Карта довоенной ПольшиПередача Львова в состав Польши

Политические условия, в которых находился польский народ после восстания в январе 1863-1864 годов, дали Львову почетную, но и очень ответственную роль. После восстания, в результате национального притеснения со стороны московского правительства в Королевстве Польском и прусского на Познанской земле, вся национальная жизни переехала в Галицию, где после введение Конституции условия для развития национальной жизни оказалась более благоприятствующими. На первый план по национальной работе выдвинулся Львов.

Экскурсии по Львову

Сразу после исчезновения политической реакции в Австрии и провозглашении нового закона об общественных объединениях (1867), во Львове образовалось общество "Сокол-Мать", которое поставило перед собой задачу возродить общество с помощью физического возрождения по принципу: "Здоровый дух в здоровом теле". Общество имеет свою собственную страницу в истории народного возрождения в период после восстания. За короткое время, благодаря работе доктора Иосифа Мийера, Яна Добжаньского, доктора Тадеуша Жулинского, Антония Дурского - "Сокол" стал одним из очагов польской национальной жизни, имея сотни филиалов по всей Галиции. По принципу "Сокола" создавались в то время много обществ, поддерживающих национальный дух не только среди прогрессивных слоев населения, но и среди ремесленников и рабочих ("Скала" и "Звезда").

Трехсотую годовщину Люблинской Унии (1569-1869) во Львове отпраздновали усилиями горожан. Так, по инициативе Франца Смольки польские львовяне построили своими руками на месте руин старого Замка - курган, который является одним из самых красивых украшений города, возвышаясь над всей окрестностью и виднеясь как символ объединения братских народов.

С приходом конституционной монархии и после открытия Краевого сейма, Львов стал центром политической жизни Галиции. На политическую сцену вышли новые политики, таких как Франц Смолька (1810-1899). С молодости Смолька принимал участие в тайных политических обществах, за что в 1841 году был приговорен к смерти, позже помилован. В 1848 году он стал вице-президентом, а затем президентом Австрийского Учредительного собрания. Являлся одним из лидеров направления федерализма в Австрии, стремясь превратить Австрию в федеративную страну, в состав которой должна была войти и Галичина с особыми правами.

Флориан Земялковский (1817-1900) - в молодости, вместе со Смолькой был приговорен к смертной казни за участие в тайных обществах, после помилования принимал активное участие в политической жизни в качестве члена парламента (Галицкого сейма) и Австрийского парламента. Состоял также в рядах федералистов в 1873-1888, работал министром Галиции.

Отто Хауснер (1825-1890) - известный политик, депутат Австрийского парламента и галицкого сейма; его речи в парламенте, где он выступал против тогдашнего московского насилия услышали во всей Европе. За защиту польских интересов в парламенте городской совет Львова дал ему титул почетного гражданина Львова. Кроме того, он писал труды в области статистики, и изобразительного искусства.

Тадеуш Романович (1843-1903) - политик и экономист, один из основателей Демократической партии.

Станислав Щепановский (1846-1900) - промышленник, политик и публицист. Первым обратил внимание на богатство Галиции и внес свой вклад в развитие промышленности/ Станислав Щепановский развивает продуктивную деятельность над национальным и экономическим возрождением региона.

Как производственно-торговый город, Львов стал центром демократической мысли. Не было ни одного общенационального события, которое бы не нашло быстрого отзыва среди жителей города. Во время московско-турецкой войны, 1876-1877, когда новые надежды на свободу осенили народ, Львов становится местом тогдашней патриотической акции (Польская национальная конфедерация с князем Адамом Сапегой во главе (Конфедерация польской нации основана в 1876 году, и вскоре после начала москово-турецкой войны, горстке поляков поручили разработать дипломатические и военные действия (попытки Легиона воевать на стороне Турции) во пользу Польши. Однако, ничего заметного не вышло, и большой роли из-за личных трений в Генеральном совете эта деятельность не сыграла).

Празднование столетия Конституции 3 мая (1891), Львов отметил соучастием в творческом мероприятии по созданию чрезвычайно важного учреждения - Общества "Народная школа", а кроме этих внешний мероприятий, в дополнение к национальным празднованиям различных памятных дат, которые внесли свой вклад в пробуждение национального духа, во Львове (как и в других городах) кипела бурная подпольная жизнь, как среди пожилого населения ("Польская Лига"), так и особенно среди молодежи ("Союз польской молодежи", социалистические и прогрессивные кружки (Польская Лига (позже, "Национальная Лига) являлась тайной организацией, созданной группой эмигрантов в Швейцарии в 1886 году, затем распространялась во всех сферах. Цель организации заключалась в работе над просвещением народа, особенно народных масс. С 1898 года ее работа являлась частично открытой по средствам манифестов. Организация сохранилась до последнего времени. Наиболее известными представителями были Л. Поплавский , З. Балицкий, Р. Дмовский. Ее аналогом молодежной среде был "Польский союз молодежи", основанный Балицким и Дмовским).

