Аллегории во Львовской Политехники Яна Матейко

Львовская политехника в 1918-1939.

Крах Австрии на итальянском фронте в конце октября 1918 привел 28 декабря 1918 к созданию в Кракове польской ликвидационной комиссии в качестве временного органа государственной власти Галиции. Польские делегаты в Государственном совете объявили о выходе провинции из состава Австро-Венгрии.

Экскурсии по Львову

 Между тем, во Львове ночью 1 ноября 1918 года, украинцы провели переворот и взяли под свой контроль город и восточную часть Галиции. В этом помогло им австрийское командование, стягивая к львовскому гарнизону подразделения еще не разоруженной армии, где были преимущественно украинские солдаты. Утром 1 ноября 1918 года на ратуше и других зданиях уже развевались сине-желтые украинские флаги. Несмотря на удивление, сразу же начали организовываться первые польские очаги сопротивления: Первый участок обороны Львова в школе имени Сенкевича, Вторя — в Доме Техники. В Доме Техники командование принял хорунжий ПВО (польской военной организации), химик Людвик Василевский, организуя гарнизон из 30 человек и отправляя в военный госпиталь в Политехнике небольшое подразделение для получения оружия, что при взятии в расплох, полностью удалось, и не только позволило захватить главное здание, в котором продолжао работать военный госпиталь, но также незначительно увеличить наличие обладаемого оружия. В свою очередь, Василевский отправил из Дома небольшой отряд, состоящий из 7 человек под командованием поручика Бернарда Монда, с целью захвата трамвайного депо, где организовался третий участок польского сопротивления. Солдаты гарнизона «Дома Техники» в боях на Вульке, в районе Цитадели и на других участках фронта отличились при захвате Львова 22 ноября 1918 года.

Гарнизон «Дома» вырос до 300 человек, и команду взял на себя геолог, поручик Болеслав Буяльский. Отступление украинцев из Львова не остановило боевых действий. Львов продолжал находиться в окружении и сильно обстреливался артиллерией. Только польское наступление вызвало полное отступление Украинской Галицкой Армии как из Львова так и из Восточной Галиции. Тем не менее, потери среди студентов технических учебных заведениях, были значительными. В боях за Львов и Восточную Малопольшу (Западную Украину) также отличились независимые и вспомогательные работники Политехники. Профессор Казимир Бартель организовал железнодорожные войска, важные для поддержания связи с Перемышлем и остальными городами к западу. Техническим командующим главного железнодорожного вокзала стал ассистент Политехнической школы во Львове Михаил Оркиш. Мастерские для самолетов организовал на Левандовке доктор Владислав Рубчинский, благодаря чему удалось отремонтировать несколько самолетов и сформировать из них эскадру для участия в боевых действиях и связи с Краковом и Варшавой. Рубчинским сотрудничали инженер Левицкий и доктор Владислав Коман-Флорианский, студенты Роман Каратницкий, Юрий Слебодзинский, Н. Станишевский и Тадеуш Вишневский. Подразделением радиосвязи (радиостанция на улице Хотинской) командовал будущий профессор Тадеуш Малярский, электротехническое подразделение «На Болотах» - доктор Вацлав Гюнтер, подразделение на складах «На Болотах» профессор Станислав Анчыц, подразделение по вооружению, артиллерии и автомобильному транспорту - доктор Александр Лютце-Бирк. Подразделением по саперским работам командовал инженер Мариан Жеребецкий, саперскими мастерскими - доктор Эдвард Сухарда, заместителем командира по мобилизации был доктор Степан Брыла, офицером связи с оборонительными войсками - инженер Фридерик Штауб (доцент, во время Второй мировой войны состоял в АК). Делегатом в Польском национальном комитете во Львове позже стал профессор и ректор Антоний Верещинский.

Список борцов за Львов из политехнической среды охватывает более трех сотен фамилий. Нужно было еще почти пять месяцев осады, с опасными атаками на город, чтобы отодвинуть прямую угрозу и дальнейшие боевые действия. Когда с помощью Голубой Армии генерала Юзефа Галлера из Франции и прочих польских подразделений удалось отодвинуть в июле 1919 года украинские войска за Збруч, в результате перемирия 1 сентября 1919 это позволило освободить от военной службы львовских студентов.

С трудом открылся учебный 1919-1920 год. Среди 1500 студентов - 30% являлись военными, освобожденными на четыре месяца. Скромная церемония открытия учебного года состоялась 16 октября 1919.

Несмотря на боевые действия и трудности в учебном году 1918-1919, коллегия профессоров и руководство Политехники действовали в доступной мере. Символическим разрывом с габсбургской империей стал демонтаж двуглавого черного орла и замена его белым орлом с короной на красном щите. Осталось на некоторое время только название - Политехническая школа, но приставку "цк" (цесарско-королевский), как знак зависимости от императора и короля, пришлось удалить. Лекции не проводились, но принималась академическая задолженность и проводились консультации по дипломным проектам. Учебное заведение передали в подчинении Министерства по вероисповеданиям и общественного образования. Был установлен контакт с Академией сельского хозяйства в Дублянах и Высшей лесной школой во Львове, чтобы запустить к 8 ноября 1919 года новый долгожданный факультет сельского хозяйства и лесоводства. 8 октября 1919 министерское распоряжение вводило во всех вузах, а соответственно, и во Львовской политехнике - уравнение прав женщин, которое появилось сперва на факультетах химии и архитектуры.

Период 1918-1920 отмечается значительным движением человеческих ресурсов. Ранее, по мере восстановления и полонизации Варшавской политехники, в нее перешли в 1915 году профессор архитектуры Оскар Сосновский, в 1916 - доцент Казимир Древновский на кафедру электротехники, доцент Зигмунт Вяйберг в 1917 на кафедру минералогии Львовского Университета, в 1918 - профессор гидротехнического строительства Карл Помяновский на кафедру Варшавской Политехники, в 1919 - профессор математики Здислав Крыгоский на кафедру математики в университете Познани, Альфред Денизот профессор общей механики - на кафедру физики Познаньского университета, профессор Веслав Хшановский на кафедру Варшавской Политехники, доцент инженер Богдан Стефановский на кафедру в Варшавской политехнике, в 1920 - профессор машин для химической промышленности Витольд Броневский - на кафедру при Политехнике Варшавской, доцент по железо-бетонным конструкциям — Марцелий Марциховский на кафедру инженерии Главной Лесной Школы Сельского хозяйства в Варшаве.

Однако, международная обстановка постепенно осложняется в учебном году 1919-20. В связи с угрозой со стороны московских большевиков, сократилось число академических отпусков, а с апреля 1920 года их отозвали для всех офицеров.

Угрозы польскому государству существовали также и с других сторон. В апреле 1920 состоялось вече в Политехнике, на котором приняли общее участие в Силезском восстании. Председательницей силезского комитета выбрали жену Игнация Мосцицкого — Михалину Мосцицкую, командиром Силезских дружин Бронислава Ковальского. Сформировались три группы. Первую повел в Силезию 22 июня 1920 президент братской помощи - Ян Навроцкий.

