1566 - Часто случались королевские комиссии, частично по благородным делам, частично по прочим публичным. Комиссары определяли местом работы Львов и начинали свою деятельность в Ратуше. Совет терпел это довольно долго, но, опасаясь того, чтобы это не вошло в обычай и право, пожаловалась королю, который декретом feria 5 ante festum S.Bartholomaei [22 августа] в Люблине распорядился, чтобы в городской ратуше функционировала только городская юрисдикция, а не одна другая комиссарская или земская (фасц. 261 N 71).

В столицу въезжал новый архиепископ Станислав Сломовський, весь Львов с цехами и корпорациями вышел ему навстречу за ворота и провел его к Кафедре. Проповедь вел каноник Петр Скарга (?). После богослужения совет посетил его в полном составе и подарил серебряный позолоченный бокал стоимостью 54 злотых (кн. 1076, С. 515).

5 июля львовский староста и перемышльский кастелян Петр Бажий выезжал в посольство к императору в Милан и в Испанию, город Львов помог ему деньгами на дорогу (там же).

Какое-то судебное дело имели между собой мещане Христофор Фокс и Ян Долина. От приговора совета они апеллировали к королю, который что-то изменил в декрете магистрата; так же это изменение противоречило праву, магистрат вернул королю декрет со своим представлением. Ничуть этим не поражен, король отменил свое решение и исправил то, что противоречило праву (кн. 1076, С. 678).

В этом году впервые произошло событие, впоследствии повторявшееся еще чаще и привело к упадку города, стало причиной дорогостоящих судебных процессов и стало отрицательным примером. Мещанин Зебальд Ворцель, эмфитевтический (вечный) владелец двух хуторов, Замарстынова и Поречья, которые были под городским правом и на городской территории, который залез в долги, вопреки праву записал перед чужой Гродской юрисдикцией эти два села на имя шляхтича Иеронима Адама Сенявского, русскому воеводе, за сумму 5500 злотых и, таким образом, пустил шляхтича в городские владения. С того начались бесконечные процессы, которые должны были вести как город Львов, так и наследник Ворцеля купец Станислав Шембек, эти процессы привели к огромным расходам, а худшим было то последствие, что шляхта и вельможи, вместо того, чтобы иметь свои владения во Львовской земли, различными способами пытались приобретать недвижимость в городе, а приобретя ее, не желали выполнять повинности, связанные с этим владением, образуя свободные и независимые от городского права юрисдикции. Эти процессы зашли так далеко, что в XVIII веке в руках горожан осталась лишь треть территории. Поскольку же налоги, повинности и оборона города со временем свалились только на малое количество мещан, то это в конце концов привело к тому, что в XVIII веке, как мы увидим далее, когда к этому добавились еще войны и осады, несколько десятков домов стояли заброшенными (фасц. 74, N 12, 14, 18).

Дукат в том году имел стоимость 1 злотый и 22 деньги (кн. 1218).

1567 - Маляр Августин восстановил образ Девы Марии в большом алтаре в Кафедральном соборе, из городской кассы ему заплатили 8 злотых * (книга 1076, С. +515).

1568 - Новый консул - Валентин Вильчек.

Под этим годом не подано никаких событий. Записано только, что в то время во Львове было 18 каменных домов, владельцы которых имели право продавать сукно, всем остальным это было запрещено, так право было привязано к дому (кн. 1061, с 208).

На кол посадили женщину, которая лишилась ребенка, об этом написано, что впервые такое преступление произошло 20 лет назад, а это второе (кн. 1076, С. 518).

Обворовали Кафедральный костел (там же).