Не пас задних и львовский городской совет, который не раз вмешивался в ход политических событий (участие в так называемой компании по внесению петиции об автономизации Галиции, петиция в парламент о внедрении польского языка на Железных Дорогах (1877), предложение доктора Бронислава Радзишевского (профессора химии в краковском и львовском университете) по поддержке польского круга в Венском парламенте, который боролся против германизации, которую продвигали австрийские немцы... Инициативы и работа поставила Львов в авангарде польской национальной жизни. Однако, главное внимание всего общества обращалось до 1905 года в сторону подъема экономической жизни в Галиции, в которой просматривался еще один этап на пути к независимости.

Развивающаяся в последние годы XIX века, работа по получению независимости ускорилась после московско-японской войны (1904-6) и революции 1905-6 годов в Мсковии. Поражение Московии на японском фронте вся общественность приветствовала с чувством большой радости (о чем свидетельствует улица Японская, названная в честь победителей). Захват Порт-Артура японцами (1905) Львов приветствовал иллюминацией улиц. С тех пор по всей Галиции закипела подпольная работа, а центром этого движения стал Львов. Политическая ситуация способствовала той работе. В общем сознании преобладало убеждение, что война между захватчиками неизбежна, что поэтому к этой войне должен подготовиться, потому что война повлияет на будущее. Поэтому закипела работа во Львове, а оттуда распространялась на всю Галицию.

Львов в этот период стал настоящим сердцем и мозгом Польши. Отсюда выходили все инициативы и все начинания касающиеся независимости. Отсюда вышло новое поколение, которое должно было принимать активное участие в строительстве польского государства. Следует отметить, что первой, кто взял инициативу в реальной работt над получением независимости, и призыву к суверенитету выдвинула на первый план в национальной жизни, была львовская молодежь. Она собиралась в разных обществах и под разными флагами (национально-демократическая молодежь "Академической читальне", молодежь за независимость а "Зареве" и "Кузне", прогрессивная социалистическая в "Жизни"), однако, молодежь консолидировалась, если дело касалось национальной работы. Затем последовали примеру молодых и остальная польская общественность. Не было и в нем единства и согласия, бушевала ожесточенная борьба за ориентацию. Но, несмотря на это, работа велась...

Политическая атмосфера становилось все жарче и жарче, каждый момент появлялись протесты и демонстрации против держав оккупантов. По праву можно назвать этот период - периодом манифестаций. Каждый факт, каждое событие национальной важности влияло на общественность, что выражалось в виде протестов и демонстраций. Во Львове протестовали как против немецких, так и против московских консулов. Таким образом, город реагировал на чрезвычайные законы, принятые прусским парламентом (Закон об экспроприации 1908 года), или отделения Хелмской земли Государственной думой (1911-1912), причем часто доходило и ожесточенных кровавых столкновений с полицией.

Такде постоянно проходили дни, посвященные национальным демонстрациям (3 мая, годовщина смерти Висьневского и Капусцинского 31 июля, годовщина казни Траугутта и товарищей 5 августа, годовщины восстаний 22 января и 29 ноября), когда общественность собралась вместе, чтобы поднять национальный дух.

К сожалению, в этот период особенно остро начали вырисовываться отношения с украинцами. Борьба за статус Львовского университета велась энергично с обеих сторон: украинской и польской, причем доходило к серьезным столкновениям в университете (1907) и даже кровавым инцидентам с жертвами (1910). Эти отношения оставались очень напряженными после убийства наместника графа Андрея Потоцкого украинским студентом Мирославом Сичинским (1908). Частые украинские столкновения в парламенте также сильно способствовали усилению напряжения в обществе.

Впрочем, не только в манифестациях и демонстрациях выплескивалась энергия львовских горожан. Им удалось получить определенные достижения в национальной творческой деятельности. Следует упомянуть акцию бойкота прусских товаров, которая возникла в знак протеста против антипольского законодательства прусского парламента в Познани (1908). Эта акция, кроме негативной стороны, привела в большей мере к росту местной промышленности и торговли не только в городе, но и во всей Галиции.