Для находящегося под угрозой исчезновения со всех сторон государства 1920 год не являлся мирным. С конца апреля всех студентов призвали к оружию, премьер-министр Винцентий Витос призвал всех боеспособных вступать в армию, в том числе в Малопольскую Добровольческую армию. Критическим выдался август 1920, когда северный фронт под командованием Тухачевского подошел под Варшаву, с окружающим маневром на Плоцк и Влоцлавек. На Южном фронте городу Львов угрожала Первая Конная армии Семена Буденного и ее первые гвардейцы (7 дивизия) добрались через Глиняны почти под Львов. В неравном бою, 17 августа 1920, под Задворьем пали триста добровольцев, в том числе 19 студентов Политехники, но сам Львов защитился благодаря сильной артиллерии. Победными боями генералов Йозефа Галлера, Владислава Сикорского на реками Висла и Вкра, а также контратаки с Вепра и Немана Начального Вождя Юзефа Пилсудского, завершились большевистские напастья. Соглашение о прекращении огня 18 октября 1920, затем Рижский мир 18 марта 1921, стабилизировали на двадцать лет состояние польского государства.

В этих боях за существование Польши опять погибло 49 студентов Львовской Политехники. Дальнейшие жертвы появились еще во время силезского восстания, проведении плебисцита в Ораве, Спише и в Силезии. Уже в 1919 появились идеи о мемориале павшим в обороне Львова и других сражениях. После определения имен, 5 июня 1924 в вестибюле сходовой клетки Политехники открыли памятную таблицу с именами погибших в 1918-1921 годах студентов Политехники. Таблицу спроектировал студент архитектуры Збигнев Жепецкий, пользуясь подсказками доцента по моделированию, скульптора Яна Нальборчика.

Львовская Политехника

22 ноября 1925 перед Главным зданием со стороны улицы Захариевича открыли памятник "Орлятам". Выполнение таблицы и памятника профинансировали профессора Политехники и ректорат. Для павших при обороне Львова и умерших позже ее участников в части Лычаковского кладбища устроено кладбище польских защитников Львова, который спроектировал ассистент архитектуры Рудольф Индрух. Мемориальная доска и памятник сегодня не существуют, кладбище было разрушено после Второй мировой войны, удаление следов польской истории Львова проводилось сознательно и безжалостно. Период 1918-1939 имел в истории города и Политехники особое значение. С 1772, Львов оставался без перерыва под австрийским владычеством, выражая свой польский характер. В возрожденном польском государстве Львов стал сразу одним из пяти основных центров научной и культурной, политической и экономической жизни. В этой ситуации росла также роль Технического университета, одного из трех технических вузов во всей стране, а в дополнение сему в многонациональной Второй Республике Политехника находилась в очень разнонациональном регионе, и поэтому, учитывая свой уровень, являлась привлекательной не только для своих граждан, но, как и прежде, для иностранцев.

В общем, историю учебного заведения следует начать с 10 января 1921, когда в актовом зале состоялась церемония открытия учебного 1920-1921 года, поскольку только тогда можно было проводить спокойно занятия в условиях политической стабилизации в стране и в восстановленном главном здании, после ликвидации функционирующего в нем тогда военного госпиталя. В зимнем семестре того же года среди 1867 студентов служило в армии 1506 человек, которых постепенно увольняли для учебы. Атмосфера переломных для Львова и Политехники лет 1918-1920 нашла соответствующее отражение в речи ректора Стефана Павлика. 1921 год принес в конце концов ряд существенных для политехнического университета изменений. Разработанный коллегией профессоров устав получил министерское одобрение 28 июня 1921, а в нем старое название поменялось - Львовская Политехника. В дополнение к уже утвержденным и организованным 18 кафедрам факультета сельского хозяйства и лесов, 30 июня 1921, открыли Общую кафедру, с целью обеспечить квалифицированных преподавателей для профессионально-технических училищ, промышленных или реальных, которые повсеместно открывались в то время.

21 октября 1921 открыли на короткое время военный факультет, который организовали профессора Максимилиан Матакевич и генерал Виктор Неселовский - заведующий кафедры. Уже в 1917 году пришла идея создания Военной Политехники, против чего одновременно выступили обе тогдашние политехники: Варшавская и Львовская. К этой концепции, однако, вернулись во Львове под влеянием военных лет 1918-1920. Армия освободила казармы на улице Яблоновских для студентов, поспешно были организованы профессиональные фонды и библиотеки. Однако Министерство обороны приказало 3 июня 1922 ликвидировать факультет, что и наступило 1 августа 1922 года, фонды и библиотека были переданы в Главную артиллерийскую инженерную школу в Варшаве. 37 первых студентов, не теряя года, должны были перейти на любой желаемый гражданский факультет в Политехниках Львова и Варшавы.

Саму идею ввести военную тематику во Львовской Политехнике, однако, не была полностью заброшена. Ее учитывали в деятельности отдельных кафедр и факультетов, например: на факультете Водной и Сухопутной Инженерии с 1927 года несколько курсов аэрофотосъемки для офицеров определенных авиационных департаментов Министерства по Военным Делам, которыми руководил профессор Каспер Вяйгль. Он также организовал позже фотооптические курсы для офицеров военной авиации. Когда в средние школы ввели отдельные классы по военной подготовке (со стрельбой по мишеням и обязательным ежемесячным военным лагерем во время отпусков включительно), в 1930 родилась идея Технической Лиги с соответственным уровнем преподавания и правом представлять Школам Подхорунжих Резерва звания подхорунжего резерва во время учебы и некоторые льготы во время прохождения обязательной военной службы. Лекции, занятия и лагеря должны были проводиться во время учебы в Политехнике. К этой идеи частично вернулись в 1937 году, когда в связи с приходом Гитлера к власти продолжали в рамках Академической Лиги военную подготовку со средних школ. Во Львовской Политехнике проводились лекции и занятия в течении учебного года, а также организовывались различные военные лагеря во время каникул (начиная от так называемых общественных, до постройки укреплений на государственных границах). На факультете машиностроения проводились лекции по оружию, боеприпасам, производстве танков, бронетехники, пушек, которые вели по разному подготовленные к этой деятельности кадровые офицеры. Основной военной подготовкой, однако, занимались выпускники вузов, в том числе Львовской Политехники.

Устав вуза от 1921, вводил кроме профессорской коллегии - Сенат учебного заведения. В 1922 принят закон о статусе инженера. В течении всего межвоенного периода в Политехнике совершенствовались внутренние правила для каждого факультета касательно занятий, даты зачетов, времени обучения, а когда общие рамки преддипломных и дипломных экзаменов требовали постоянного обновления, то их стандарты начал контролировать специальный персонал кафедр.

О значительном научном потенциале Львовской политехники и ее роль для государства и региона свидетельствовало отношение государственных и местных властей. По инициативе правительства Львова 19 ноября 1922 года Политехника получила Крест обороны Львова, вмонтированный во фронтон учебного заведения. 11 мая 1922 в актовом зале состоялась церемония вручения почетной степени Доктора Маршалу Франции и главнокомандующему союзных войск Антанты в Первой мировой войны - Фердинанду Фошу. Это мероприятие имело особенно торжественный характер. Все присутствующие выступили во фраках, у ворот Политехники Фоша поприветствовал ректор Юлиан Фабианский и проректор Максимилиан Губер. Они также в актовом зале выступили с соответственной речью. От имени студентов выступал в униформе Войска Польского капитан (на хорошем французском), бывший президент Братской Помощи - Ян Навроцкий, а когда маршал покидал здание, восторженные польские студенты выпрягли лошадей и потянули коляску канатами по улицам Сапеги и Коперника к Ратуше, где высокому гостю получили почетное гражданство Львова.

