрыли, их здания конфисковали. В монастырь и коллегию иезуитов переместились губернские учреждения, здания Тринитарского монастыря перешли в собственность Университета, немало объектов приспособили под больницу, тюрьму, казармы, учебные заведения - в результате Львов перестал быть "urbs monachorum" (городом монахов).

Одно из пригородных имений, отобранных у церкви во время этой акции, имело особое значение для дальнейшего развития структуры города. Это - территория бывшего иезуитского поместья на западном берегу Полтвы, юго-западнее центра города. Со времён Иосифа II ее превратили в первый во Львове городской парк - Иезуитский сад. В 1855 его перепланировали на основе ландшафтного парка по проекту Карла Бауэра.

Научное общество Шевченко во Львове

К востоку от Полтвы создается парк на территории Высокого замка. В середине 1830 годов голую возвышенность, на которой стояли развалины Высокого Замка, засадили деревьями. Интенсивно развиваются и другие парки и сады: южнее Замковой горы, вдоль восточного края Львовской котловины, тянется полоса популярных садов и парковых зон эпохи романтизма - Кайзервальд, Цетнеровка, Погулянка. В связи с распоряжением о ликвидации кладбищ у костелов и церквей (1783) основали новое городское кладбище в живописной окрестности Лычаковского предместья, который в XIX веке стал уникальным образцом сочетания парковой архитектуры и мемориальной скульптуры.

Несмотря на большие изменения территориальной конфигурации города, в первые десятилетия австрийского правления, результаты сугубо строительной деятельности во Львове были относительно скромными: политическая нестабильность эпохи наполеоновских войн не способствовала строительным инвестициям. Строительство оживилось после Венского конгресса. Кроме Дома инвалидов, до второй половины XIX века не осуществлялось никаких архитектурных проектов, которые своим масштабом могли бы равняться Святоюрским собором или костелом Доминиканцев.

Иоганн Зальцман - тогдашний главный городской архитектор Львова - разрабатывает местный тип жилых зданий эпохи Бидермейер. Тогдашняя львовская архитектура, в лучших образцах, привлекает внимание скульптурной декорацией фасадов (аллегорические рельефы дома на улице Армянской, 23). В 1820-1840 годы построили Театр Скарбека, а также новое здание львовской ратуши вместо старой, которая обрушилась в 1826. На месте развалин архитекторы Йозеф Маркль и Франц Трешер запроектировали новое здание (1827-1851) - типичный образец австрийской имперской архитектуры.

Львов экскурсии

Местная архитектура подражает стилю венской Herrengasse и отражает атмосферу консерватизма, характерную для эпохи, следующего после сворачивания либеральных реформ Иосифа II. В то время во Львове ощущаются влияния Петера Нобиле, ведущего архитектора венского неоклассицизма (синагога на Старом Рынке, 1845, разрушенная во время Второй мировой войны, а также упомянутый выше дворец губернатора). Для Львова Нобиле лично разрабатывает проект перестройки старого костела Кармелиток Обутых и его адаптации под дом культурного института, основанного графом Юлианом-Максимилианом Оссолинским (этот проект переработал в 1827 Йозеф Бем, завершение строительства в 1851 году).

Бурные события революции 1848 года обусловили появление в архитектурном пейзаже Львова новых акцентов. После "Весны народов" ландшафт живописных возвышенностей на западной стороне долины Полтвы дополняется фортификационным объектом - комплексом цитадели, построенном в традициях австрийской военно-инженерной школы, который должен осуществлять функцию полицейского контроля над городом. Другую достопримечательность периода политики неоабсолютизма - Дом инвалидов в районе Клепарова (1855-1863) - можно уверенно квалифицировать как архитектуру действительно высокого класса. Это сооружение проектировал Теофил Хансен, один из великих архитекторов венской Ring-Strasse. Поскольку жителями здания должны стать военные ветераны, Хансен использовал в проекте мотивы крепостных сооружений. Романскими формами своих нештукатуренных фасадов дом напоминает Арсенал в Вене. С конца XVIII века Львов надолго попал в орбиту венских архитектурных влияний, а сооружение Дома инвалидов стало важным моментом в утверждении критерия "klein Wien" (малой Вены), который для местной архитектуры будет мерой высокой оценки до завершения Первой мировой войны.

из Истории Львова. Том второй (1772-1918). Издательство Центр Европы. 2006 год