Благородные дамы

Изменение государственной принадлежности привело к серьезным переменам не только в статусе города Львова, но и в повседневной жизни.

Появление во Львове австрийской администрации сопровождалось притоком в города многочисленных граждан прибывших из Австрии. Новая власть сразу постаралась реорганизовать город по типичным для Центральной Европы образцам. В 1770-1780 годых ликвидировали городские укрепления, вследствие чего пригород окончательно слился с центром Львова. Австрийцы поделили город на участки, ввели нумерацию домов, установили специальную службу, которая следила за освещением улиц в ночное время.

Экскурсии Львов

Большинство городских улиц отремонтировали и выложыли брусчаткой, для этого некоторые из них пришлось заново проложить и выровнять. В 1826 выравняли площадь Рынок, которая раньше имела вогнутый профиль и снижался с четырех сторон к ее центру. Учитывая, что Полтва была сильно загрязнена выбросами городской канализации, в апреле 1839 началось закрытие ее русла в центральной части города. Активные меры были направлены на улучшение санитарной ситуации. Материал, полученный от разобранных городских укреплений, использовался для строительства канализационных коллекторов.

После 1812 во Львове началось широкомасштабное строительство. К тому же австрийская власть приспосабливала для своих и общественных нужд уже существующие в городе здания. Перепланировка улиц началась на Краковском пригороде, где в результате крупного пожара 6 июня 1800 сгорело много домов. Австрийцы поощряли строительство новых каменных зданий на месте старых деревянных сооружений. С этой целью от уплаты налогов сроком на 10 лет освобождались те лица, которые строили свои здания по предложенным Дирекцией Строительства планами. На многих домах надстроен третий и четвертый этажи, распространилась мода на балконы.

Львов экскурсии

Однако общее количество домов росло в городе медленно, а в некоторые периоды даже сокращалось. Главной причиной являлись пожары, которые возникали 17 мая 1778 года, 6 июня 1800 и 24 сентября 1838. По показаниям бретонского путешественника и ученого Бальтазара Гаккета (Аке), в 1795 году во Львове находилось 3081 дом (в том числе - 322 в центре города и 2759 в пригородах), а в 1833 австрийский географ и статистик Венцель Блюменбах насчитал в городе только 2479 жилых домов (в том числе - 314 в центре города и 2165 в пригородах).

Проживание во Львове в конце XVIII - начале XIX века было недорогим. Для тех, кто не имел собственного жилья, основной издержкой была оплата за аренду жилья. Стоимость жилья в городе регулярно росла в период проведения львовских Контрактов, которые проходили в течение трех недель после католического праздника Трех королей (6 января). В 1798 их начало перенесли на 1 февраля. В то время месячная аренда трёх или четырехкомнатной квартиры во Львове стоила 50-60 дукатов, то есть себестоимость небольшого сельского двора. Дешевле были квартиры в еврейской части города. Наименее состоятельные из тех, кто прибывали во Львов на Контракты, селились в монастырях, где в это время сдавали под жилье часть келий.

Постоялый двор

Главными транспортными средствами, которые поддерживали связь Львова с другими городами Австрийской империи, были дилижансы. Львовская станция дилижансов находилась в бывшем дворце Коморовских. В зависимости от скорости движения и предлагаемых удобств передвижения, дилижансы делили на несколько видов. Быстрым средством транспорта был почтовый дилижанс (Eilwagen), который ехал в Вену 4 суток и 10 часов. Поездка в Вену грузовым дилижансом (Packwagen) длилась неделю. В 1837 стоимость путешествий дилижансом в пределах Галиции составляла 20 крейцеров за милю и 24 крейцера за пределами провинции. В 1820 годах во Львове появились фиакры, которые осуществляли внутренние перевозки в пределах города. Состоятельные лица, преимущественно благородного происхождения, пользовались собственными каретами.

Значительная часть первых распоряжений австрийской власти касалась общественного порядка в городе. В 1774 во Львове были установлены правила, которые регулировали деятельность трактиров. В частности, в них запрещалось содержать женскую прислугу, что часто было скрытой формой проституции. Свадьбы и другие частные торжества должны проводиться только во второй половине дня. В 1783 устанавливались правила содержания собак во Львове. Собаки без ошейников считались бродячими, их вылавливал специальный живодер. Если чья-то собака покусала человека, в зависимости от размеров ущерба, владелец выплачивал высокий штраф, иногда достигавший 24 флоринов, или подлежал телесному наказанию.