Признательность Политехнике выражали позже президенты: 5 сентября 1924 ее посещал президент Станислав Войцеховский, 2 июня 1926 - на следующий день после выборов - президент Игнатий Мосцицкий для того, чтобы попрощаться со Школой, где в течение 14 лет вел научную работу. 11 ноября 1936 Президент Игнатий Мосцицкий наградил Политехнику Рыцарским крестом ордена Востановленной Польши за ее вклад в укрепление государства в 1918-1921 годах и за научные достижения. Церемония передачи символов ордена ректору, Адольфу Йошту, состоялась в рыцарском зале Варшавского замка 13 февраля 1937. В то же время президент наградил профессоров политехники: Казимира Бартеля большой лентой ордена Восстановленной Польши Командорскими Крестами - Сигизмунда Цехановского, Яна Богуцкого, Люциана Грабовского, Каспера Вяйгля, Адама Маурицио, Максимилиана Туллие, Владислава Садловкого, Веслава Хшановского, Карла Помяновского, а посмертно Плацида Дзивинского, Тадеуша Годлевского, Бронислава Павлевского, Стефана Павлика, Карла Скибинского, Мечислава Ковалевского, Казимира Мичынского. Золотыми крестами за заслуги награждены профессора Максимилиан Матакьевич, Карл Вонторек, Карл Мальсбург, Максимилиан Губер, а также вышедший на пенсию секретарь учебного заведения Ян Росинкевич. Сия церемония должна была напомнить общественности о роли Политехники во Львове для науки и страны. С точки зрения исторического момента это стало последним общегосударственным выражением признательности этой Высшей Школе.

Освобождение от большевиков разрешило с 1920 года продолжить развитие Политехники несмотря на финансовые трудности возрожденной Польше, а также несмотря на нестабильность во внутренней политике правительств. В 1924 году коллегия профессоров разработала проект развития учебного заведения в связи с потребностями государства и основных технических наук. Изначально реализации препятствовала послевоенная ситуация, необходимость укрепления валюты, затем мировой экономический кризис, конфликты в правящем лагере сената. Поэтому, к постепенной реализации можно было приступить только незадолго до Второй мировой войны.

Ситуация с помещениями Политехники являлась трагичной уже с 1920 года. Поэтому родился план строительства для прилегающей к Политехнике Четвертой государственной гимназии имени Яна Длугоша отдельного здания на приобретенном в 1925 году участке на улице Потоцкого 45, а здание той гимназии должно было перейти в распоряжение Львовской Политехники. Этот план не реализовался, поскольку в 1930 приняли решение построить там здание для единственной во Львове государственной женской гимназии имени Королевы Ядвиги, которая находилась в еще худшем положении. Переданное Политехнике в 1923 здание бывшей женской тюрьмы на Уейского №1 (бывший доминиканский монастырь превращенный австрийскими властями под тюрьму) требовало длительного ремонта, и только в 1928 могло использоваться для нужд некоторых кафедр факультета инженерии, химии, сельского и лесного хозяйства. А в 1938 над зданием бывшей администрации этой тюрьмы достроили еще один дополнительный этаж. Начатое перед Первой мировой строительства здание машинной лаборатории для нужд факультета машиностроения завершили (на улице Уейского 5) в 1927 году, но даже тогда этого не хватало. Напротив Четвертой гимназии на улице Никоровича №1 выросло в 1927-1934 современное здание главной библиотеки по проекту профессора Тадеуша Обминского. Библиотека уже тогда насчитывала 75,000 томов и являлась самой богатой технической библиотекой в Польше. В главном здании, в надстройке, устроили астрономическую обсерваторию. В 1928 году решили построить аэродинамическую лабораторию между главным корпусом и зданием Химии. Открытие состоялось 25 мая 1930.

В 1936 муниципалитет Львова подарил Политехнике восемь гектаров земли для развития комплекса зданий факультета машиностроения на улице Стрыйской, а семь гектаров на строительство комплекса зданий Химического факультета между улицами Потоцкого, Чвартаков и под Сточком. Быстрые решения были приняты касательно комплекса для Механического факультета, поскольку уже в 1927 в Политехнике планировали создание отдельного Электротехнического факультета.

В 1931 создали Общество по изучению машин и электротехники с профессором Эдвардом Гейслером во главе и начали сбор средств. Когда были переданы земельные участки на улице Стрыйской, в 1937 огласили архитектурный конкурс на строительство пяти зданий на 170,000 метров для механической опытной станции, станции технологии обработки металлов, авиационных исследований, факультета электротехники. В конкурсе победили Владимир Буць и Антоний Новотарский. Затраты на строительство выделили в сумме 6760000 злотых. Средства искали во всех технических сферах, промышленности, нескольких министерствах. Ввод первых двух зданий запланировали на 1 декабря 1939, а очередных на 1940 и 1943. 26 ноября 1938 посвятили угольный камень и стены двух начатых уже в июне павильонов для технологии и обработки металлов, а также механической опытной станции. Освящение провел архиепископ Римско-католической Церкви Болеслав Твардовский. На церемонии принимали участие и выступали Львовский воевода Альфред Билык, президент города Львов Станислав Островский, от имени президента Мосцицкого — генерал Леон Бербецкий, а от имени Армии и Министерства военных дел — генерал Александр Литвинович — оба выпускники Политехники.

В 1938 в пользу расширения выступилилb самые высокие государственные чины. 27 апреля 1938 состоялась конференция в варшавском замке, с участием президента Мосцицкого и министра вероисповеданий и образования Войцеха Свентославского. Там решили предоставить Политехнике необходимую помощь, а также выделить для студентов факультета машиностроения больше стипендий, которых на всю Политехнику выделили недостаточно.

Заинтересованность делами аэронавтики выразилась через проект строительства кафедры строительства аэропортов на инженерном факультете, а также через сотрудничество Института Авиации и Мотоавиации с Техническим институтом авиации, как научно-исследовательским центром во Львовской политехнике и автономным филиалом того же таки Института Авиации. В связи с военной тематикой, решались не только проблемы аэропортов, воздушных трасс и противовоздушной обороны, но и теле-радио-технические, для которых на Факультете Электротехники создали отдельную теле-радиотехническую группу.

Наконец, 5 апреля 1939 военные власти предоставили дополнительный участок на Стрыйской, площадью 62240 метров, под павильоны исследования авиации. В 1937 в приспособленных помещениях бывшей школы авиамехаников в Скнилове открыли Лабораторию авиадвигателей для лабораторных работ студентов старших курсов авиации.

Межвоенный период все же, за исключением возможности для всестороннего развития в Политехники, отмечался внутренним и внешним напряжением. После первых лет организационной эйфории необходимо было учесть финансовые возможности государства. Началась проверка неукомплектованных кафедр, замена обычных кафедр на чрезвычайные, чрезвычайные на институты. Дало о себе знать соперничество между Политехниками Львова и Варшавы за финансовые средства и научные кадры.