Другой важной акцией, которую провели во Львове, являлась работа, направленная на создание будущего кадрового потенциала польской армии. Инициатором, основателем и душой польского военного движения был Юзеф Пилсудский. В 1908 он создал во Львове ядро тайной военной организации ("Союз вооруженной борьбы"), который в 1910 открылся как "Союз стрельцов". Почти в то же время (1909) среди молодежи, поступила инициатива по созданию подобной организации, которая легализировалась в 1911 под названием "Стрелковых Отрядов".

Среди учеников гимназий развивала национальный дух и воспитывала в военном направлении, основанная по инициативе тех же кружков молодежи за независимость организация "Скаут", по образцу такой же английской организаций.

Пример "Союза стрельцов" и "Отрядов стрельцов" повторил и «Сокол», который в предыдущие годы бездействовал, создавая "постоянные отряды соколов" (во главе с будущим генералом Юзефом Халлером) военного характера. Из Львова также вышла инициатива распространить военные организации на сельскую молодежь ("Отряды Бартошовые"). Из тех польских военных союзов вышли люди, которые через несколько лет заняли руководящие должности в Польском государстве и Войске Польском (генералы Халлер, Соснковский, Сикорский, Норвид-Нойгебауер, Янушайтис, Рыдзь-Смиглы, Кукель и другие).

Между тем, угроза всеобщей войны нависла над Европой. Атмосфера во Львове становилось все напряженнее. Начали по-настоящему думать и готовиться на случай войны. Во время Балканской войны во Львове собрались все Партии за независимость, образуя "Временный комитет конфедерации партий за независимость". Эта комиссия не сохранилась долго как единое целое. Быстро пришлось избавиться от слова "временный" в названии. В недрах комитета появились трения, однако, комитет оставался до начала войны центром левых партий, в то время как правые партии сосредоточились в "Национальном совете".

Любые акции, которые проводились во Львове, не только распространялись по всей Галиции, но после всех польских землях. Львов стал центром патриотических мыслей и национальных действий. Подпольная деятельность процветала свободно, несмотря на позицию австрийского правительства, проводились предварительные встречи и учредительные конференции, а тем временем все готовилось к началу войны. Все кипело и бурлило, поскольку вскоре все должно было радикально измениться.

Начало войны ускорил еще более бешеный ритм жизни Львова. Весь август 1914 года Львов жил в непрерывной лихорадке. Кроме органов существующей Комиссии Союза Партий за Независимость, которая выступала за активную борьбу, появляется Центральный Общественный Комитет, который своими действиями тормозил эту работу, не доверяя политике центральных держав. Однако, победило общее направление активной борьбы против Московии. Нельзя этому удивляться, если принять во внимание тогдашнюю политическую ситуацию и направление по воспитанию молодого поколения, которое считало Московию-Россию злейшим врагом.

В это время мобилизируются "Союз стрельцов" и "Отряды стрельцов" и прочие военные организации. Уже в первые дни августа выдвинулась первая партия "стрельцов" в Краков, чтобы оттуда, как часть первого подразделения («кодровиков»), выдвинуться под командованием Пилсудского (6 августа 1914). После создания Командующего национального комитета и Польских Легионов в Кракове (16 августа 1914) работа во Львове закипела еще больше. Город предоставил 2,000,000 крон на развитие Польских Легионов. население с невиданным энтузиазмом собирало золото и серебро на "Польскую военную казну".

Между тем, война пошла своим чередом. Австрийская армия терпела поражения и ей пришлось отступить на запад, оставляя Львов московитам. Пришлось покинуть Львов подразделениям, которые входили в "Восточный легион". Около 3300 молодых людей покинули город, отступая вместе с Восточным Легионом, чтобы через несколько недель самоустраниться (в Нижней Мшане) в знак протеста против лицемерной политики Австрии. Те, кто остались, перешли позже в Первую в бригаду Пилсудского, а частично во Вторую бригаду Халлера.

После выхода Легионов и австрийских войск, в городе наступила тишина. 3 сентября 1914 Львов захватила армия Генерала Рузского под командованием генерала фон Роде.

В те трудные времена горожане не опускали рук. Сразу же взялись за обеспечение общественной безопасности путем создания Муниципальной общественной стражи, которая в течение первой недели московской оккупации образцово выполнила свои обязанности. Во главе города, после выезда президента Ноймана и большой части депутатов городского совета вместе с австрийскими войсками, перебрали власть вице-президент Тадеуш Рутовский, Стааль и Шлейхер. Фактическим президентом Львова был доктор Тадеуш Рутовский.