1 апреля 1784 во Львове были запрещены азартные игры на деньги. Несмотря на большие размеры штрафов за игру в карты на деньги (300 талеров), и на то, что власть поощряла доносчиков, выплачивая им треть суммы полученных от игроков штрафов, полностью выкоренить азартные игры львовской властью так и не удалось. Тайные собрания картежников происходили в помещениях Понинских, Шумлянских, Туркула, Корытовского, Жевусского. Львовские карточные салоны были настолько известны, что поиграть здесь в карты приезжали даже из Варшавы и Вильна. Пользуясь ажиотажем, известный картежник Валицкий создал во Львове группу мошенников, которые, ведя нечестную игру, обманывали доверчивых партнеров. Бывали случаи, когда, например, участнику этой приступной ассоциации Каспару Любомирскому удавалось в течение одного вечера выиграть астрономическую уму в 40,000 флоринов.

Жизнь во Львове

1 января 1786 во Львове создана дирекция полиции, которую возглавил Даниель Галя фон Гитшинг, под руководством которого находилось шесть служащих. Хотя львовских полицейских насчитывалось совсем немного, уже в первые годы своей работы они заводили на жителей города в среднем по 2,500 дел в год. В октябре 1788 австрийская власть выдала распоряжение касательно общественной безопасности в городе Львов, которое регулировало целый ряд вопросов повседневной жизни. На выездах, где устанавливали таможенный контроль, все жители должны были регистрировать место своего проживания, На территории города запрещалось пасти скот, на улицах - стрелять из огнестрельного оружия и курить табак, причем штраф за оба последних правонарушения был одинаковый - 2 флорина.

Австрийская власть активно боролась с попрошайничеством, которое, по воспоминаниям современников, было значительной общественной проблемой для города в то время. Специальные распоряжения о ликвидации нищеты во Львове выдавались в 1786, 1814 и 1816. Два специальных постановления о цыганах, которым приказывали осесть на месте или покинуть Львов и Галицию, приняли в сентябре и ноябре 1785. 22 ноября 1811 во Львове создали специальную комиссию по делам нищих. Возглавленная армянским архиепископом Яном Шимоновичем - комиссия осуществила проверку всех городских нищих, после чего местные нищие были направлены в учреждения опеки над убогими, а прибывших отправляли на Буковину.

После присоединения Львова к Австрийской империи в городе активно начали меняться модели общественного поведения, распространилась мода на западноевропейскую одежду, праздничные балы, проведение свободного времени в ресторанах и кафе. Уже в первые годы австрийского правления в Галиции балы во Львове устраивал антрепренер Буссе. Проходили они в съемных помещениях на площади Рынок, 22 и улице Русской, 10 и 12. С 1775 года балы проводили в доме братьев Сигнио (площадь Рынок, 13). С 1795 местом проведения крупных балов стали редутовые залы, построенные Генриком Буллой рядом с францисканским монастырем. Кроме расположенного в нижней части Иезуитского сада Казино Гехта, "Редутные" залы Генрика Буллы считались во Львове наиболее фешенебельным местом отдыха конца XVIII - начала XIX века. В течение зимних Контрактов во Львове проходило в среднем 20-25 балов. После того как в 1808 львовские Контракты перенесли с зимнего времени на весеннее (с 24 мая), количество участников этих собраний резко уменьшилось, и мода на балы начала проходить.

Кроме Контрактов, которые периодически проходили во Львове, поводами для балов становились и другие события. В сентября в 1782 пятидневным балом отмечалось предоставление галицкой шляхте прав на Сословное Собрание - Сейм. Зимой 1795 года балом отметили завершения суда чести над генералом Адамом Понинским. Активно отмечались во Львове военные победы над Наполеоном. В течение июня-июля 1814 в городе происходили многочисленные богослужения, церковные процессии, военные парады и даже карнавал на площади Рынок. Дома украшались большими аллегорическими картинами, вечером зажигали иллюминацию. По тому же случаю пышный бал в обоих залах Казино Гехта на средства городского гарнизона состоялся 23 ноября 1814.

Балы традиционно проводили по случаю визитов в города монарших особ: в августе 1773 - в честь визита императора Иосифа II, июле 1817 - Франца I, в июле 1823 - архикнязя (эрцгерцога) Франца-Иосифа, январе 1814 - правящей семьи королевства обеих Сицилий: Марии Каролины и Фердинанда IV, зимой 1840 - наследного принца Модены Франца д'Эсте. В 1851,1855,1880 и 1894 город принимал императора Франца-Иосифа.

Встречали торжественно во Львове и известных художников: в феврале-марте 1820 - певицу-сопрано Анжелику Каталани, марте 1847 - фокусника Джованни Боско, апреле 1847 - музыканта Ференца Листа.