Экономический кризис произошел в 1930 году. Не было никакой речи о развитии. В 1931-1934 отравлял атмосферу в вузе Януш Енджеевич - премьер-министр и министр образования, при поддержке доминирующего с 1930 санационного лагеря в Сейме и Сенате. До него, основы высшего образования определял Закон c июля 1920, предоставляющий широкое самоуправление, то есть автономию академическим школам. Только они имели право присуждать научную степень, выбирать университетские власти (ректоров, сенат, деканов) из коллегией профессоров, набирать кандидатов в профессора (назначаемых президентом через Министерство Вероисповеданий и Образования, при чем президент имел право возразить), также имели право присваивать степень доцента, которые входили вместе с профессорами с состав преподавательского коллектива. Ректор академической школы (в том числе Львовской Политехники), выдавал студентам разрешение создавать товарищества, проводить на территории учебного заведения встреч, без вмешательства со стороны полиции или административных государственных органов власти. Полиция без согласия ректора не имела права доступа в учебное заведение.

Министерство образования имело по отношению к академическим учебным заведениям узкое поле деятельности. Между тем Януш Енджеевич, стремясь ограничить гражданские свободы и права законами от 1932 года, ввел жесткий контроль над всеми проявлениями политической жизни. Создал возможность запрета на деятельность различных обществ, монополизировал деятельность проправительственных объединений. Закон о местном управлении от 1933 отодвинул молодежь от политической жизни путем повышения предельного возраста для активного права голоса до 24 лет, а пассивного - до 30 лет. Закон от марта 1933 года об академических школах значительно ограничил автономию учебных заведений, что вызвало их протест в 1932 в связи с "Брестским делом" и вынесения приговора видным политическим оппозиционерам, среди которых Винсент Витос, Владислав Керник, Казимир Багинский, Адам Прагер, Герман Либерман.

В связи с готовящимся законом об академических школах, общее собрание Львовской Политехники создало в 1932 году комиссию под председательством профессора Эдвина Хаусвальда, которая заняла по отношению к закону очень критическую позицию. Общую резолюцию по этому вопросу Львовская Политехника отправила в Министерство, а также во все академические школы Польской Республики. Благодаря стараниям и усилиям коллегии профессоров появилась важная и ценная работа "Львовская политехника, а также ее текущее состояние и потребности. Львов - 1932 год", где передана краткая история университета до 1918 года, более детально представляющая факультеты и кафедры до 1932 года.

С той книгой переплетается выпущенная в то же время другая, благодаря усилиям Братской Помощи Студентов Львовской Политехники - Альбом инженеров и техников в Польше (Львове — 1932) с множеством иллюстраций.

Кроме сокращенной истории учебного заведения и текущего списка преподавательского состава там описана история студенческих организаций ЛП, а также опубликована обильная часть, содержащая биографии выпускников.

К оппозиции к законам и ограничениям академических свобод присоединились студенты. Появились также этнические вопросы. Осенью 1930 два товарищества самопомощи — Общество украинских студентов «Основа» и «Взаимопомощь студентов евреев» отвергли на общих собраниях декларации лояльности к польскому государству, что - помимо неоднозначности таких резолюций - вызвали бурную реакцию большинства польских студентов Политехники во Львове. Стычки на этом фоне продолжались с разной интенсивностью несколько лет, привели к борьбе за количество учебных мест для евреев, а также к скамеечному гетто для них. Менее впечатляющими, но иногда с использованием оружия были стычки с украинцами.

В то же время студенты начинают борьбу с правительственными агентами в защиту своих собственных организаций в период 1930-1934, что привело к серьезным конфликтам во Львовской Политехнике. Но закон, тем не менее, был принял в Сейме 21 марта 1933 и вводился постепенно в силу. Не помогли ни приостановление занятий во всех университетах и студентские блокады главного корпуса Политехники 14-16 марта 1933 года в знак протеста против принятия законопроекта Сенатом учебного заведения. Приспособленность устава Политехники Львова к новому закону, а также послекризисная ситуация в стране вызвали, однако, болезненное сокращение числа ассистентов и служащих, закрытие многих кафедр, а также Общего факультета, угрозе закрытия Лесного факультета. За исполнением новой политики по отношению к академическим учебным заведениям следил и новый министр образования и вероисповедания Вацлав Енджеевич брат Януша. В 1935 году сенат Львовской Политехники прислал на утверждение новый устав учебного заведения. Смерть Юзефа Пилсудского привела к перегруппировке в правящем лагере в 1935 году. Новым и последним до 1939 года министром образования стал выдающийся физик и химик Войцех Свентославский, приверженец группы Игнация Мосцицкого, который постепенно смягчил суровость своих предшественников. Среди прочего Свентославский восстановил уже ликвидированный факультет лесового хозяйства.

Международная обстановка и желание получить симпатии студентов привели к сближению к ней "маршальской группы" в 1937 году, инициированной маршалом Эдвардом Рыдзем Смиглым своим участием традиционной встрече со студенческой корпорацией Аркония в Варшаве.

22 декабря 1937 Министр Военных Дел, генерал Тадеуш Касприцкий, издал указ о создании при университетах военных курсов в форме Академического легиона, с первого года обучения. Курсы охватывали в зимнем семестре шесть дневных и пять полудневный занятий в послеобеденное время, лекции каждые 10 дней, в течение летних каникул — месячное пребывания в лагере. Программа предусматривала тактическую военную подготовку до уровня командира взвода включительно. Попытки перетянуть хотя бы часть молодежи в "санационное движение" таким образом не дали больших результатов. Во Львове общее руководство Академического легиона всех университетов вел полковник Андрей Либих, командир 19-го пехотного полка. Прямым начальником был майор Ян Крыса. Дополнительная подготовка самых молодых когорт студентов и содержание их в состоянии военной полуготовности (униформы постоянно дома) оказалась полезной в 1939 году, когда с целью обороны Львова от немцев из них сформировали добровольческие подразделения, а позже для дальнейшей борьбе в составе АК.

Другим путем шла духовная мобилизация молодежи до Второй мировой войны. 24 мая 1936 студенты принимали активное участие в великой общенациональной поездке в Ясную Гору в Ченстохове, давая начало такого типа паломничества также и среди других социальных групп до 1939 года. Эти акции свидетельствовали о полном общественном сознании студентов касательно важности текущей ситуации и обязанностей перед лицом надвигающейся исторических изменений.

Условия, в которых пришлось работать Политехнике во Львове в межвоенный период, существенно отличались от австро-венгерских времен. Многие вещи решались на месте, в рамках автономии. Некоторые вопросы согласовывались с Министерством Образования. Это отмечалось во внутренней организации факультетов и кафедр, даже в их меняющейся терминологии. Из 43 кафедр и 44 доцентур в рамках четырех факультетов Политехнической школы во Львове в 1914 году, учебное заведение выросло до пяти факультетов и 71 кафедр в 1939 году (временно шесть факультетов и 74 кафедр). Уже в 1920 решили объединить функционирующие с 1908 факультеты гражданского строительства и гидротехники в факультет коммуникаций, с 1926 - факультет сухопутной и водной инженерии. Факультет машиностроения превратился в Механический, в 1919 открыт факультет сельского и лесного хозяйства, в 1921 году - Общий Факультет. В 1919 году факультет гражданского строительства был преобразован в архитектурный, факультет технической химии из кафедры химии.