Задачи львовского руководства были не из легких. После краткого периода правления губернатора Шереметьева, назначили генерал-губернатором Галиции генерала Бобринского, который сразу же занял позицию, что Львов и Восточная Галиция, якобы являются "российской" землей и должна принадлежать "России". Президент Рутовский с достоинством ответил на эти претензии и, несмотря на постоянные провокации, защищал польский характер города.

После ухода из города австрийских войск и властей, Львов и его жители оказались в ужасном материальном положении. Муниципальная касса опустела, государственные работники оставались без заработной платы, все торговое и промышленное движение в первые месяцы оккупации замерло. Голод и нищета охватили Львов. Однако, решением этих трудных задач предотвратил энергичный президент Рутовский. Он вызвал к себе (19 сентября, 1914) членов городского совета, который состоял из пяти комиссий (коммунальной собственности, финансовой, технической, медицинской и образовательной). Главный комитет коммунальной собственности возглавил сам Рутовский. Прежде всего были созданны народные кухни и кухни для интеллигенции, выдавались ежемесячные пособия на продовольственные товары, дешевые заведения общепита позволили людям пережить тяжелый период. Чтобы избежать отсутствия денежных средств в обиходе, правительство города выпустило боны номиналом в одну крону. Большую помощь горожанам оказали и оккупационные власти. Стоит признать, что львовяне быстро сумели адаптироваться к новым экономическим условиям. Когда были закрыты школы и правительственные учреждения, безработные чиновники энергично взялись к работе. Был создан ряд магазинов, предприятий под управлением интеллигенции. Благодаря этому, экономическая ситуация улучшилась настолько, что угроза нищеты и голода исчезла.

Однако, политические отношения не улучшились. Московиты все больше начали вмешиваться в городские дела, и все более уверенно себя в нем чувствовать. Русификаторская политика генерал-губернатора Бобринского усиливалась (московские таблички с названиями улиц, препятствия в возобновлении преподавания в польских школах). А в апреле 1915 года, прибывший во Львов царь Николай II, объявил с балкона дворца Наместника, что "нету никакой Галиции, а только одна единственная тянущаяся аж до Карпат великая Россия". Ничего удивительного, что население с нетерпением ожидало конца московского правления.

22 июня 1915 года, московские войска покинули Львов, захватив с собой заложников (среди них Рутовского и прочих вице-президентов), и в тот же день в город вошли австрийцы.

Львовяне приветствовали возвращающиеся австрийские войска с облегчением. Бывший энтузиазм воскрес и снова много молодежи вступило в ряды Легионов. Но наступило болезненное разочарование. Наступил печальный период военной австрийской солдатчины и кровавого правления генерала Летовского. На основании пустых доносов последовали аресты и смертные приговоры. Вслед за этим, появилась военная экономика: реквизиция продовольствия, одежды, металлов, медной кровли и колоколов. (Около ста колоколов и крыш конфисковали только в одном Львове). Нищета еще более усилилась. Ситуация поменялась в лучшую сторону, когда генерала Летовского заменил на должности коменданта города генерал Риммл (а затем и генерал Новотны).

Однако, экономические условия осложнялись с каждыми днем.

Городской совет был распущен, на его месте назначили правительственного комиссара в лице Адама Грабовского, к которому приставили вспомогательный консультационный совет. Деятельность нового муниципального правительства была нелегкой. В городской кассе не было денег, а долги продолжали расти. Росла нагрузка на город в связи с военными действиями. Благодаря внедрению карточной системы на продукты питания (хлеб, мука, жир, соль, сахар, керосин, уголь, древесина...) пытались дать жителям хоть какие-то минимальные средства к сужествованию. Однако, это не много помогало. Центральным державам, лишенным какого-либо обеспечения из-за рубежа, пришлось сильно ограничиваться.

Все больше ухудшилось качество продуктов питания, которым обеспечивали население. На место настоящих продуктов пришли заменители, которые не могли оказать положительного воздействия на здоровье населения. Все хуже был хлеб и все более очевидным становилось то, Центральные державы приближаются к катастрофе. В 1917 году правительственным комиссаром города Львова после возвращения из Московии стал доктор Рутовский, а после его смерти в апреле 1918, доктор Владислав Стеслович.

Ненависть к Австрии росла не только из-за экономических условий, но все больше из-за проводимой политики. Акт от 5 ноября 1916, которым Центральные Державы создавали "Королевство Польское", во Львове восприняли с некоторым оживлением. В нем виделись первые уступки оккупационных государств, первое признание независимости Польши.

