Львовские монахи

1745 — То что дело города Львов с евреями не дошло до завершения, не вызывает сомнений. Но больше повезло русинам, которые боролись с поляками за равные права и занятия городских должностей. С 1714 года, когда их дело было передано в реляционный суд, они ежегодно должны были отправлять депутатов в Варшаву или в другое место, где находился двор. Они должны были следить, когда их дело должен был рассматривать король и сенат. На эти цели шли большие расходы - как на путешествия, так и на оплату юристов. Часто депутаты гонялись за двором по три - четыре месяца, или жили в Варшаве и ежегодно тратили по 3, 4 или 5 тысяч золотых; наконец, по прошествии 29 лет, это дело было решено в пользу Руси, и во Львов по королевскому поручению приехала комиссия объявила декрет и приказала осуществить выборы чиновников, при которых впервые с начала XVI века к консульскому правительству попали русины: Юрий Кока, Яков Русянович, Михаил Горошко и Михаил Лясковский к лаве, а семь других засели в коллегии 40 мужей. Русинов сравняли с польской нацией в правах, торговли и пропинации (торговли спиртным) (фасц. 219).

экскурсии по Львову

1747 - Село Скныливок, принадлежавшее госпиталю святого Лазаря, после смерти Мартина Кампиана переходило к разным семействам. Львов подал иск о его возвращении на Петра Купинского, и в этом году село вернули госпиталю (фасц. 195, N 61).

Львовские доминиканцы

1748 - Гебронский епископ и львовский суфраган Самуэль Гловинский основал коллегиум Пиаров для образования шляхетской молодежи, и это был последний мужской орден, основанный во Львове (фасц. 23). Под 1740 годом упоминалось о споре с босыми кармелитами. Эти отцы от своего появления во Львове имели склонность к конфликтам. Хотя город из-за любви к Богу неплохо обеспечил их, выделил им дом, отчасти бесплатно предоставило земли, на которых находятся их костел, монастырь и сад, а частично позволил купить, они всегда присваивали прилегающие к ним владения, из чего возникали споры между ними и городом. В конце в 1645 году для спокойствия за ними признано все их прежняя недвижимость, несмотря на то, как бы она не была получена, и это на некоторое время обеспечило спокойствие. Однако, когда в 1708 году за их монастырем возникли костел и монастырь капуцинов, набожный народ начал обходить кармелитов, которых до сих пор посещали, и все более часто переходили к капуцинам, что породило ненависть между орденами. Эта ненависть взорвалась внезапно. Кармелиты перекопали общественную дорогу, ведущую к капуцинам, преградили путь, преследовали капуцинов и разрушали их здания. В спор вмешался магистрат приказал восстановить движение на дороге, вместо этого кармелиты, выйдя за свои владения, хотели захватить весь участок между одним и вторым монастырями, устранить дороги и загородить все своим забором, чтобы никто не добрался до капуцинов, и в этом году приказали строить заборы. Магистрат призвал плотницкий цех и городских слуг с топорами, приказал подрезать столбы и свергнуть заборы, однако отцы, так же вооруженные топорами и другими инструментами, выскочили из монастыря и избили простых людей; началась схватка и беспорядки, в которой много плотников получили серьезные ранения, так что пришлось бить тревогу в колокола. С этого возникли новые жалобы и новые процессы, которые, за исключением издержек, шишек и ран участников схватки, не причинили городу Львов прочих убытков, поскольку он заступался за один орден перед другим, ведь иначе стянул бы на себя средства, наказания и проклятия (фасц. 136, N 45 и 47).