В 1921 году структура Политехники состояла следующим образом: Факультет Коммуникаций имел дорожное, водное и геодезическое отделение. Архитектурный факультет - конструкционное и художественное отделения, Механический факультет - машинное, электротехническое и нефтяное отделения. Химический факультет - отделение промышленной химии и лабораторной, факультет сельского и лесового хозяйства - соответствующие профильные отделения - сельского и лесного хозяйств, Общий факультет не имел отдельных подразделений, но подобно другим - тематические группы.

В 1939 году перед войной, Строительный факультет продолжал состоять из трех отделений, с тем, чтобы учеба на отделениях водного и наземного строительства сократилась учеба с пяти до четерых с половиной года, отделение геодезии - с трех до четырех лет, учеба на Архитектурном факультете - без разделения на отделения, от которых отказались - четыре с половиной года, на Химическом факультете - без разделения на отделения - четыре года, на факультете сельского хозяйства и лесного хозяйства по четыре года на каждом отделении. На Механическом факультете теоретически по четыре года на каждом отделении. Таким образом, на отделении Машиностроения сравнивались пять тематических групп: авиационная, конструкторская, технологическая, железнодорожная и автомобильная (направления термическое и химическое). На электрическом отделении осталось две тематические группы: сильного тока и слабого тока (теле- и радиотехнические).

Количество профессоров увеличилось с 48 до 70 (в том числе 17 чрезвычайных), заместителей профессоров с одного в 1914 году до трех в 1939 году, доцентов с защищенной диссертацией с четырех в 1914 году до 18 в 1939 году, преподавателей с 43 до 86, доцентов с 18 до 46 (многие из-за отсутствия средств для защиты диссертации), старших ассистентов в 1939 году было 85, младших - 80, заместителей ассистентов -12, лекторов — 4. На 71 кафедр в 1939 году было 10 чрезвычайных, штатных доцентур было - 18.

Размышления об организационном развитии Политехники во Львове в межвоенный период нужно дополнить списком защищенных диссертаций и докторатов, свидетельствующих об академическом уровне учебного заведения. Следует предупредить о несоответствиях и ошибках, поскольку доступа к академическим архивам ни один из авторов не мог иметь, а в опубликованных в ежегодных программах или в профессиональной прессе отчеты имеют определенные пробелы.

В период 1920-1939 докторские диссертации на Политехнике защитили:

- в 1920 году по инженерии — Стефан Кауфман, а по физике Тадеуш Малярский, на Механическом факультете по общей электротехнике Станислав Фрызе,

- в 1921 по математики - Владимир Стожек, по инженерии Чеслав Клось,

- в 1922 по истории польской архитектуры Оскар Сосновский, по органической химии Леопольд Клисецкий, подтверждена защищенная в 1917 докторская степень по неорганической химии Валентина Доминика;

- в 1923 по электрохимии Людвик Василевский и Стефан Павликовский по химической технологии Феликс Поляк,

- в 1924 по инженерии по строительству мостов Станислав Бжозовский, по химической технологии Александр Тыховский,

- в 1926 по органической химии Аркадий Мусерович и Эдвин Плажек, по неорганической химии Здислав Томасик, по лесному грунтоведению Ян Томашевский, по инженерии Томас Клюц,

- в 1927 — Альфонс Хмельовец по инженерии,

- в 1928 — по лесопользованию Франц Кжысик, по органической химии - Здислав Родевальд, по химической технологии Рудольф Йошт, по неорганической химии — Владимир Бачинский, по инженерии Владимир Бужинский,

- в 1929 - по сельскохозяйственной технологии Стефан Земинский, по лесному хозяйству — Владислав Плонский, по лесной охране — Мариан Нунберг,

Профессор Политехники

- в 1930 - по общей механике Витольд Аулих, по лесоводству Казимир Сухецкий, по неорганической химии Владимир Требятовский, по химической технологии Казимир Ключицкий, по органической химии Богуслав Бобранский,

- в 1931 — по детальному животноводству Владислав Герман,

- в 1932 — по инженерии Эдмунд Вильчкевич, Мечислав Бессага, Михаил Мазур, по экономике сельского хозяйства Генрих Романовский, по лесоводству Казимир Пилат,

- в 1933 - по истории архитектуры Мариан Осинский, по органической химической технологий - Станислав Молинский, а по неорганической химической технологии Донат Лянгауер, по общей культивации Анатолий Листовский, по органической химии Генрих Кучинский, по защите леса Ян Карфинский,

- в 1934 — по машиностроению — Роберт Шевальский,

- в 1935 — по неорганической химии Богуслава Ежовска-Тшебятовска, по физической химии — Витольд Ромер, по кормлению животных — Иосиф Дубиский, по физиологии животных — Константин Войтулевский, по лесоводству Казимир Кузняр,

- в 1936 — по органической химии — Леонард Чапоровский, по начертательной геометрии — Эдуард Отто и Станислав Шершень, по технологии металлов Фредерик Штауб,

- в 1937 — по архитектуре — Феликс Марковский,

- в 1938 — по технологии органической химии - Франц Новотны, по технологии переработки нефти Владимир Киселев, по лесопользованию Мечислав Яничек, по лесоведению Тадеуш Герушинский, по архитектуре — Адам Мсцивуевский,

- в 1939 по нефтяной технологии Миколай Туркевич, по технологии в органической химии - Тадеуш Мазонский и Станислав Масьор, по агрохимии Григорий Кияк, по почвоведению - Богдан Добжанский, по лесной ботанике Станислав Батко.

В 1919-1938 в политехнике Львова принято около 80 дипломированных инженера или докторов по техническим наукам, в том числе 19 из Венской политехники, 14 из Праги, по шесть из Граца, Брно, четырех из Гданьска.

В межвоенный период научную степень получили в Политехнике во Львове следующие ученые: - в 1920 — Эдуард Сухарда по общей и аналитической химии, Адольф Йошт - по химической технологии в сельском хозяйстве,

- в 1922 - Вацлав Леснянский по органической химической технологии, Адам Максимович по высшей математике, Адам Курылло — по строительной механике,

- в 1923 — Януш Генрих Гурский — по общему ведению сельского хозяйства,

- в 1924 — Валериан Сведерский по семеноведению,

- в 1925 — Виктор Якуб по неорганической химии, Ромуальд Рослонский по водному строительству,

- в 1926 — Станислав Бжозовский по строительству мостов, Тадеуш Малярский по экспериментальной физике,

- в 1927 — Тадеуш Кучинский по неорганической химической технологии,

- в 1928 — Адам Розе по аграрной политике,

- в 1930 — Генрих Малярский по кормлению животных, Роман Борковский по особенностям ведения сельского хозяйства и растений, Эдвин Плажек по неорганической химии,

- в 1931 - Альфонс Хмельовец по статике,

- в 1933 — Аркадий Мусерович по агрохимии и почвоведению, Владимир Бужинский по механике сплошных сред, Владислав Никлиборц по теоретической механике, Болеслав Свентоховский по ведению сельского хозяйства и ростеневедению,

- в 1934 — Мариан Каменский - по минералогии и геологии, Антоний Шайна — по технологии нефти, Богуслав Бобранский — по органической химии, Владимир Тшебятовский по неорганической химии, Владислав Плонский — по лесовому хозяйству, Франц Кшысик по лесопользованию, - в 1936 - Эдмунд Вилькевич по геодезии, Франц Васильковский — по строительству из железа, Станислав Мазур по высшей математике,

- в 1937 - Станислав Охендушко по тепловедению, Станислав Беньковский по организации и управлению предприятиями, Владислав Герман по подробному животноводству, Александр Тыховский по технологии сельского хозяйства, Томас Клюц по строительной статистике, Вацлав Фониковский по экономике сельского хозяйства, Чеслав Канафойский по сельскохозяйственному машиностроению, Казимир Мичинский по растениеводству (передача диссертации из львовского университета).