Многие аристократы, проживавшие во Львове, как и в других городах, устраивали регулярные приемы, то есть "вели салоны". На рубеже XVIII-XIX веков салоны во Львове проходили во дворце греко-католических митрополитов на горе святого Юра, где в то время проживала жена каштеляна Екатерина Коссак, дворце Потоцкий на площади Галицкой и Скшинских на улице Липовой, в доме Фелицияна Корытовского (площадь Рынок, 28), в домах Понинских и Морских. Шляхта среднего достатка собиралась в домах Ольшевского, Баворовских Тарновских, Дульского, Майера и старосты Калиновского.

В 1780 годах, после реконструкции западной части центра города, во Львове появилась первая специально оборудованная территория для прогулок и отдыха, а также первые кофейни. Разобрав остатки городской стены и засыпав крепостной ров, на правом берегу Полтвы создали прогулочную променаду, которая получила название Нижние валы. В 1788 там высадили деревья, поставили скамейки, а также запретили выпасать скот. Позже ввели запрет ездить верхом и конными экипажами по Валам, а деревянные скамьи заменили каменными. В 1816 аналогичные работы провели на Верхних (Губернаторских) валах в районе улицы Подвальной. В течение 1835-1839 привели в порядок и засадили деревьями территорию Высокого замка.

В начале XIX века открываются постоянно действующих кафе, которые со временем полностью вытеснили легкие кафе-павильоны, которые работали только в теплое время года. Первым львовским постоянным учреждением такого типа стала кондитерская, основанная в 1803 прибывшим из Швейцарии кондитером Домиником Андреолли, которая находилась в проходе с площади Рынок на площадь святого Духа. В 1829 построили первую специально спроектированную кофейню, которая получила название "Венской".

Изменения общественной жизни Львова, вызванные реформами австрийской власти, а также новыми веяниями моды, способствовали возникновению в городе интеллектуальной среды нового типа, формированию своеобразной культурной атмосферы, укреплению локального патриотизма. Установка в городе австрийской администрации и реформирования львовского университета вызвали появление значительного количества представителей свободных профессий. Изменялся сам характер города: Львов, который традиционно был торговым центром, начал превращаться в административный и культурно-образовательный центр. Львов к 1817 году являлся 40,000 городом, грязным и невзрачным, окруженным остатками валов, у подножия которых, в ямах, сбрасывали мусор со всех окрестностей. Центр города, который закрывали Краковские и Галицкие ворота, более-менее напоминал современный центр Львова, новые и перестроенные дома немного улучшили его вид, однако общего характера не изменили. В центре Рынка возвышалась старая башня, стройнее и более стильная, чем современная, ее окружал прорезаный кривыми улочками четырехугольник, состоявший из двухэтажных грязных домиков. Украшением Рынка были несколько убогих магазинов сукна и дорогих шелков, находившихся на складах на улице Русской. Несколько домов белели возле монастыря бернардинцев. Улицы Панскую, Пекарскую и Лычаков только начинали застраивать.

Со стороны Хорунщизны вытекала грязная Полтва, напротив гостиницы Жоржа Гофмана (Российского отеля) она поворачивала влево и дальше сочилась под отвратительными остатками древних валов. Здесь через нее перебросили три деревянные мостики. Среди руин на месте современной площади Мицкевича ютились несколько несчастных двориков с садиками, на мосту желтела дежурка. Одиноко стоял отель Жорж. Вдоль Подвалья тянулись дворики и дома. Огороженный забором пруд со стоячей водой, переполнялся лягушками и личинками, доходил до Краковского пригорода. Улицы Сикстуская (теперь Дорошенко), Иезуитская Ягеллонская (сейчас Гнатюка), Широкая (Коперника) только в некоторых местах имели бедные домики на четыре окна с неровными дворами. За Низким замком (где Народный дом) начинался черный город. На Краковском рынке стояли прилавки армян с балыком, красной и черной икрой, корыто с рыбой, магазины с лошадиной упряжью, овсом и старыми ремнями. Целый город был окружен селами, которые сегодня стали уже пригородами, и имениями с дворцами.

Совершенно лишена деревьев гора чистого белого песка с остатками Высокого замка, которые напоминали руины, закрывала город с северной стороны. Несколько ободранных и закрытых монастырей, старый монастыр, куда пересли Библиотеку Оссолинских, сгоревший монастырь театинцев и руины монастыря кармелитов дополняли картину города, который словно недавно было захвачен штурмом и сожжен, и только теперь начинал восстанавливаться. Однако, в этом бедном Львове собрались все, кто обходил Варшаву или Краков. Общество здесь было многочисленное, обычаи сдержаны и не слишком свободны.

из Истории Львова. Том второй (1772-1918). Издательство Центр Европы. 2006 год