Тем не менее, практика, сопровождавшая введение этого акта в силу, и новые тенденции, которые возникли под влиянием знаменитых условий Вильсона (Вудро Вильсон, президент Соединенных Штатов Америки (1914-1920) объявил в январе 1917 года 14 пунктов, в котором кратко передал цели Первой мировой войны; 13-тым пунктом упомянул намерение восстановить польское государство) и начавшейся в марте 1917 революции в Московии, повлияли на однородность политического общественного мнения в Польше.

Попытки договориться с Центральными Державами (так называемое австро-польское решение вопроса), кружком краковских консерваторов, полностью провалился.

2 февраля 1918, в связи с проведением конгресса Национальной Рабочей партии, случилась грандиозная демонстрация направленная против Германии и Австрии. Во время демонстрации случились столкновения с полицией, чьей жертвой стал ученик гимназии Марьян Черкас. Смерть Черкаса потрясла весь Львов.

Через неделю после похорон Черкаса и демонстраций по этому поводу, пришло известие о заключении Германии и Австрии в Брест-Литовске мира с Советской Россией и Украиной, где Украине передавалась полностью вся Холмская земля и была обещана автономия Восточной Галиции. Новости взбудоражили всю польскую общественность общество и способствовала окончательному разрыву между поляками и Центральными Державами. Началась общая забастовка: все государственные, муниципальные и частные учреждения были покинуты, все заведения, предприятия и магазины были закрыты, остановилось все движение на городских улицах. Все люди вышли на улицы, чтобы принять участие в акции протеста против насилия. Огромная процессия пошла улицами Львова, а многие из выступавших выразили публичный разрыв с Австрией.

Прошло несколько месяцев. Германия и Австрия начали разваливаться. Во Львове среди партий и студентов велась работа по подготовке мероприятий к моменту полного распада Австрии и появления собственного государства.

После капитуляции Болгарии (в сентябре 1918) и поражения на Марне наступил конец могущества Австрии и Германии. Польская общественность давно уже ожидала этого краха. В октябре 1918 во Львове снова закипела подпольная работа. Появившиеся военные организаций делали последние приготовления. Не хватало единственной самой важной вещи: согласия и солидарности. Три военных организаций (Польской военная организация (POW), Польские военнослужащие, и бывшие легионеры II бригады) действовали независимо и самостоятельно друг от друга. Такое же отсутствие согласия господствовало между лидерами партий. В результате события опережали лидеров, которые стояли перед лицом неожиданных событий.

В ночь с 31 октября на 1 ноября 1918 произошел украинский переворот. Действия украинцев были подготовлены в течение длительного времени, с согласия австрийских властей. В Восточную Галицию стягивались украинские полки, останавливая или задерживая возвращение польских полков. Слухи о подготовке переворота распространились во Львове задолго до этого, но не находили никакой веры в высших польских кругах. В то время как Польская Ликвидационная Комиссия в Кракове готовилась к проведению переговоров с австрийскими властями и тогдашним наместником графом Гуйном касательно вопроса о передачи власти, украинцы делали последние приготовления и в ту же ночь военные захватили все правительственные и муниципальные здания, захватив весь город без сопротивления. Утром 1 ноября жители Львова увидели на Ратуше развевающийся украинский флаг. Власть принял Украинский Национальный Совет, провозгласив создание Западно-Украинской Народной Республики, и призывая людей к спокойствию. Комендантом города стал атаман Витковский, который тут же объявил осадное положение.

Еще 31 октября созвала мобилизацию POW (Польская Военная Организация) в Академическом доме, другая группа легионеров собралась в школе имени Сенкевича под командованием майора Табор-Тшесьневского. Эта школа начала первое сопротивление украинским войскам и призвала к борьбе. Одновременно, было достигнуто соглашение между руководителями военных организаций и предствателями политических партий. Командующим избрали капитана Чеслава Мончинского, который также немедленно возглавил борьбу. Три недели продолжались уличные боевые действия. Особенно во время перестрелок отличились польские студенты и ученики, молодые ремесленники и рабочие, а также представители низов общества (батьяры). Кроме них в первых шеренгах стояли львовские работники железной дороги. Воевало также много польских женщин, которые не только принимали участие в работе в тылу, но часто с оружием в руках проявляли свой патриотизм.

