боярин Дмитро Детько

Как видать по дальнейшим событиям, галицкие бояре, в том числе и львовские, были единогласны в том, что после смерти князя законным престолонаследником Галицко-Волынского княжества должен стать князь литовского происхождения Любарт-Дмитрий Гедыминович, который принял язык и религию местных русинов (украинцев). Однако, в сложных условиях противостояния с Польшей и союзной с ней Венгрией князь Дмитрий-Любарт Гедыминович пошел на значительные уступки галицким боярам, предоставив их лидеру Дмитрию Детьку высокую должность управителя (provisor или proconsul) или старосты (capitaneus) Русской земли. Столицей Руси  - бывшего Русского Королевства – остался Львов, где находилось правительство Дмитрия Детько. Доказательством подчинения королевства Дмитрию-Любарту является в частности надпись на колоколе львовской церкви Святого Юрия о том, что он отлит в 1341 при князе Дмитрие.

Дмитрий Детько уже раньше возглавлял галицко-львовских бояр. Это видно по тому, что в грамоте князя Юрия-Болеслава Тройденовича, изданной во Львове 11 февраля 1334, в числе свидетелей он назван вторым после галицкого епископа Ходора. Во Львове Детько был наместником князя, который на Волыни правил непосредственно.

Экскурсии по Львову

Воспользовавшись периодом неопределенности после смерти Юрия II и до стабилизации власти Детька, польский король Казимир отправился во главе большой армии на Львов. На помощь ему поспешил венгерский король Людовик. Венгры, пожалуй, до Львова не дошли, зато польский король Казимир Великий в 1340 году внезапно захватил Львов в конце апреля, разграбил сокровищницу королей Романовичей и вывез ее в Краков (среди польских коронационных регалий сохранились также вещи византийского происхождения, которые могли туда попасть из львовской сокровищницы).

Серьезное сопротивление местного населения, единодушное вражеское отношение бояр и сообщение о том, что Детько собирается просить о помощи золотоордынского хана Узбека, заставили Казимира не только немедленно покинуть Львов, но и составить мирный договор с Дмитрием Детьком. По традициям тех времен, договор подтверждался присягой с обеих сторон о его соблюдении. Однако, уже скоро в письме к Папе Бенедикту XII, Казимир объяснял, что это якобы две разные присяги: русинов о подданстве, а его собственной как гарантии обещания сохранить за старостой и народом все их обряды, права и обычаи. Папа немедленно освободил короля от присяги соблюдать договор.

Как уже указывалось, целиком безосновательно является распространенное среди польских авторов, начиная от Длугоша, представление о том, что якобы в 1340 году Львов и земля, где он был столицей и староста этой земли очутились в зависимости от Польского королевства. На самом деле, Дмитрий Детько как самостоятельный "правитель или староста Русской земли". В 1341 он прислал письмо в магистрат и купцов Торуня с приглашением свободно проезжать с товарами во Львов при условии уплаты годового налога, как то было раньше, во времена князей – предшественников Детька.

Львов экскурсии

"Славным мужам и достойным веры наместникам, советникам, купцам всей общины Торуня – Дмитрий Детько, правитель, или староста Русской земли желает постоянного здоровья в Боге. Помня великую тайну святого изречения: "блаженны пребывающие в мире, ибо им принадлежит земля",  мы устранили спор, посеянный по подстрекательству дьявола между польским королем Казимиром и нами, и, вдохновленные животворным духом, одолев искусителя рода людского, заключили союз согласия. Поэтому желаем, чтобы все кто хочет ехать в Русскую землю, знали, что в соответствии с законами наших предшественников, каждый, никого не боясь, может безопасно с товарами приезжать во Львов. А тем, кто решил приехать сюда на постоянно, уступаем и дарим свободное наследство, и те только должны платить годовой налог, как сие было раньше, а также должны учитывать другие права. А ущерб, причиненные львовянами после смерти нашего властелина, блаженной памяти князя Руси, берем сим письмом, как и другими на себя. А в подтверждение обещанного и на усиление доверия к нам, мы велели скрепить сию грамоту нашей печатью".

Из грамоты видно, что Детько вел дипломатическую переписку не от имени Любарта, что означает, что власть последнего была номинальной. Тем не менее, юридически Русское королевство со столичным Львовом оставалось составной частью Галицко-Волынского государства, последним сувереном которой был православный князь литовско-русского рода Дмитрий-Любарт Гедыминович.

из Истории Львова. Том первый (1256-1772). Издательство Центр Европы. 2006 год