1518 - Опишу ужасное судебное убийство, которое произошло в этом году. Некий вдовец армянин Ивашко имел служанку Софию латинского обряда. Появились то ли догадки, то ли доказательства, что между ними существует любовная связь, они жили вместе три года, и Ивашко, как сказано в приговоре, "осеменил ее" (cum ipsa prolificavit). Сие дошло до сведения совета, который возмутился не столько грехом, сколько тем, что он, являясь неверным (ибо таковыми считали русинов и армян), дерзнул проявить свою страсть к женщине христианке. Обоих приказали посадить в тюрьму и судить войтовским судом. Суд, рассмотрев свидетельства совета, признал дело, как таковое что "не терпит проволочек" (vehementis facti), а преступление как "святотатство" (Sacrilegium) и немедленно приговорил обоих к сожжению и без каких-либо сомнений приказали сжечь, как это отчетливо покажет проведенный приговор. Неверные армяне не поняли всей справедливости приговора городского суда, пожаловались на совет города и войта королю и, когда состоялось рассмотрение дела, осудили поведение львовских судей, и "по декрету короля Сигизмунда львовским чиновникам приказали много заплатить и потомкам сожженного и всей армянской общине "(alie o to muszieli dacz mulctam et Communitati armenorum et haeredibus combusti Consulas Leopolienses sati faciendo Decreto Regis Sigismundi). Декрет предписывал выплатить каждому армянскому мужу по двадцать грошей. Их было 48, а выплата состоялась 1519 года sabatho ante festum S. Priscae [15 января]. Поскольку в то время червонный золотой имел стоимость 40 грошей, то все эти возмещения, или исправления "(emenda alias besarunek [от немецкого" "Besserung" "улучшение]), как записал тот, кто описывал это событие, составило 24 червонные золотые. Неизвестно сколько получили наследники Ивашка. Армяне, хотя и получили этот "besseruneg" однако из-за благородной гордости Dominica ante Agnetis [16 января] вернули его консулам (кни-И, И 1076, С. 291 и 480).

 До самого конца прошлого XV века во Львове царило согласие и толерантное отношение среди различных признаний, то есть латинским, русским и армянским. В начале этого, то есть XVI века, между людьми уже начали постепенно появляться нетерпение, ненависть и презрение *, как видим из этой ужасной экзекуции и с тех распоряжение благочестивого и честного священника Яна Кровицького, о котором писалось в 1507 году, которым он ограничил пользование баней только для бедных римской веры, исключая все другие вероисповедания. Сей дух нетерпимости расцветал дальше все больше. Наблюдаются также строгость и варварство в определении наказания. В 1515 году сожгли крестьянина, заподозренного в намерении поджечь город, в этом году сожгли две жертвы достойной осуждения любви и, кто знает, может, и вполне невинные. Горящие кипы мы еще увидим не раз. Того же 1515 года казнили трех крестьян, чего нам не случалось встретить на протяжении целого XV века ...

36. Приговор городского суда таков: "Суд по делу преступления, произошедшего в среду после святой Маргариты года Божьего тысяча пятьсот девятнадцатого. Матеус Селес, пленипотент (уполномоченный) львовского консульского правительства, выдвинул против армянина Ивашка и христианки Софии обвинения, скрепленное с надлежащим свидетельством печатью господ советников, что сам будучи армянином, решился вступить в связь с христианкой, которой в течение трех лет был в сожительстве и она забеременела. Суд решил, с тех пор как от советников вышло это свидетельство, что сам Ивашко с Софией в течение трех лет имел сношения, и она от него забеременела. Вступив умышленно в связь с христианкой, как сам Ивашко, так и София достойны смерти за откровенное святотатство через сожжение на огне. Что утверждается. Для лучшей веры в этом деле приложена печать этого нынешнего львовского суда "(Indicium vehement is facti feria quarta post S. Margarethae [14 июля ] Anno Domini Millesimo Quingentessimo Decimo Octavo extitit celebration. Mathias Sicliess Plenipotens Officii Consulatus Leopo-liensis proponebat contra Iwaszko Armenian et Sophiam Christianam cum stiffitienti testimonio Sigillo D. Consilium munito, quia ipse existens Anncnus conimisceri ausus est cum Christiana, cum quo (i triennio usum optionis hehuit, et cum ipsa prolificavit. - Judicium decrevit, ex quo testimonium exivit a Consulalu, quod ipse Iwaszko cum Sophia a triennio habehat carnalem copulam et proiificaverunt secum, com-miscendo se praesumptuose Christianae, extunc tarn ipse Iwaszko quam Sophia morte digni sunt, et signanter oh causam Sacrilegii, igne cre-mari. Super quod solidatum est. In cujus rei fidem Sigillum Judicii ejusdem Leopoliensis praesentibus est apressum). После выполнения приговора на нем несколько позже написано: "Сожжение армянина с ляшкой во Львове, но за это львовским консулам пришлось много дать армянской общине и потомкам сожженного, выполняя декрет короля Сигизмунда. "(Spalenye Ormanina z Lachowke we Lwowie, alie o to musieli daз mulctam et Communitati Armenorum et haeredibus Combusti, Consules Leopol. satis faciendo Decreto Regis Sigismundi).