Сначала в бой бросались без оружия, чтобы достать оружие и боеприпасы. Точкой опоры для боровшихся поляков была северо-западная часть Львова. Оттуда прорывались дальше.

Особенно ожесточенные бои велись вокруг главного железнодорожного Вокзала, площади Бема, Главного почтамта и кадетской школы. После захвата, эти точки становились опорными пунктами для новых атак и захватов. Львовские поляки показали в борьбе свою храбрость и вызвали восхищение и уважение во всем мире. Наконец, после трех недель боевые действия прекратились. Пришло долгожданное подкрепление во главе с генералом Ройи. После двухдневного прекращения огня (19/20 ноября) наступило общее польское наступление, которое заставило украинцев бежать. 22 ноября Львов захватили поляки и, после трех недель разделения на польскую и украинскую стороны, Львов снова оказался уже в Польше.

Вскоре поляки быстро взялись за работу, поскольку в Восточной Галиции сельское население по-прежнему оставалось по большей части украинским, а сообщение с Варшавой было слабым. Во Львове создали Временный правительственный комитет, который перебрал на себя власть в городе. Первым действием была организация армии для обороны города. Кроме того нужно было заниматься неотложными экономическими вопросами.

Украинцы не сдавались. Быстро реорганизовав свои войска они снова продвинулись под Львов, пытаясь любой ценой его захватить. На католическое Рождество снова полетели на город снаряды. В то же время украинцы начали генеральный штурм. Два дня и две ночи (28 по 29 декабря) велись упорные яростные бои, (у самых ворот города: Персенковка, Пасеки), однако, все усилия оказались тщетными. Несмотря на это украинцы решили взять Львов измором и бомбардировками. Город был отрезан от внешнего мира, лишенный электричества и газового освещения, и даже воды после захвата и уничтожения добростанского водопровода. День за днем падали на город сотни гранат, сея смерть и разрушения. Львов, однако, пережил.

Городские власти развивали примерную деятельность по обеспечению населения продуктами питания, газ и электрику заменили керосин и свечи, водопроводы заменили местные колодцы. Четыре месяца длилась осада Львова. Украинцы не хотели ни при каких обстоятельствах отступать. Французская миссия во главе с генералом Бартелеми привела к кратковременному прекращению огня (конец января и начало февраля 1919), после чего бомбардировка еще более усилилась. Ситуация стала критической в марте, когда украинцы перерезав единственный путь сообщения Львова - железнодорожное полотно к Перемышлю решили решающей атакой овладеть городом. И на этот раз безуспешно. Несмотря на все усилия с их стороны, даже несмотря на тысячи жертв и даже голод и холод - Львов держался, пока не прибыло подкрепление под командованием генерала Ивашкевича, сломив украинское осаждение (17-20 марта 1919). Еще месяц продолжались кровавые бои, пока в ночь перед Пасхой (19 по 20 апреля) атака львовского гарнизона под командованием генерала Енджейовского не отодвинула украинцев с западной и южной сторон.

Через неделю украинцев оттеснили с севера и востока, и Львов был освобожден (Подробнее представляет историю польско-украинских битв Чеслав Мончинский в двухтомной книге "Львовские бои", Львов 1921, и ряд различных публикаций (Прохника, Дунин-Вонсовича и других).

За шесть месяцев войны и осаждения Львову присвоили звание Города-Героя и защитника восточных земель Республики. В знак признания достижений, Львов получил крест "Virtuti Militari".

После войны новый городской совет начал приводить более-менее нормальному состоянию городскую экономику. Не успев привести себя в порядок, как наступили новые тяжелые времена: летом 1920 года большевистская орда подошла под Львов, угрожая вторжением. Все жители - от мала до велика, включая женщин, взялись за оружие, присоединившись к "Малопольским подразделениям добровольческой армии". Львов спокойно ждал опасности, готовясь к ожесточенной обороне.

К счастью на этот раз, она оказалась ненужна. Напор большевиков был сломален на Висле и под Замостьем, в результате чего и на других фронтах войскам пришлось отступать. 1920 был последним годом военных действий. Вопрос Львова и Восточной Галиции окончательно решился 14 марта 1923, когда их передали Польской Республике

Львов

Позже вся политическая жизнь переехала в Варшаву, а вместе с ней ряд выдающихся личностей покинули город. Львов стал кадровым резервуаром для всей Польши. Львовян можно было встретить по всей Польше на самых высоких постах. Львов очень сильно опустел, новые люди населили город, создавая новый для него характер. Львов поднялся к высокой роли торгового посредника между Востоком и Западом.