- в 1938 — Иосиф Жачек по гидротехнике, Роберт Шевальский по теории и строительству машин, Генрих Романовский по экономике сельского хозяйства, Мариан Нунберг по охране лесов, Генрих Кучинский по органической химии,

- в 1939 - Станислав Шершень по начертательной геометрии, Фридрих Штауб по технологии металлов, Николай Туркевич по нефтяной технологии.

Значительно увеличилась посещаемость: с 670 в учебном году 1917-1918 до 3606 в период 1938-1939. Средний показатель за этот период был 2420 человек в год. Как по всему учебному заведению, так и на отдельных факультетах численность менялась в зависимости от периода, в том числе: из-за большого экономического кризиса 1930 годов. Ведущим на протяжении межвоенного периода являлся Механический факультет, самая низкая посещаемость которого составляла 383 человек (29% от общего количества), а самая высокая - 1348 (40,4% от общего числа), а в среднем 34,5%.

На втором месте находится факультет инженерии (от 302 - 18,1% до 837 - 33,6%) в среднем - 23,3% от общего числа, на третьем - факультет сельского и лесного хозяйства (от 296 — 12,6% до 626 - 26, 2%), то есть в среднем — 17,5%, на четвертом - Химический факультет (157 - 12,1%, до 530 — 16,9%)- в среднем 14,2%, на пятом — Архитектурный факультет (от 103 - 6,2% до 29 - 10,9%) в среднем - 8%.

Определение национальной принадлежности сталкивается в связи с произвольными данными в ежегодных докладах учебного заведения с большими трудностями. Полезной косвенно может быть религиозная статистика, временами - языковая принадлежность или гражданство. Предполагая, что исповедующие католическую или армяно-католическую религии являются поляками, следует утверждать, что они, безусловно, преобладали в Львовской Политехнике (от 90,6% до 67,2% от общего числа), в среднем - 78,3% для рассматриваемого периода. на втором месте находились исподующие иудаизм (от 192 до 402 в год, то есть - 9,1%-16,5%, в среднем для тех лет - 11,6%), на третьем - греко-католики, или украинцы (от 7 до 347, то есть - 6,3%), на четвертом - православные, то есть как поляки, белорусы, так и украинцы (от 15 до 106 в год, так что в среднем - 2,2%), на пятом протестанты: как евангелисты, так и кальвинисты - поляки, немцы, венгры и прочие (от 10 до 66 ежегодно - в среднем - 1,5%), прочие (от 1 до 9 ежегодно не превышали в среднем - 0,1%). Религиозный критерий, однако, является ненадежным. В 1922 году среди 2481 студентов идентифицировали себя как поляки - 2339 (в том числе 253 иудейского вероисповедания и 14 греко-католического), 50 - евреями, украинцами — 39, а 53 - чехами, венграми, болгарами, немцами, румынами, хорватами, московитами, словенцами, итальянцами, сербами.

В 1923 году среди 2560 студентов польское гражданство признало 2507 человек, болгарское - 22, румынское - 13, югославское- 7, чешское - 3, по одному - итальянское, венгерское, американское, четыре - советское.

В 1937 году, 2118 человек заявили об исповедании римско-католичества и признали польский родным языком - 2334 человек. На 310 лиц иудейского вероисповедания — на языке иврит разговаривало только 151 человек. На 42 протестантов — на немецком языке говорило только 17 человек. В общей сложности на 368 греко-католиков и православных (украинцев, белорусов и русских), родным польский язык признали 35 человек.

Хотя женщины могли уже учиться в Политехнике Львова с 1911, но фактически они появились в больших количествах с 1918 года (начиная с 31 и к 1939 году их число достигло 148 ежегодно), в основном на Общем, Архитектурном, Химическом и Лесо-Сельскохозяйственном факультетах. Региональное происхождение студентов можно представить только наугад: например, в 1934 году - 46,5% происходили из Львовского воеводства, 11% - из Краковского, 8,6% - из Станиславовского, 6,8% - из Тернопольского, 4,3% - из Келецкого, 4,2% - из Катовицкого, 4% - из Волынского, 3,2% - из Люблинского, 11,4% из других регионов или из-за рубежа. Кроме старых заграничных связей с учебным заведением на территории Польской Республики проводилась спонтанная регионализация между Варшавской политехникой, для Южной Польши главным оставался — Львов. Межвоенный период принес после изначально определенного либерализма - затруднения в приеме на учебу. Были введены вступительные экзамены по математике, физике и начертательной геометрии на Механическом факультете, химии - на Химическом, математики и польской природы на факультете сельского и лесного хозяйства. Высокий уровень лекций в учебном заведении и недостаточная синхронизация программ средних школ с политехническими вызвали необходимость подготовительных курсов для сдачи вступительных экзаменов. Эти курсы позволили отсеять наименее подготовленных кандидатов. От кандидатов на учебу требовалось обязательно пройти в разной степени и объеме профессиональной практики.

Во время учебы и после нее, к сдаче дипломного экзамена, обязательно нужно было пройти разного рода профессиональную практику, которая постоянно вызывала проблемы как для учебного заведения, так и для студентов. Когда, в 1932 году Политехника подала заявку в министерство образования на 1098 мест для студенческой практики для механического факультета, то получила только 172, в 1936 году на 1222 мест для всего учебного заведения - 729, в том числе для механического факультета - 402, в 1938 — на 1195 мест получила в общей сложности - 770, включая для механического факультета — 398. В 1936 году для химиков определили - 83, в 1938 году только 90 мест для практики, немного больше за инженерного факультета. Некоторые факультеты хлопотали о распределении мест для практики из других министерств, например Общественных работ или Коммуникаций для студентов инженерии, из Министерства сельского хозяйства для лесников и фермеров, кроме того в промышленных предприятиях. Эта практика частично оплачивалась, но не всегда выгодно для студентов.

Тем не менее, значительной части студентов самостоятельно пришлось искать пути в разных предприятиях с соответствующей и признаваемой учебным заведением практикой. Привлекательной для студентов являлась практика за границей, особенно наиболее привлекательной — двухмесячная, организованная Польским Академическим союзом — Лига Международного Сближения в 1931-1938. Эта практика была по взаимному обмену в разные страны и по разным дисциплинам. К сожалению, на Львовскую Политехнику пришлось их относительно немного: в 1934 году - 37 (29 механиков, в основном - электриков), в том числе 12 во Францию, 7 - в Чехословакию, 5 — в Австрию, по одному в Германию, Финляндию и Эстонию. В 1935 году Политехника получила из этого источника только 20, а в 1937 - всего 17 мест по обмену, в 1938 эту акцию упразднили. Этой программой пользовались также студенты инженерии: в 1934 году три места для практики было в Эстонии, по одному в Швеции и Югославии.

