Средневековый город

Большинство историков сходятся во мнении о том, что привилегия Казимира III для Львова является похожей на повторную привилегию в Сяноке 1366 года. Неоспоримым есть факт релокационного характера привилегии 1356 года, а немецкое право было хорошо известным на землях Галиции еще задолго до появления привилегии. Но поскольку детальной информации о функционировании органов самоуправлении княжеских времен нет, то детальный разговор о магдебургском праве в городе можно начинать только с 1356 года.

Согласно привилегии Казимира III, Магдебургское право было предоставлено всем жителям Львова, при этом каждому народу, который проживал во Львове, обеспечивался юридический статус. Львов и его жители освобождались от юрисдикции каштелян, воевод, судей, возных и от власти какого-либо другого чиновника. Именно в таком освобождении и заключалась суть городского самоуправления.

Гродское право

Согласно магдебургскому праву, которое существовало в XIV-XVIII века, в большинстве украинских городов городской магистрат состоял из Совета (Рады) и Суда (Лавы). Рада исполняла административные функции, а на Лаву возлагались судебные обязательства.

Первое известное упоминание о львовском Совете датируется 1359 годом. Кроме посреднической деятельности между общегосударственными учреждениями и горожанами, Совет осуществлял надзор за безопасностью в городе, раздавал городские земли, сдавал в аренду городские доходы и городское имущество, устанавливал пошлину, таксу на продукты питания, утверждает разные общественные договора относительно имущества, решает споры, которые не требовали свидетельских показаний, брал опеку над вдовами и сиротами, утверждал выборы цехмистра и так далее.

Экскурсии Львов

Совет не требовал дополнительных привилегий для города, но и выдавал обязательные для горожан указы – вилькеры (wielkierze). Некоторые полномочия львовского городского совета были уникальными в украинском контексте, но довольно характерными для европейских городов. Так, привилегия для Львова, подписанная королем Владиславом Варненчиком 17 июля 1444 года, содержал три положения, что значительно расширяло права самоуправных граждан, а именно:

1) воеводы и другие удостоенные избавлялись от права нарушать постановления городского суда;

2) все русские города и села с того времени должны были обращаться со своими делами к львовскому магистрату как органу апелляционному;

3) Львов получал право ловить по всей русской земли злоумышленников, убийц и воров, приводить их в город и уже здесь судить и наказывать.

Львов экскурсии

В обеих привилегиях, хотя это и не обозначалось конкретно, по контексту выплывает, что речь шла о преследовании участников злодеяний, осуществленного именно против жителей Львова. В 1444 году король определяет зависимость от городской власти купцов, которые прибывали во Львов: греков, армян, сарацинов, евреев и представителей других национальностей и вероисповеданий. Правда, только в 1460 году львовский староста признает это право городскому суду. Как видно здесь, четкостью и обязанностью тогдашняя правовая система не отличалась. Городской юрисдикции должны подчиняться все, кто владел недвижимостью в городе.

Львы со старой львовской ратуши

Одной из самых важных функций Совета являлось принятия в городское право, то есть в гражданство. Получение этого права давало освобождения от ряда налогов и давало право на участь в управлении городом. Должность советника (консула) являласб не только почетной, но и прибыльной. Хотя советник и не получал денежной платы непосредственно за исполнение своих обязанностей, но не платил налогов за свою недвижимость: ни королевских, ни, тем более, городских. А главным вознаграждением консулов являлся ежегодный пай, который они получали после раздела кассы Совета, куда входили доходы от земельного имущества города и налог от судопроизводства, штрафы по приговору консульского суда. Иногда городской совет приобретал новое земельное имущество за эти средства, расширяя таким способом свои доходы. Про имущество совета свидетельствуют факты одалживания им средств государственным сановникам, государственным учреждениям и даже королю. Вопреки законным преимуществам, возможности и соблазны были достаточно большими и консулы частенько этим злоупотребляли. Среди городских актов грамот сохранилось немало сведений присвоения ими средств из городской кассы, корыстного раздела доходов города и прочих злоупотреблений.

Чаще всего в списках советчиков и лавников встречаются те же люди. Более того, с самого начала городского самоуправления Львова, неписанным правилом было выбирать только троих из шести консулов, а троих оставлять из предыдущего года. Но уже к XV веку, львовский патрициат, из числа которого формировался Совет и Лава, все чаще ставал закрытой кастой, куда входили представители сродненных между собой семей.

Львовский столб позора

В XVI веке происходит традиционный для всех городов Европы процесс олигархизации. Это хорошо видно на примере Львова. В 1519 году действующий городской совет Львова без согласия на то львовского общества принял в свой состав еще шестерых консулов, сделав свое правление пожизненным, и, создав таким образом коллегию в составе 12 человек. Таким образом Совет поделился на две равные части, которые чередовались в управлении городом. Ежегодный торжественный церемониал выборов городского совета сначала был формальным, а со временем стал совсем ненужным. Таким образом была создана пожизненная коллегия, которая в случае смерти либо отказа одного из членов поповнялась через самокооптацию. Среди причин олигархизации власти Львова называли договор консулов с львовским старостой и тяжелую ситуацию в самом городе, когда из-за пожара во Львове было не до борьбы за власть.

При Совете работал целый штат городских служащих. Так, синдик должен был вести городскую корреспонденцию, представлять город перед королем и на трибуналах и судах, контролировать судебные процессы над сиротами, малолетними и нищими. Должность ввели в 1457 году. Правоохранителем в городе был инстигатор. В его обязанностях было не допускать шум в ратуше, выдавать иски, собирать судовые штрафы, обеспечивать присутствие сторон на судебном процессе и самому быть там. В каждую пятницу инстигатор должен был предъявлять судьям регистр судебных решений. Во время усиления власти регента инстригатор стал его помощником.

Во многих украинских городах, которые вели торговлю, отдельной, достаточно значимой была должность переводчика с восточных языков. Во Львове, как правило, переводчиками являлись, как правило, армяне, которые, помимо всего, заботились о купцах, прибывавших в город из Востока и следил за сбором налогов с привезенного товара. В городах при совете работали и друге более мелкие чиновники, в зависимости от величины и статуса города. 

Таковыми в общих чертах были принципы самоуправной организации нашего города. Магдебургское право отыгрывало значительную роль в истории Львова: оно способствовало утверждению правовой культуры и являлось одним с факторов интеграции города в европейское цивилизованное общество.

из Истории Львова. Том первый (1256- 1772). Издательство Центр Европы. 2007 год