Солдаты красной армии развлекаются

Пассивное сопротивление и проявление гражданской борьбы.

Советская действительность вызвала негодование и отвращение. Новые порядки, введенные советскими оккупантами настраивали на сопротивление. Были различные их формы и проявления. Одно из наиболее распространенных мелких проявлений общественности по отношению к большевистским властям являлось широкое использование «слова «пан» в показной и громкой форме». Точно так же широко распространенным, как уже упоминалось, было использование бывшего польского времени, а не обязательного теперь московского. 

Отношение к захватчикам выражалось также со стороны других членов общества, в особенности жертв советского террора. Несмотря на растущую атмосферу страха, несмотря на прогрессирующий распад социальных связей, большая часть польского общества не оставалась равнодушной по отношению к нуждающимся. В первые месяцы оккупации ответственность за судьбу ближнего, который испытал несчастье, проявлялась в оказании поддержки беженцам, прибывшим во Львов. Особенную поддержку оказывали офицерам, которым угрожал арест и госпитализированным солдатам, выгнанным осенью 1939 года из ликвидированных лазаретов Львова. Им передавали гражданскую одежду, помогали делать новые удостоверения личности и добираться к родимым местам или в Румынию или Венгрию. Опекой старались окружить семьи погибших или пленных офицеров, избавленных от средств к существованию. В этой развитой во Львове акции участвовали старшеклассники средних школ.

Самым большим испытанием, перед которым стали граждане Львова, была акция помощи депортированным в апреле 1940 года в Казахстан. Жители Львова быстро отреагировали сразу после прибытия первых писем из мест ссылки.

К акции помощи включились, несмотря на разделение и взаимные конфликты, структуры польского подполья во Львове. К сосланным направляли в основном продовольственные посылки. В них находились продукты питания длительного хранения: мука, крупы, жиры, мясо, лук, сладости и одежду - нижнее белье, постельное белье, свечи, мыло...

Акция помощи вскоре приобрела такие масштабы, что вызвало резкую реакцию со стороны оккупационных властей. В августе 1940 года они ввели строгие ограничения на отправку посылок с едой. Под видом заботы о состоянии обеспечения города, было запрещено предоставлять коробки во Львове. Посылки принимались лишь в нескольких почтовых отделениях в отдаленных местностях в 200 километрах от Львова. Кроме того, количество почтовых отделений постепенно сократили. К концу советской оккупации в июне 1941 года посылки разрешалось передавать, среди прочих в Здолбунове и Годы-Турке возле Коломыи. Трудности, однако, не прекратили акции продовольственной помощи для сосланных. Создалась профессия «пачкарь» (или «фрахтер») - кто за оплату проезда и небольшую доплату (обычно 10 рублей) перевозили и отправляли посылки из отдаленных от Львова населенных пунктов. Как правило, они брали с собой от нескольких единиц до нескольких десятков пачек с посылками. Посылки не могли превышать указанного веса в 8 кг, а также должны быть тщательно упакованы - в деревянной или картонной коробке, завернутые в ткань и связанные шнурком. Одно только получение упаковочных материалов являлось большой проблемой. Серьезные проблемы вызвала транспортировка посылок по месту назначения. Иногда использовался попутный автотранспорт, но зачастую «пачкари» путешествовали по железной дороге. В поездах их поддавали особому железнодорожному и милицейскому контролю, которые требовали плату за дополнительный, сверх габаритный (свыше 20 кг) багаж. Случались и аресты людей, перевозивших посылки. Одна поездка занимала у «пачкаря» обычно два дня. Средства на покупку продуктов питания добывались по-разному. Собирались деньги среди частных лиц, львовские скауты старались заработать, выпекая сладости и продавая их на рынках Львова. На покупку еды выдавали деньги, уплаченные НКВД после аукциона движимого имущества из оставленного сосланными жилья.

Технически более простым способом помочь была отправка денег депортированным. Но, из-за высоких цен на продукты питания в глуби Советского Союза (включая Казахстан) более эффективной формой помощи, однако, оставались все же продуктовые посылки.

Эта спонтанная благотворительная акция не ограничивалась материальной помощью. Важным было также поддержание духа и надежды сосланных. Им присылали бумагу для корреспонденции, книги, и даже молитвенники, медальончики, иконки и четки. В письмах отправлялись ободрительными словами, информацией о событиях со всего мира, которая поднимала дух. В 1941 году случалось даже, что в Казахстан (Семипалатинск) достигали экземпляры подпольной львовской газеты «Борьба». Помощь со Львова помогла тысячам людей выжить в первый год «на бесчеловечной земли». Депортированные оценили усилия, сделанные во Львове.

Продовольственную помощь получали также заключенные, которых содержали в львовских тюрьмах.

В некоторых кругах инициировали акцию дружественной самопомощи, которая должна была охватывать не только депортированных или репрессированных коллег по работе, но и людей уволенных со своих должностей должности и лишенных возможностей зарабатывать себе на жизнь. Особенно хорошо ее организовали университетские профессора. Работающие в университете преподаватели передавали 10% своих ежемесячных доходов для нуждающихся.

Противодействие оккупантами и его политике приобретало гораздо более эффектую форму. Местом, особо окруженным почитанием, было Кладбище защитников Львова. Уже в ноябре 1939 года там отдавали дань памяти тем, кто погиб в борьбе за независимость. Несмотря на растущую атмосферу страха 1 ноября 1940 года на могиле Неизвестного солдата прошла манифестация польской молодежи. Собравшаяся вечером толпа выкрикивала приветствия на честь «Независимой Польши, Франции, Англии, Президента Республики Рачкевича, генерала Сикорского, генерала Галлера». Собравшиеся также дважды спели национальный гимн...

После церемонии НКВД произвел аресты среди участников манифестации. Старались также чтить память солдат, погибших при обороне Львова в 1939 году, особенно убитых во время осады города Красной Армии 21 сентября 1939. На протяжении всего периода советской оккупации на отдельных могилах, в скверах и парках появлялись свежие цветы, а удаленные «неизвестными лицами» кресты и таблички всегда восстанавливались.

Экскурсии во Львове