Скромным дополнением к иностранным контактам были поездки за границу, организованные научными кругами всех факультетов. Другой проблемой стал продолжающийся срок обучения, который значительно вырос по сравнению с периодом 1897-1918 лет и появилось в результате обнищания населения. Студенты набирались в основном из городов (76,8%) и сельской интеллигенции. В 1934 году - 72,5% училось благодаря финансовой помощи членов семьи. В 1937 году - 67,1% финансировались родственниками, а 20% зарабатывало репетиторством, рисунками, вспомогательными работами в различных учреждениях. Около 6% получало стипендии. К сожалению, стипендий было немного и они были маленькие: в 1934 на 456 заявлений было выделено только 146, но только 6 в полном объеме (1200 злотых в год). Обращались за помощью к промышленности, богатым спонсорам, техническим ассоциациям. Несмотря на эти трудности, эффективность учебы являлась высокой — в среднем для всего периода 9,94% законченного образования ежегодно по сравнению с текущим количеством студентов (от 14% на факультете сельского и лесного хозяйства, по 5,5% - на Общем факультете). В этом отношении Львовская Политехника превосходила Варшавскую. Эффективность обучения во Львовской политехнике, в то же время не отличалась от общеевропейский стандартов. Если предположить, что за 1877-1918 годы в Политехнической школе выдали 2013 инженерских дипломов, то в период 1918-1939 уже 4572. После 1939 года - только 341 (1939-1941 в соответствии с довоенной программой - 191, в том числе 121 на факультете сельского и лесного хозяйства, в 1941 - около 100 по пятилетней советской программе, во времена немецкой оккупации 1942-1944 - около 50), можно со всей правдоподобностью предположить, что в 1877-1944 годы Львовская Политехника выдала 6926 инженерных диплома, что могут указать только архивные исследования.

Львовской политехнике не дали отпраздновать свой столетний юбилей, поскольку он совпал во времени с немецкой оккупацией. Поэтому размышления об истории учебного заведения в межвоенный период стоит завершить подчеркиванием ее важности и вклада в науку и общественное развитие города. В период 1918-1939 в Львовской Политехнике предоставили степень почетного профессора (что требовало единогласия профессорской коллегии) профессорам:

Карлу Скибинскому в 1921,

Юрию Михальскому в 1921,

Плациду Дзивинскому в 1925,

Максимилиану Туллие в 1925,

Тадеушу Вишньовскому в 1925,

Игнацию Мосцицкому в 1926,

Тадеушу Фидлеру в 1929,

Карлу Мальсбургу в 1931,

Лаврентию Тайссейру в 1935,

Юлиану Фабианскому в 1936,

Эдвину Хаусвальду в 1939.

Также продолжали предоставлять почетные докторские степени.

В 1919 ее присвоено Варшавскому архитектору Иосифу Дзеконскому,

в 1921 профессору Львовской политехники на пенсии — Карлу Скибинскому,

в 1922 профессору Игнацию Мосцицкому,

в 1923 маршалу Франции, Англии и Польши Фердинанду Фошу,

в 1925 году:

- выдающемуся львовскому гидроинженеру за генеральный план регулирования Вислы — Роману Ингардену,

- историку техники Феликсу Кухаревскому,

- сенатору Андрею Кендзьору,

- профессору железных дорог в Варшаве - Александру Васютинскому,

- в 1929 году выходящему на пенсию профессору львовской Политехники - Тадеушу Фидлеру,

в 1930 году:

- профессору теоретической механики Варшавской политехники — Станиславу Белжецкому,

- выдающемуся строителю мостов и железных дорог в США Рудольфу Моджеецкому (Ральфу Модьескому),

- французскому профессору Высшей национальной школы мостов и дорог в Париже — Полю Сежурнэ,

в 1931 - шведскому генетику из Стокгольма — Нильсу Гансону,

в 1935 — профессору Казимиру Бартелю,

в 1936 - директору Главного управления по мерам и весам в Варшаве - Здиславу Раушеру,

в 1939 - Краковскому архитектору Тадеушу Стрыенскому.

Профессора Львовской Политехники участвовали в основании в 1920 и работе Академии технических наук: Станислав Анчыц - член-корреспондент с 1923,

Казимир Бартель - активный член с 1931,

Эмиль Братро - член-корреспондент с 1935,

Степан Брыла - активный член с 1935,

Людовик Эберман - член-корреспондент с 1932,

Тадеуш Годлевский - член-учредитель в 1920,

Мариан Гурский - активный член с 1935,

Люциан Грабовский - активный член с 1923,

Эдвин Хаусвальд - член-учредитель в 1920, вице-президент в 1936-1939,

Максимилиан Губер — член-основатель в 1920, президент 1928-1930,

Владимир Круковский - активный член с 1936,

Адам Курылло - член-корреспондент с 1935,

Артур Кунель - член-корреспондент с 1923,

Ян Лопушанский - член-корреспондент с 1923,

Карл Мальсбург - активный член с 1932,

Максимилиан Матакевич - член-корреспондент с 1923, президент в 1930-1933,

Игнатий Мосцицкий - член-учредитель в 1920,

Степан Нементовский - член-учредитель в 1920,

Станислав Пилат - член-корреспондент с 1932,

Чеслав Речинский - член-корреспондент с 1932,

Александр Ротерт - член-учредитель в 1920,

Мечислав Рыбчинский — член-корреспондент с 1923,

Ромуальд Рослонский - член-корреспондент с 1932,

Карл Скибинский - член-учредитель в 1920,

Гавриил Сокольницкий - член-корреспондент с 1932,

Эдуард Сухарда - член-корреспондент с 1932,

Виктор Синевский - член-учредитель в 1920,

Максимилиан Туллие - член-учредитель в 1920, вице-президент 1920-1923, президент в 1923-1928,

Карл Вонторек - член-корреспондент с 1932,

Каспер Вейгль - активный член с 1923,

Роман Виткевич - член-корреспондент с 1928.

Значительным был вклад учебного заведения в кадровом пополнении различных учебных заведений возрожденной Польши.

В Варшавскую политехнику перешли:

в 1915 — архитектор Оскар Сосновский,

в 1916 — электрик Казимир Древновский,

в 1918 — гидротехник Карл Помяновский,

в 1919 — механик Веслав Хшановский,

в 1920 — термодинамик Богдан Стефановский, металловед Витольд Броневский, технолог волокна Владислав Братковский,

в 1925 — химик Игнатий Мосцицкий,

в 1926 — механик Вацлав Суховяк,

в 1928 — механик Максимилиан Губер,

в 1934 — профессор строительства мостов Степан Брыла,

в 1929 — химик Казимир Клинг,

в 1937 — математик Владислав Никлиборц.

 

Во Львовский университет перешли:

в 1917 - минералог Сигизмунт Вяйберг,

в 1920 — химик Казимир Клинг,

в 1922 — адвокат Збигнев Паздро,

в 1937 — Владимир Тшебятовский, химик;

 

В Ягеллонский университет перешли:

в 1914 — экономист Антоний Костанецкий,

в 1924 - профессор сельскохозяйственного машиностроения — Тадеуш Гологорский,

в 1932 - химик Богдан Каменский.

В Познанский университет переехали:

в 1919 - математик Здислав Крыговский и физик Альфред Денизот,

в 1930 — химик — Юрий Сушко,

в 1937 — математик Владислав Орлич;

В университет Стефана Батория в 1928 сельскохозяйственный экономист Витольд Станевич.

В Главную Школу Сельского хозяйства в Варшаве перешли:

- в 1920 — конструктор по железобетонному строительству Марцелий Марциховский,

в 1923 — сельскохозяйственный химик — Мариан Гурский,

в 1937 - лесник и специалист по лесопользование Франц Кшысик.

Особенно стоит подчеркнуть роль профессоров Львовской Политехники в политической и общественной жизни Польской Руспублики. С 1 июня 1926 по 30 сентября 1939 должность Президента Республики выполнял бывший профессор учебного заведения - Игнатий Мосцицкий. Несколько раз премьер-министром работал Казимир Бартель: от 15 мая 1926 до 30 сентября 1926, с 17 июня 1928 до 13 апреля 1929, с 20 декабря 1929 по 17 марта 1930, вице-премьером от 2 мая 1926 до 9 января 1927, министром железных дорог от 13 декабря 1919 до 13 сентября 1921, министром связи — с 15 мая 1926 до 14 июня 1926, министром образования со 2 октября 1926 до 9 янвюня 1927. Юрий Михальский в период с 24 июля 1920 по 6 июня 1922 первоначально являлся министром госзакупок, затем министром финансов. Ян Лопушанский был от 31 июля 1922 до 15 декабря 1923 Министром общественных работ. Витольд Станевич являлся с 20 июня 1926 до 23 августа 1930 министром сельскохозяйственных реформ, Максимилиан Матакевич с 20 декабря 1929 по 23 августа 1930 года - министром общественных работ. Кроме практикующих профессоров, в деятельности правительства также принимали участие такие профессора, как Витольд Броневский как министр общественных работ, или ее выпускники, такие как Андрей Мораческий (премьер-министр, министра общественных работ), или Казимир Соснковский и Владислав Сикорский как министры военных дел, Сикорский также в роли премьер-министра (1922-1923), позже (1939-1943), премьер-министр и министр по военным делам в Правительстве в Изгнании.

В 1872-1939 должность выбранных ректоров учебного заведения выполняли 73 человек с 1933 года, в рамках реформ Енджеевича, на трехлетнюю каденцию (проректора - два года). Некоторых избрирали несколько раз, как указано в списке.

Учебный год - ректор - проректор

1872-1874 - Феликс Стшелецкий - Ян Непомуцен Франке

1874-1875 - Яна Непомуцен Франке - Феликс Стшелецкий

1875-1876 — Карл Машковский - Ян Непомуцен Франке

1876-1877 - Август Фройнд — Карл Машковский

1877-1878 — Юлиан Захаревич - Август Фройнд

1878-1879 - Владислав Зайончковский — Юлиан Захариевич

1879-1880 — Юлиан Недзведзкий - Владислав Зайончковский

1880-1881 - Ян Непомуцен Франке — Юлиан Недзведзкий

1881-1882 — Юлиан Захариевич - Ян Непомуцен Франке

1882-1883 - Август Фройнд — Юлиан Захариевич

1883-1884 - Юлий Быковский - Август Фройнд

1884-1885 — Юлиан Недзведзкий - Юлий Быковский

1885-1886 - Владислав Зайончковский — Юлиан Недзведзкий

1886-1887 - Богдан Марыняк - Владислав Зайончковский

1887-1888 — Юлиан Недзведзкий - Богдан Марыняк

1888-1889 - Доминик Зброжек (умер 1 июля 1889 года), на остальную часть срока избран Густав Бизанц — Юлиан Недзведзкий

1889-1890 - Август Фройнд - Густав Бизанц

1890-1891 — Ян Непомуцен Франке - Август Фройнд

1891-1892 — Карл Скибинский - Ян Непомуцен Франке

1892-1893 — Иосиф Рихтер — Карл Скибинский

1893-1894 — Плацид Дзивинский — Иосиф Рихтер

1894-1895 - Максимилиан Туллие — Плацид Дзивинский

1895-1896 - Бронислав Павлевский - Максимилиан Туллие

1896-1897 - Мечислав Лазарский - Бронислав Павлевский

1897-1898 - Роман Гостковский - Мечислав Лазарский

1898-1899 - Густав Бизанц - Роман Гостковский

1899/1900 — Иосиф Рихтер - Отставка в 1900, на остальную часть срока избран Стефан Нементовский - Густав Бизанц

1900/1901 - Стефан Нементовский - Густав Бизанц

1901/1902 - Роман Дзислевский - Стефан Нементовский

1902-1903 - Тадеуш Фидлер - Роман Дзислевский

1903-1904 - Станислав Кемпинский - Тадеуш Фидлер

1904-1905 - Леон Сырочынский - Станислав Кемпинский

1905-1906 - Северин Видт - Леон Сырочынский

1906-1907 - Эдгар Ковач - Северин Видт

1907-1908 - Виктор Сыневский - Эдгар Ковач

1908-1909 - Стефан Нементовский - Виктор Сыневский 1909-1910 - Бронислав Павлевский - Стефан Нементовский

1910-1911 - Максимилиан Туллие - Бронислав Павлевский

1911-1912 - Тадеуш Фидлер - Максимилиан Туллие

1912-1913 - Эдвин Хаусвальд - Тадеуш Фидлер

1913-1914 - Казимир Олеарский - Эдвин Хаусвальд

1914-1915 - Максимилиан Хубер — Казимир Олеарский

1915-1916 - Станислав Анчыца - Максимилиан Туллие

1916-1917 - Тадеуш Обминский - Станислав Анчыца

1917-1918 - Здислав Крыговский - Тадеуш Обминский

1918-1919 - Тадеуш Годлевский - Здислав Крыговский

1919-1920 - Максимилиан Матакевич - Тадеуш Годлевский

1920-1921 - Стефан Павлик - Максимилиан Матакевич

1921-1922 - Максимилиан Хубер - Стефан Павлик

1922-1923 — Юлиан Фабианский - Максимилиан Хубер

1923-1924 - Юлиан Фабианский - Максимилиан Хубер

1924-1925 — Карл Вонторек - Юлиан Фабианский

1925-1926 — Игнатий Мосцицкий (отставка в связи с переходом на Варшавскую политехнику), Ян Лопушанский — Карл Вонторек

1926-1927 - Отто Надольский - Ян Лопушанский

1927-1928 — Юлиан Токарский — Ян Лопушанский

1928-1929 — Казимир Зипсер - Юлиан Токарский

1929-1930 - Каспер Вайгель - Казимир Зипсер

1930-1931 — Казимир Бартель (ушел в отставку, чтобы работать в правительстве), Витольд Минкевич - Каспер Вайгель

1931-1932 — Гавриил Сокольницкий - Витольд Минкевич

1932-1933 — Казимир Зипсер - Гавриил Сокольницкий

1933-1935 - Отто Надольский - Эдвард Сухарда

1935-1936 - Отто Надольский — Сигизмунт Цехановский

1936-1937 - Адольф Йошт - Сигизмунт Цехановский

1937-1938 - Адольф Йошт (ушел в отставку по состоянию здоровья в мае 1938), Эдвард Сухарда - Сигизмунт Цехановский

1938-1939 - Эдвард Сухарда - Антоний Ломницкий

1939-1940 - Антоний Верещинский - Антоний Ломницкий (Оба выполняли свои функции до 15 октября 1939, вынуждены уйти в отставку советской властью.